Конфликт вокруг «Тверьнефтепродукта» побудил депутатов обратиться в Генпрокуратуру

Конфликт вокруг «Тверьнефтепродукта» побудил депутатов обратиться в Генпрокуратуру

В Госдуме прошёл «круглый стол», посвящённый топливной безопасности России в период спецоперации. Правда, обсуждать на нём пришлось не действия враждебных стран, а необъяснимую позицию арбитражных судов. Весьма похоже, что с их помощью адвокат Рустам Курмаев отрабатывает в Тверской области технологию уничтожения сетей АЗС, которая затем может быть масштабирована на всю территорию страны. Поставить точку в этой истории помогут только правоохранительные органы и контроль на самом высоком уровне.
Началось всё в 2020 году, когда компания «Тверьнефтепродут» (на 100% принадлежит ПАО «Сургутнефтегаз») получила странный иск в рамках дела о банкротстве бывшего партнёра – ООО «Терминал Сервис». Партнёр, получается, был посредником между АЗС и покупателями, предоставляя последним топливные карты для приобретения бензина со скидкой. Это важный момент для понимания ситуации, оценка следующая: бензин поставлял «Тверьнефтепродукт», водители заправлялись на АЗС по топливным картам, стоимость бензина заранее оплачивалась через «Терминал Сервис». Сама эта компания бензин с целью перепродажи не покупала.
Сотрудничество между «Тверьнефтепродуктом» и «Терминал Сервисом» началось в 2014-м и прекратилось в 2018 году. Выручка от продажи топлива таким способом была отражена в бухгалтерской и налоговой отчётности продавца, отгрузка бензина – в многочисленных товарных накладных и актах сверки. Однако компания «Виакард» (инициатор банкротства «Терминал Сервиса»), решила доказать, что «Тверьнефтепродукт» якобы не поставил оплаченное топливо на 98 млн рублей и попыталась взыскать эту сумму.
Дальше началось совсем странное: сумма претензий «Виакард» к «Тверьнефтепродукту» увеличилась сначала до 200 млн рублей, а затем – до 28,4 млрд (!) рублей. При всём при этом именно «Виакард» был процессинговой компанией, которая вела учёт поставок топлива через «Терминал Сервис» и потеряла эти данные якобы из-за хакерской атаки «Терминал Сервис».
В этой долгой и запутанной истории много различных нюансов, о которых уже написали СМИ, в том числе «Российская газета». Мы же под впечатлением от «круглого стола» в Госдуме хотим рассказать не столько о её причинах, сколько о возможных последствиях для экономики и безопасности страны.
«Тверьнефтепродукт» управляет крупнейшей в регионе нефтебазой, куда топливо поступает с НПЗ в Киришах, а также сетью из 53 АЗС. Причём в трёх районах области с населением более 30 тыс. человек других заправочных сетей попросту нет. Если закрыть заправку в центре Твери, это всего лишь приведёт к увеличению очередей на других АЗС. Если закрыть заправку в отдалённом посёлке – до другой машина просто не доедет. Кроме того, как рассказал в Госдуме гендиректор «Тверьнефтепродукта» Рубен Латыпов, компания поставляет топливо для 27 районных больниц, станции скорой помощи, правоохранительных органов и общественного транспорта. Действия ООО «Виакард» могут привести к тому, что всё это попросту встанет. Из-за наложенных судом обеспечительных мер сбытовая компания в течение 10 месяцев не могла участвовать в новых конкурсах и тендерах, бросив все силы на выполнение своих обязательств по уже заключённым договорам.
Проскакивала информация, что 3 октября 2022 года конкурсный управляющий «Терминал Сервиса», в деле о банкротстве которого «Виакард» выступает кредитором, опубликовал на Федресурсе сообщение о намерении инициировать банкротство «Тверьнефтепродукта». Причина – всё тот же мнимый долг перед «Терминал Сервисом», который, повторим, был всего лишь посредником между заправками и конечными потребителями топлива. Никаких претензий от них (а это тысячи людей и организаций!), по словам участников экспертной сессии в Госдуме за четыре минувших года не поступало. Возможно ли такое, если поставки бензина по топливным картам «Терминал Сервиса» и правда не осуществлялись?
