«Калашников» выпустил очередь по «Айсбергу»

Бизнес

«Калашников» выпустил очередь по «Айсбергу»

Бывшие силовики отправили в СИЗО главу стройхолдинга и обанкротили его компанию.
03.06.2019

Двое экс-полицейских в службе безопасности втянули в криминал предпринимателя и лишили его бизнеса.  Показательная история, о том, как директора крупного строительного холдинга, вопреки позиции Владимира Путина — не арестовывать предпринимателей, подчиненные главы СКР Удмуртии Рустама Тугушева отправили в СИЗО. Следователи не захотели разбираться в налоговом преступлении и привлекать организаторов обнальной схемы с деньгами предприятия, повесив все на бизнесмена. В результате директор арестован, хотя готов возместить ущерб, а те, кто выводил деньги, остаются на свободе и  покушаются на активы компании. PASMI провел собственное расследование — читайте, как работают силовики в Удмуртии.

Рождение холдинга

Группа компаний «Айсберг» выросла из небольшой фирмы в столице Удмуртии Ижевске. В конце 90-х предприятие занималось теплоизоляцией трубопроводов. Затем стало изготавливать металлические конструкции, потом — строить заводы. В конце нулевых «Айсберг» возводил автосалон «Форд» в Ижевске и запускал завод Volkswagen в Калуге. Для этого проекта российские программисты обучались робототехнике в Германии. К 2010 году предприятие имело более миллиарда рублей выручки в год. В компании работали около 700 человек.

В 2010-м Алексей Усков стал единоличным собственником компании, около десятка лет отработав в холдинге, в том числе в качестве начальника участка. Ускову досталась строительная корпорация с богатым портфелем проектов. Строители выполняли заказы крупнейших предприятий Удмуртии: дочерней структуры ПАО «АВТОВАЗ» — завода ОАО «ИжАвто», где собирают автомобили LADA, нефтяной компании ОАО «Белкамнефть», в распоряжении которой остается полсотни месторождений на территории республики. В 2016 «Белкамнефть» была крупнейшим налогоплательщиком Удмуртии.

Роковой контракт

В 2017-м «Айсберг» начал строить заводские корпуса для концерна «Калашников» — крупнейшего в России производителя стрелкового оружия, где теперь, по словам строителей, изготавливают беспилотники.

Этот проект оказался для «Айсберга» роковым. Предполагалось строительство целой группы объектов, один из которых — конструкторско-технологический центр — завершить не удалось. В строительном холдинге утверждают, что «Калашников» просто перестал платить, вынудив компанию уйти с объекта. «Айсберг» потерял контракт на сотни миллионов рублей и подал на «Калашников» в суд, получив ответный иск. Строительной компании удалось отсудить у оружейного гиганта более 80 млн рублей, но денег этих холдинг не увидел. В марте 2018 года — через неделю после решения суда в пользу «Айсберга» — против директора компании возбудили уголовное дело. «Калашников» попросил суд приостановить выплаты до решения по этому делу.

Операция «обнал»

«Айсберг» заподозрили в уклонении от уплаты налогов на 80 млн рублей. По данным следствия, для этого была создана схема из десятка фирм-однодневок, которым перечислялись деньги взамен якобы оказанных услуг, а всю операцию организовал директор «Айсберга» Алексей Усков, не посвящая никого из коллег в свои планы.

Усков в суде признал вину в уклонении от уплаты налогов. Правда, по его словам, речь идет не о 80, а о 50 млн рублей. Бизнесмен согласился погасить эту задолженность после того, как Арбитражный суд, куда он обратился, определит окончательную сумму долга «Айсберга».

После признания Ускова следователи начали добиваться его ареста. По словам адвокатов предпринимателя, оперативники стали проводить выемки и обыски, было арестовано имущество компании «Айсберг» и родственников Ускова, путем угроз и шантажа работников его предприятия принуждали к даче показаний, необходимых для заключения бизнесмена под стражу.

Судя по всему, подходящие показания были найдены. Ускову сначала изменили меру пресечения с подписки о невыезде на домашний арест. Затем против него возбуждают новое дело — по статье 187 УК РФ (неправомерный оборот средств платежей) и отправляют в СИЗО. Адвокаты отмечают, что решение о заключении Ускова под стражу выглядит необоснованно жестким, особенно учитывая призыв президента России Владимира Путина к судам: не отправлять под арест предпринимателей по экономическим обвинениям.

Защитники Алексея Ускова уверены, что уголовное дело по статье 187 УК РФ было возбуждено исключительно для ареста. Вину в организации «обнала» предприниматель отрицает. По его словам, за обналичиванием средств предприятия стоят бухгалтер и бывшие сотрудники службы безопасности предприятия — Сергей Стеценко и Евгений Ложкин.

