Кому выгодна смерть замминистра здравоохранения Татарстана

Кому выгодна смерть замминистра здравоохранения Татарстана

Буквально за несколько часов это дело из разряда стандартных коррупционных скандалов перешло в разряд уголовных дел, вызывающих массу вопросов.

При загадочных обстоятельствах накануне допроса гибнет главный подозреваемый, которому не успели даже предъявить обвинение. И при этом за несколько дней до смерти этот подозреваемый во всеуслышание заявляет, что будет сотрудничать со следствием.

Тело Елены Шишмаревой, замминистра здравоохранения Татарстана, обнаружил ее сын. Ровно за неделю до этого сотрудники УБЭП при оперативной поддержке ФСБ провели обыски в ее доме и рабочем кабинете. Чиновницу заподозрили в мошенничестве на 5 миллионов рублей. В основу преступной схемы легли обязательно-принудительные курсы повышения квалификации, из-за которых медучреждения республики — в случае неотправки туда своих специалистов — могли лишиться значительной части финансирования, в том числе и на приобретение медикаментов. Несмотря на то, что вину в преступлении чиновница не признала, 3 февраля суд отправил ее под домашний арест. А 7-го она должна была явиться на допрос к следователю. Но не явилась. Не был доступен и ее мобильный телефон.

 

Елена Шишмарева

Обнаружили тело Елены Шишмаревой в бане загородного дома в поселке Столбищи, в котором она жила вдвоем с сыном. Восемь ножевых ранений в области шеи, перерезанная сонная артерия, окровавленный кухонный нож… Предварительная версия смерти — суицид. При этом никакой предсмертной записки. Только слова близких о том, что последнее время Елена Шишмарева находилась в подавленном состоянии, а за два дня до случившегося просила прощения у сына за «сложившуюся ситуацию». 

 Дом Елены Шишмаревой в поселке Столбищи, в котором и было обнаружено ее тело. Фото – Вечерняя Казань.

Сейчас по факту гибели высокопоставленной чиновницы следственный комитет проводит доследственную проверку. Версия насильственной смерти пока отвергается. Главный аргумент — в ходе обследования места происшествия следов других людей не обнаружено: следственная группа уверена — в момент самоубийства (это примерно 12–13 часов дня) Шишмарева находилась дома одна. Однако столь «неженский» способ ухода из жизни уже породил достаточно большое количество вопросов. Главный из которых — почему арестованная чиновница при наличии огромного количества безболезненных способов самоубийства для сведения с жизнью счетов выбрала именно нож? Знавшие ее в одни голос говорят — она была спокойным, уравновешенным, рассудительным человеком, и такая дикая смерть просто нехарактерна для ее темперамента. А больше похожа на замаскированное под суицид убийство.

По крайней мере, по словам родственников, общавшихся на месте преступления с криминалистами, даже при первоначальном осмотре имелось несколько сомнительных моментов в версии самоубийства. Один из таких — тело обнаружено у лавки в бане, а лужа крови — у полки, на расстоянии больше метра от тела. Нож, которым нанесены удары, также лежал в стороне от тела. Да и количество ударов (восемь!) на первый взгляд выглядит странным. Хотя эксперты утверждают, что в судебно-криминалистической практике имели место случаи подобных суицидов. Якобы после одного-двух ударов у самоубийц отключается чувство самосохранения, они перестают соображать и продолжают резать себя, пока не попадут в жизненно-важный орган или не истекут кровью.

Елена Шишмарева в суде. Фото — Бизнес Онлайн.

Хотя со стороны это объяснение выглядит слабой попыткой оправдать неправдоподобную ситуацию — ведь в противном случае придется признать, что под носом у следствия был убит человек, который, что называется, «слишком много знал». А то, что Елена Шишмарева много знала, ни у кого сомнений не вызывает. «Я являюсь самым заинтересованным лицом, чтобы объяснить следствию все мои действия и решения. Я готова сотрудничать», — так она заявила на суде по избранию меры пресечения. Сейчас говорят о том, что эпизод с мошенничеством с курсами повышения квалификации для следствия мог стать отправным по разматыванию целого клубка коррупционных дел в Министерстве здравоохранения Татарстана. А замминистра обладала полной информацией о всех финансовых потоках подконтрольного ей ведомства. И на первый план в этом свете выходит один вопрос — связана ли смерть Шишмаревой с тем, что следствие слишком сильно на нее давило в надежде получить эту информацию и показания на руководство, или же кому-то была невыгодна готовность Шишмаревой открыть следствию все карты. И только в зависимости от этого ответа можно будет говорить, имело место 7 февраля этого года в поселке Столбищи убийство или самоубийство.