По мнению депутата Госдумы, зампреда комитета по экономической политике Михаила Делягина, в этой истории мы видим вопиющий пример того, что процедура банкротства применяется не для поддержания деловой активности, а для уничтожения чужого бизнеса. Законодатель уверен, что это вынуждает задавать вопросы о качестве работы российских судов и правоохранительной системы в целом.

«Я хочу зафиксировать, что эта история прежде всего не про топливо. Здесь, как в капле воды, проявились все пороки – поздно говорить о недостатках! – все пороки нашего корпоративного законодательства. Во-первых, у нас совершенно чудовищную форму принимает субсидиарная ответственность. Если кто-то в чём-то виноват, крайними оказываются не просто его учредители, а его партнёры. И на них распространяются репрессии в совершенно произвольном порядке», – заявил Михаил Делягин.

Депутат добавил, что аналогичные претензии в рамках банкротства «Терминал Сервиса» предъявлены ещё одному его бывшему партнёру – компании «Татнефть-АЗС-Запад». Дочерняя структура «Татнефти» управляет куда более крупной сетью – 530 заправок от Архангельска до Краснодара, она также поставляет топливо для социальных учреждений и общественного транспорта. «Это будет удар по Татарстану, который ещё не вполне оправился от краха «Татфондбанка», и нам ещё не хватало внутрифедеративных дополнительных напряжённостей, – заявил он в ходе экспертной сессии. – В связи с этим возникает вопрос: коллеги, а это точно мошенничество или это уже какой-то элемент политического терроризма?»
Депутат Госдумы Елена Драпеко также подчеркнула отсутствие жалоб со стороны клиентов АЗС. Представитель «Татнефть-АЗС-Запад» Полина Аксюта сообщила участникам «круглого стола», что в ответ на претензии конкурсного управляющего «Терминал Сервиса» компания предоставила в арбитражный суд фискальные чеки по 300 тыс. операций. Всего, по её словам, для участия в этих спорах были подготовлены документы на 2 млн листов, которые пришлось перевозить на 11 «Газелях». Однако, рассказала Аксютина, суд дал этим документам негативную характеристику: «нет следов замятий на чеках», «слишком яркая печать».
«Мы эти документы в течение нескольких лет формировали, сшивали, в папочки складывали, в архив отвозили, за их хранение платили, а нам пытаются сказать, что мы сейчас, к судебному заседанию, напечатали 300 тыс. чеков», – недоумевает представитель «Татнефть-АЗС-Запад».
«Абсурдная ситуация: жалоб нет, а поставки признаны недействительными! Это злоупотребление правом не только со стороны заявителя, но и со стороны тех представителей судебной власти, которые всерьёз принимают и рассматривают такие заявления», – отреагировал Михаил Делягин.
Елена Драпеко также призвала обратить внимание на то, что в условиях специальной военной операции топливные компании играют особую роль в обеспечении безопасности государства. «Как мы выяснили, наши нефтеобеспечивающие организации, такие как «Татнефть» и «Тверьнефтепродукт», они обязаны иметь мобилизационный ресурс топлива и на случай чрезвычайных ситуаций, и на случай ситуаций, связанных с обороной страны», – заявила она, а депутат Артём Кирьянов предположил, что проблемы с поставками топлива в Тверской области неизбежно скажутся на работе федеральной трассы «Москва – Петербург», а также на ситуации с грузоперевозками в соседних Новгородской, Московской и Ленинградской областях. В связи с этим депутат предложил коллегам подумать о введении моратория на банкротство российских компаний до завершения специальной военной операции.