В материалах уголовного дела можно найти множество свидетельств, которые указывают на возможную причастность сотрудников службы безопасности «Айсберга» к схеме по выводу денег. Они были связаны с подставными лицами, на которых оформлялись фирмы-пустышки, затем через эти компании обналичивались деньги.

Коммерсанты в погонах

Бывшие полицейские Сергей Стеценко и Евгений Ложкин устроились работать в «Айсберг» в 2013 году. Они отвечали за безопасность предприятия. По данным источников PASMI, в нулевые оба служили в ОМВД по району «Игринский» в Ижевске — Стеценко был главой штаба. Ложкин позднее перешел в управление ФСКН Удмуртии. В 2012-м он был осужден на три года лишения свободы за взятку в виде ноутбука от наркоторговца.

О прошлом Стеценко после увольнения из полиции известно мало. В начале 2010-х он занялся сетевым маркетингом, торговал косметикой шведской компании «Орифлейм». Схему — находить как можно больше новых продажников, чтобы продвигаться по карьерной лестнице — Стеценко как человек системы освоил быстро. Он не только получил «звание» директора (средний доход — 25 тыс. рублей в месяц), но и разработал собственную программу роста в «Орифлэйм» — «систему 20 баллов». Выступая с лекциями, он рассказывал, что такое сетевой маркетинг, и как успешно продавать.

В «Айсберге» карьера Стеценко тоже удалась: через некоторое время он стал деловым партнером предприятия — руководил компанией ООО «Универсал-Строй», которая помогала холдингу строить физкультурно-оздоровительный комплекс «Спортивный квартал» в Ижевске. Фактически «Универсал-строй» была субподрядчиком «Айсберга». В 2015-2016 годах холдинг заплатил фирме за работы более 50 млн рублей. Но та не отразила это в своей декларации и не заплатила налоги. Таким образом, Стеценко как директора должны были судить по уклонению от уплаты НДС. Но этого не произошло.

Компанию «Универсал-Строй», которая фигурирует в уголовном деле, Стеценко решил продать. Для этого он нашел Михаила Кукушкина, стоящего на учете в психиатрической больнице, судимого и злоупотребляющего крепкими спиртными напитками. Мужчина, по его собственному признанию, с трудом закончил 9 классов.

Директор из психушки

Как вспоминает сам Кукушкин, летом 2016-го к нему подошел мужчина и предложил за пять тысяч рублей стать номинальным директором ООО «Универсал-Строй». Он согласился и отправился в нотариальную контору. Выйдя от нотариуса, Кукушкин из маргинала превратился в директора компании с контрактами на десятки миллионов рублей — понятно, формально. Позднее, на него оформили еще одну фирму — ООО «МегаТЭК». Ее какое-то время «поносила» на себе сестра бывшего полицейского Стеценко Елена, и тоже решила отдать Кукушкину.

Холдинг «Айсберг» неоднократно переводил на счет ООО «МегаТЭК» крупные суммы — якобы за какие-то услуги. На самом деле, деньги просто обналичивались. По свидетельству главного бухгалтера «Айсберга» Александры Габдуллиной, решения о переводах денег всегда принимал сам Алексей Усков, а обналичиванием средств занималась сестра Сергея Стеценко — Елена. Через несколько дней она привозила наличные в штаб-квартиру «Айсберга» и отдавала директору Алексею Ускову. За обналичивание полагалось вознаграждение 5-6% от общей суммы, остальным распоряжался Усков. Такая схема позволяла уйти от НДС и платить сотрудникам «серую» зарплату.

Сама Елена Стеценко уверяет, что от лица «МегаТЭК» никакой деятельности не вела. Всем управлял некий Евгений Мальцев, с которым она тогда работала. По словам самого Мальцева, они познакомились с Еленой и ее братом Сергеем Стеценко в 2015-м, и стали вместе открывать фирмы для обналичивания денежных средств. При этом с Алексеем Усковым он не знаком.

«Эти организации никакой хозяйственной деятельности не вели. Как правило, они оформлялись на подставных лиц — номинальных руководителей», — объяснял Мальцев во время допроса. Позднее был осужден Первомайским районным судом Ижевска за незаконный оборот средств.

Сергей Стеценко на допросе подтвердил, что знаком с Мальцевым, отметив, что тот занимал у него деньги. Именно Мальцев, по мнению Стеценко привлек в схему Ванягина И.А. — директора ООО «Даур», — еще одной компании, на счета которой приходили крупные «посылки» от «Айсберга».