Наша
справка

52-летняя Елена Шишмарева — экономист по образованию, в 1987 году окончила Казанский финансово-экономический институт и сразу начала работу на должности старшего бухгалтера централизованной бухгалтерии Республиканской клинической больницы, а в 1994 году стала главбухом РКБ. В 2003 году Шишмарева возглавила планово-экономическое управление ГУП «Таттехмедфарм», в 2005-м перешла на должность первого зама исполнительного директора по экономическим вопросам ГУ «Фонд обязательного медицинского страхования». В мае 2011 года была назначена замминистра здравоохранения Республики Татарстан. В министерстве курировала программу госгарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи и программу «Развитие здравоохранения Республики Татарстан до 2020 года». К числу ее заслуг в Минздраве относят повышение зарплат медработникам и участие в проекте «Дружелюбная поликлиника».

Схема мошенничества, стоившая Елене Шишмаревой сначала карьеры, а затем и жизни, выглядела следующим образом. По версии республиканского Следкома, в 2015–2017 годах на посту замглавы Минздрава чиновница, превышая свои полномочия и действуя из корыстных интересов, буквально заставляла руководителей подведомственных лечебно-профилактических учреждений заключать контракты с организацией «Прогресс» — направлять туда на курсы повышения квалификации своих бухгалтеров и экономистов и оплачивать их учебу в короткий срок. Выбор именно этой организации для оказания учебных услуг оказался неслучаен — фактически компанией руководила подруга замминистра Елена Фахрутдинова. За три года «по дружбе» было заключено 374 договора на 8 миллионов 721 тысячу рублей. В среднем оплата обучения только одного специалиста стоила медицинскому учреждению порядка 42 тысяч рублей (заведомо завышенная стоимость). Значительная часть этих средств (вероятная разница между реальной и завышенной стоимостью) — 5 миллионов 159 тысяч рублей — ушла, как полагают в Следкоме и УЭБиПК МВД по РТ, по фиктивным договорам уже на счета ИП Фахрутдиновой для дальнейшего обналичивания. При этом все счета Фахрутдиновой еще не выявлены.

Наша
справка

Елена Фахрутдинова, 46 лет. С 2007 года является индивидуальным предпринимателем, оказывает услуги в строительном бизнесе и посреднические услуги в институте повышения квалификации (ИПК) «Прогресс» — заключает договоры на оказание услуг по методическому обеспечению образовательного процесса. В научном сообществе больше известна как доктор экономических наук, профессор кафедры управления человеческими ресурсами Института управления, экономики и финансов Казанского федерального университета. Имеет дипломы экономиста и юриста, общий научно-педагогический стаж составляет 23 года.

Стоит отметить, что для Елены Фахрутдиновой эти курсы не были первым опытом госконтрактов с республиканским Минздравом. В 2016 году ее ИП выступало поставщиком республиканского бюро судмедэкспертизы. Тогда предоставлялись услуги по подготовке и проведению теоретических занятий для сотрудников по теме «Экономический анализ финансово-хозяйственной деятельности предприятия», а также по проведению теоретических и практических занятий для сотрудников бюро по особенностям ведения бухучета в государственных (муниципальных) учреждениях. Общая цена двух контрактов по результатам торгов составила 82,2 тысячи рублей и ни у кого вопросов тогда не вызвала. В отличие от ситуации с «Прогрессом».

 Подруга Елены Шишмаревой, предпринимательница Елена Фахрутдинова. Фото — Бизнес Онлайн.