«Мы с вами приняли огромное количество законов по инициативе и Государственной Думы, и по инициативе правительства, которые не позволяют бросать людей на произвол судьбы, даже если происходит уход какой-то компании из недружественной страны. Посмотрите, мы в ручном режиме, под ручным управлением, вместе с ключевыми нашими экономическими министерствами заботимся о том, чтобы не встало ни одно производство. Чтобы у нас в Ульяновске как делали машины, так и продолжали делать. Мы с вами огромное количество усилий тратим, чтобы удержать нашу налоговую базу, чтобы у нас не ухудшалось состояние тех людей, которые работают, чтобы они не теряли источники дохода. И тут вдруг возникает ситуация, в которой непонятно из-за чего риски такие возникают», – выразил недоумение Артём Кирьянов.
Он также поддержал идею представителя «Тверьнефтепродукта» Натальи Леонтьевой о фискализации терминалов для топливных карт, то есть автоматической передачи информации о транзакциях в налоговую службу, как это уже сделано с кассовыми аппаратами. «Владелец процессинговой системы, коим является «Виакард»… Я не хочу никого обсуждать и обвинять… Но получается: кто владеет терминалом, кто владеет этим вот программным продуктом, они могут любую информацию внести. У нас стоит терминал, но мы не можем с ним ничего делать, мы не владелец процессинга, он даже не интегрируется в систему отпуска нефтепродуктов на АЗС», – пояснила она.
Участники экспертной сессии в Госдуме пришли к выводу о необходимости привлечь к ситуации вокруг «Тверьнефтепродукта» внимание Генеральной прокуратуры. Также, считает Артём Кирьянов, законодателям стоит попросить Верховный суд проанализировать практику по подобным делам.
«Мы имеем все косвенные признаки (я боюсь, что и прямые тоже), что это мошенничество, что это рейдерский захват, что это экономический терроризм. Мы будем действовать исходя из этого. Должны расследовать те, кто хлопает глазами и отвечают: мы не видим здесь признаков нашей компетенции. Но мы их будем будить!» – заявил в конце дискуссии Михаил Делягин. Судя по уже прозвучавшим в прессе вопросам к деятельности владельцев компании «Виакард», ответы на них явно стоит дать правоохранительным органам. Тем более, что в ходе расследования уголовных дел по заявлениям «Тверьнефтепродукта» и «Татнефть-АЗС-Запад», которые явно не без оснований видят здесь попытку хищения миллиардов по предварительному сговору, по странному стечению обстоятельств таких ответов не прозвучало.
Интересы ООО «Виакард» в судебных процессах против нефтяников написали известная юрфирма «Рустам Курмаев и партнёры». Известна она в первую очередь громкими фамилиями своих клиентов, в числе которых была бывшая замглавы Минобороны Евгения Васильева, а также скандалом с якобы имевшей место утечкой данных. Если верить публикациям на профильных сайтах, речь может идти о попадании в открытый доступ 1 ТБ весьма чувствительной информации. Словом, фирма серьёзная, и прайс у адвокатов соответствующий. Правда, их клиент «Виакард» никогда не имел ни активов, ни выручки, сопоставимой с заявляемыми в суде миллиардными требованиями, а в штате компании числится всего один человек. Помимо «Виакард» адвокаты из бюро «Рустам Курмаев и партнёры» представляет в этих процессах интересы ещё одной фирмы – ООО «РКК Капитал», учредителем которой является Муся Курмаев – отец Рустама Курмаева.
В ходе круглого стола в Госдуме депутаты предположили, что вся эта схема задумана с тем, чтобы в случае банкротства «Тверьнефтепродукта» за бесценок выкупить его имущество и поставить под контроль местную сеть АЗС. При таком исходе топливное снабжение Тверской области способно оказаться в руках фирм-однодневок, установить конечных бенефициаров которых будет непросто. Дальше, предполагают депутаты, сеть заправок может быть и вовсе ликвидирована, а отработанная в Твери «технология» – тиражирована на другие регионы страны. Как-никак, претензии к сети АЗС «Татнефти» уже прозвучали. Кто следующий: «Газпром» или «Лукойл»? Сомнительная юридическая комбинация, которую сейчас пытаются разыграть в отдельно взятом субъекте выглядит серьёзной угрозой топливной безопасности страны и требует разбирательства на федеральном уровне.