Подставные лица в компаниях, участвовавших в схеме, постоянно менялись. Например, ООО «ХолдингЭнергоСтрой» (ХЭС) до налогового скандала было действующим предприятием со штатом 100 человек, а затем фирма стала использоваться для обналичивания средств. В разное время компанией формально руководили три человека. Сначала она была оформлена на прораба «Айсберга» Александра Тура.

В 2014-ом Елена Стеценко, которая тогда, как и ее брат, работала в «Орифлэйм», нашла среди своих коллег замену Туру: 23-летний Александр Пазырев согласился стать номинальным директором конторы за 20 тыс. рублей. «[Елена] сказала, что фирма повисит на мне какое-то время, а затем самостоятельно закроется из-за отсутствия деятельности», — приводятся слова Пазырева в материалах уголовного дела. Деньги за оформление фирмы Пазыреву, по его воспоминаниям, передавал сам Сергей Стеценко. О существовании директора «Айсберга» Алексея Ускова молодой номинальный директор не знал.

Став руководителем ООО ХЭС, парень пошел в армию, служил на Кавказе и об оформленной на него компании не вспоминал. Вернувшись с Кавказского хребта, Пазырев попросил снять с него юридический груз. Фирме нашли нового директора, а молодой человек стал следователем, сейчас работает в ижевском следственном управлении МВД.

Татьяна Бугреева, занимающаяся расследованием дела «Айсберга» даже хотела возбудить против Елены Стеценко и Александра Пазырева уголовное дело по части 1 статьи 173.1 УК РФ (незаконное образование юрлица), но потом не нашла состава преступления.

За подписью покойника

Фирмы-однодневки, позволяющие компании уходить от налогов, в конечном итоге сыграли с «Айсбергом» злую шутку. У предприятия появился долг в 85 млн рублей перед ООО «Маквелл», которое якобы помогало холдингу строить объекты для «Калашникова». «Маквелл» была зарегистрирована в 2010 году. С тех пор ее директором числится Сударкин Павел Борисович. Он умер 13 июня 2013 года, перед этим проведя три года на лечении в Мытищинской противотуберкулезной больнице.

Но документы, подписанные именем Сударкина продолжали появляться и в 2016-м. Ни имущества, ни транспортных средств у фирмы нет, отчетность не сдается. По адресу регистрации компании находится жилой дом. У этой мифической фирмы с воображаемым директором бывший полицейский Сергей Стеценко выкупил долг «Айсберга» за 40 млн рублей, чтобы самому вытребовать от холдинга деньги. Говорит — «хотел подзаработать».

Дебиторскую задолженность Стеценко, по его словам, выкупал наличными. Якобы он собрал собственные сбережения, а также занял денег, утрамбовал две сумки купюрами по одной и по пять тысяч рублей и поехал в Москву — «то ли на машине, то ли на поезде, то ли на самолете». Весь этот голливудский блокбастер он выложил следователю на допросе. В ответ получил вопрос: почему документы о передаче дебиторской задолженности подписаны умершем в 2013-м году Сударкиным? Внятного ответа не поступило.

С документом, подписанным мертвым человеком, в декабре 2017 года Сергей Стеценко отправился в суд, где подал иск о несостоятельности строительного холдинга «Айсберг». И суд этот иск принял, и начал банкротить предприятие, назначив конкурсным управляющим предложенного Стеценко человека — Реверчука О.В.

К иску о банкротстве «Айсберга» присоединились другие фирмы, в том числе ООО «Алюком-групп» (до 2017 года ООО «Алюком»), которое вместе с холдингом работало на объектах «Калашникова», устанавливая окна. «Алюком» — крупная фирма с оборотами в сотни миллионов рублей.

Именно после подачи иска и запуска процедуры банкротства начался постепенный развал строительной корпорации «Айсберг». Фактически, Стеценко подтолкнул компанию к гибели.

Бывший друг

Неизвестно, какие договоренности существовали между Усковым и Стеценко, какие неформальные полномочия были возложены на последнего, и когда Стеценко решил «сыграть» против своего начальника. Единственное, что удалось выяснить: в октябре 2018 года (к тому моменту Усков находится под подпиской о невыезде) между директором «Айсберга» и Стеценко произошел конфликт. После возбуждения уголовного дела против главы компании встал вопрос о перераспределении активов и о будущем предприятия. Стеценко потребовал сделать его владельцем ООО «Промавтотранс», то есть переоформить на него всю автотехнику.