Сами сотрудники и руководители учебной организации подтвердили — их изначально смущало, что объем обучения по линии Минздрава на их базе был слишком велик. Главные бухгалтеры должны были отучиться по 100 и более часов, простые бухгалтеры — по 80 часов.  С одной стороны, подобное повышение квалификации было необходимо — уже несколько лет в России действует федеральный стандарт для бухгалтеров и требование законодательства до 2020 года для всех работников этой профессии подтвердить квалификацию, а для их работодателей — оплатить обучение либо компенсировать соответствующие затраты работника. Но именно на это обучение люди шли, что называется, из-под палки. Нежелание повышать свои знания объяснялось просто — темы для обучения зачастую не имели никакого отношения к реальной работе — к примеру, у себя на рабочем месте сотрудники занимались расчетом по заработной плате, а лекции проводились по материальной части. Тем не менее дефицита «учеников» у образовательного центра АНО «Институт повышения квалификации «Прогресс» никогда не наблюдалось — интересы компании напрямую лоббировала Елена Шишмарева. Именно в ведении замминистра находилось составление бюджетов, выделяемых медучреждениям Татарстана. Пользуясь служебным положением, она очень быстро довела до руководства всех лечебно-профилактических учреждений республики причинно-следственную связь — кто хочет без проволочек получить ее подпись на документах на приобретение медикаментов и товарно-материальных ценностей, необходимых для работы больниц, и соответственно, последующее бюджетное финансирование, тот регулярно направляет своих бухгалтеров на платные курсы. Причем на условиях предоплаты. А кто не направляет, тот не получает ее подпись даже на выделение необходимого лимита лекарств. Таким образом, больницы республики были поставлены в в отставку отправлен ее непосредственный начальник, министр здравоохранения Татарстана Адель Вафин. Но впоследствии пресс-служба президента республики опровергла эту новость. Однако этому опровержению доверяют не все.  В середине января этого года подобная ситуация сложилась вокруг отставки министра экономики РТ Артема Здунова. Тогда сообщалось, что Здунов уедет работать в Дагестан премьер-министром. В пресс-службе Минэкономики изначально опровергали этот факт, но спустя почти три недели Здунов подал в отставку и занял пост премьера Дагестана.

Министр здравоохранения Татарстана Адель Вафин. Фото — Татаринформ.

Источники полагают, что эпизод с учебой бухгалтеров далеко не последний в деле татарстанского Минздрава. В конце прошлого года в ведомстве работали ревизоры Казанского кремля, прокуроры и опера УЭБиПК. О вскрытых конфликтах интересов и участии дружественных руководству министерства компаний в госзаказах публично пока не сообщалось. Но в январе этого года в СМИ просочилась информация об одном интересном тендере с единственным поставщиком. По госконтракту, подписанному с Приволжским федеральным университетом, он за более чем 10,14 миллиона рублей организовал образовательную стажировку для управленческих кадров республики по теме «Управление системой здравоохранения на примере Республики Сингапур». Заказчиком выступает «дочка» Минздрава республики — ГАОУ дополнительного профессионального образования «Институт развития образования РТ», а в числе участников стажировки прописано руководство Минздрава Татарстана. Основанием для подписания контракта стало соглашение сторон и распоряжение кабинета министров РТ от 12 января 2018 года. На официальном сайте ведомства и в базе НПА региона данный документ отсутствует. Из общей суммы контракта свыше 1,88 миллиона рублей было заложено на перелет в Сингапур и обратно для 19 участников делегации. Стоит добавить, что подобные высокооплачиваемые стажировки за счет бюджета для республики — норма. В сентябре 2017 года в Татарстане уже перенимали чужой опыт в сфере медицины. Минздрав РТ провел закупку на услуги по организации международной конференции «Мировой стандарт качества: от идеи до воплощения. Опыт Клиники Мэйо». На эти цели из бюджета региона было потрачено более 7 миллионов рублей.

В декабре 2017 года заместитель главы управления аппарата главы Республики Татарстан по вопросам антикоррупционной политики Иван Гущин заявлял, что Министерство здравоохранения является одним из самых коррумпированных в республике. Отдельные главврачи являются руководителями медорганизаций, создавая конфликт интересов, а сотрудники кадрового подразделения министерства «даже не удосуживаются провести соответствующую проверку». О коррупции среди врачей и медработников в 2017 году сообщили 45% татарстанцев, а 10,7% заявили, что за все необходимо «отблагодарить» медперсонал. А в конце января этого года в медицинской сфере Татарстана разразился еще один скандал — на пикеты вышли сотрудники республиканской скорой помощи в связи с массовыми хищениями в этой службе.

Траурная панихида. Фото — Бизнес Онлайн.

В связи со всем вышеперечисленным вновь возникает вопрос: какими именно интересующими следствие сведениями могла обладать погибшая Елена Шишмарева — человек, через которого шли все финансовые потоки республиканского Минздрава? 

И кому в конечном итоге оказалось выгодно, что она уже не даст никаких показаний?