«Это страховка, что ты не выгонишь меня, вдруг стану не нужен», — писал Стеценко Ускову в мессенджере и требовал заодно повысить ему и его подчиненному Ложкину зарплату. Стеценко получил отказ, и между ним и Усковым произошел конфликт, вспоминает во время допроса Игорь Беккель, на которого в итоге был переоформлен ООО «Промавтотрнас»: «Алексей был категорически против и понимал, что это приведет к полной остановке работы всей „группы компаний“ „Айсберг“, так как ООО „Промавтотранс“ оказывал транспортные услуги всем предприятиям „Айсберг“, от него напрямую зависела рентабельность строительного бизнеса».

По словам учредителя одной из дочерних компаний «Айсберга» — ООО «Металлоцентр» — и друга семьи Усковых Владимира Куценко, после отказа оформить «Промавтотранс» на Стеценко они с Усковым сильно разругались: «Усков и Стеценко кричали друг на друга». Куценко также заявил, что после этого Стеценко дал показания против Ускова и заявил о давлении, оказываемом на него и других свидетелей со стороны начальника. Именно после этого Ускову предъявляют новое обвинение — в незаконном обороте средств, его переводят под домашний арест, затем — в СИЗО. Часть активов компании оказываются под арестом.

Непонятно также, какую роль Стеценко сыграл в аресте Ускова. Но если верить супруге директора «Айсберга» Оксане Гатауллиной, первого адвоката после возбуждения уголовного дела своему начальнику предложил именно Стеценко. Речь идет о защитнике Станиславе Рогожкине. Он тоже прежде работал в органах — старшим оперуполномоченным ОРЧ N 2 по БЭП МВД Удмуртии. Позднее трудился начальником безопасности в ижевской строительной фирме ООО СК УДС.

Борьба за активы

Стеценко не на пустом месте решил потребовать передать ему ООО «Промавтотранс». Дело в том, что самые прибыльные активы предприятия были оформлены на друзей и коллег директора Алексея Ускова. Возможно, таким образом Усков пытался минимизировать экономические риски. После ареста предприниматель потребовал подчиненных передать имущество компании своим родственникам, но получил отказ.

В итоге весь транспорт предприятия перешел в собственность Беккелю — на него была переоформлена фирма ООО «Промавтотранс», на балансе которой около 180 единиц спецтехники: самосвалы, грузовики и несколько строительных кранов, в том числе грузоподъемностью до 100 тонн. Один день аренды такой машины стоит около 90 тыс. рублей, а продать ее можно за 40 млн рублей.

Построенные «Айсбергом» в Ижевске физкультурно-оздоровительные комплексы Усков переписал частично на свою мать, частично — на главного бухгалтера Александру Габдуллину и начальника юридического отдела «Айсберга» Ирину Корнилову. Позднее мать Ускова вывели из состава собственников. Теперь она пытается доказать свое право на владение спорткомплексами через суд. ФОКи оказались прибыльным активом, в особенности тот, что строился последним. ФОК открылся в апреле 2016 года. В месяц центр приносит около двух миллионов рублей прибыли.

Во владении семьи Ускова остались только цеха, в том числе бывший домостроительный комбинат и построенный в 1983 году ангар площадью 6,5 тысяч метров, в котором хранится вся автотехника компании. Стоимость цеха — 38,6 млн рублей. Эти сооружения находятся на балансе фирмы «Ника», оформленной на мать Ускова Алевтину Гавриловну.

Также семья Усковых пытается доказать свои права на трехэтажное здание, в котором размещено оборудование для сварки и резки металлов, но решительных действий предпринять пока не может. Дело в том, что документов на владение объектом нет ни у кого — его вообще нет на публичной кадастровой карте. Фактически, это незарегистрированный самострой, построенный «Айсбергом» для своих нужд.

Еще один объект спора — недостроенный спортивный центр в городе Сарапул, что находится юго-восточнее Ижевска. Этот ФОК был самым крупным, из тех, что доводилось строить «Айсбергу» — 6 тыс. кв.метров. В проект вложили более 200 млн рублей. Из этих денег 50 млн предприниматели брали в качестве кредита. Строительство велось по программе государственно-частного партнерства. Прокладыванием коммуникаций занимались городские власти.

После ареста Алексея Ускова, в декабре 2018-го стройка прекратилась. Для завершения работ не хватило 5-7 млн рублей, рассказывает супруга Ускова Оксана Гатауллина. По ее словам, здание было готово примерно на 95%, но так и осталось недостроем. Теперь бывшие коллеги Ускова якобы пытаются продать проблемное сооружение. По словам Гатауллиной, эту работу взял на себя тот же Сергей Стеценко, именно он предлагает местным бизнесменам перекупить здание. Но сделки пока не состоялось. Супруга Ускова надеется, что «когда Алексей выйдет, то все достроит».