Как затаившийся в Эмиратах концессионер утопил во дворце водных видов спорта миллиарды двух банков

Бизнес

Как затаившийся в Эмиратах концессионер утопил во дворце водных видов спорта миллиарды двух банков

Татфондбанк и «Рост банк» вложили в облигации «Тверской концессионной компании» 8,5 миллиардов рублей.
29.01.2020

В знаменитый саратовский долгострой вкладывают очередные сотни миллионов бюджетных рублей. Объявленный 27 января тендер с начальной ценой 374 млн руб. ждет подрядчика, способного продолжить строительство объекта. Как подсчитал «БВ», в общей сложности на проект за 7 лет было собрано и потрачено под 10 миллиардов, однако до подчи воды в бассейны все еще далеко.

ООО «Тверская концессионная компания» (ТКК), не состоявшийся застройщик Дворца водных видов спорта, развела областных чиновников как кроликов и пошла ко дну вместе со всеми миллиардами. Сгинувшие в ней средства банков, купившихся на щедрые обещания по облигациям, обнаружились только в виде дебиторской задолженности.

Они утонули

Процесс банкротства ТКК стартовал 17 августа 2017 года, спустя несколько дней, 23 августа компания допустила технический дефолт по своим облигациям. Инициатором банкротства фирмы, выпустившей ценные бумаги на 30 млрд рублей, стал ИП Дмитрий Назаров из Твери, которому компания не смогла заплатить 355 тысяч. Вскоре обнаружились кредиторы и посерьезнее. В первую очередь обанкротившийся «Татфондбанк» в лице АСВ, банку ТКК задолжала 4,5 млрд рублей.

В октябре 2018 года Тверская концессионная компания дошла до конкурсного производства. Сейчас рассмотрение дела продолжается, и в его материалах всплывает поразительная информация о том, куда ушли средства, предназначавшиеся для саратовского объекта. Как выяснилось, в ТКК деньги не задержались и лишнего дня.

Из данных по инвентаризации имущества должника, прошедшей в конце 2018 года, следует, что общий размер дебиторской задолженности тверских концессионеров составлял 4,1 млрд рублей. Из них 3,8 млрд приходились на обязательства некоего ООО «ИнтерСтар», еще 179,7 млн рублей было должно ООО «Мегаполис» и 43,2 млн рублей составляла  дебиторская задолженность конкурсного кредитора самой ТКК — «Татфондбанка».

Следы крупнейшего должника ТТК — московской фирмы «ИнтерСтар», обнаруживаются в годовом отчете Тверской концессионной компании за 2016 год. В нем четко написано, что как только ТКК в июле 2016 года зарегистрировала проспект облигаций на 30 млрд рублей и выпустила первую серию на 8,5 млрд, деньги сразу же растеклись по контрагентам.

Так, 23 августа 2016 года была заключена сделка с ООО «Концессионный центр», который занял у ТКК всего на месяц — до 23 сентября того же года, 6,4 млрд рублей по ставке 9%. С 10 сентября 2018 года эта фирма, с московской пропиской и кипрским офшором Тектум Трейдинг Лимитед в учредителях, числится ликвидированной. Средства, правда, к ТКК вернулись, в дебиторской задолженности юрлица, которому дали погонять миллиарды, уже нет.

«Татфондбанк» на свою беду 23 августа 2016 года купил у Тверской концессионой компании ее облигации на 2 млрд рублей. «Рост банку» повезло еще меньше, потому что он приобрел этих ценных бумаг аж на 6,4 млрд рублей. Еще на 20 млн облигаций приобретает  ООО «Смарт Секьюритиз», на миллион рублей —  ПАО «Банк Зенит» и на 500 тысяч — АО «Открытие брокер».

Фирма веников не вяжет. И дворцов не строит

Далее, 31 августа 2016 года ТКК совершает сделку века на 27 млрд рублей с ООО «ИнтерСтар»: с ничем не примечательной фирмой подписывается договор в рамках концессионного соглашения с Саратовской областью. «ИнтерСтар» должен был выступить в качестве заказчика-застройщика дворца водных видов спорта, на него ложилась и разработка документации, и само строительство. Средства застройщику должны были поступать поэтапно. Компания успела получить 3,8 млрд рублей, с ними и вошла в число должников.

Кого же собиралась ТКК представить нашему региону как застройщика? ООО «ИнтерСтар» было создано в Москве в 2007 году с уставным капиталом 2 млн рублей. Единственным учредителем фирмы, начиная с 21 июля 2016 года, выступает некая Алла Тарасова, более ранние сведения отсутствуют.

Основной вид деятельности компании — оптовая торговля лесоматериалами, стройматериалами и сантехникой. Дополнительных — целых 23, тут и производство изделий из бумаги и картона, и полиграфия, и оптовая торговля мебелью и коврами, деятельность по письменному и устному переводу и даже съемка кинофильмов. Нет среди всего этого богатого набора только одного — строительства. Не строил «ИнтерСтар» ни хижин, ни дворцов.

Финансовые результаты компании тоже не впечатляют. В 2012 году — 873 тысячи рублей, в 2014 — ноль, в 2015 — 83,1 млн. Далее информация отсутствует. Как ТКК рискнула такого контрагента объявить своим заказчиком-застройщиком и без колебаний отсчитала миллиарды, вопрос, пожалуй уже не к ней самой, а к правоохранительным органам.

В сентябре 2018 года фирма «ИнтерСтар» сменяет статус с действующей на ликвидируемую. В ноябре опять объявляет себя действующей. В июле 2019 года компания признается банкротом с открытием конкурсного производства.

Но возвратимся к раздаче миллиардов, которой в 2016 году так непринужденно занималась «Тверская концессионная компания».  В сентябре 2016 года ТКК проделала новый финансовый маневр, ссудив 4,2 млрд рублей под 12% годовых на год ООО «Тверское». Это еще одна дочка все того же кипрского офшора Тектум Трейдинг Лимитед, с 2018 года ликвидированная.

В сентябре 2016 года «Татфондбанк» покупает облигации еще на 1,4 млрд. В октябре ТКК заключает договор подряда на строительство забора вокруг стройплощадки с ООО «Сартранс-2000», забор обходится в 2,3 млн рублей. Аванс с исполнителя в размере 1,1 млн рублей конкурсный управляющий ТКК в январе прошлого года пытался взыскать через суд, но проиграл.

В декабре 2016 года следует еще одна крупная сделка по саратовскому дворцу, на этот раз с генподрядчиком ООО «Мегаполис», на 1,2 млрд рублей. Исполнитель должен был завершить и сдать объект в марте 2020 года. Деньги ему, согласно договору, должны были выплачиваться поэтапно, по мере выполнения работ. «Мегаполис» успел получить 179,7 млн рублей и с ними войти в число должников. Генподрядчик —  московская строительная компания, дочерняя структура ЗАО «Премьер-Холдинг». С июне 2019 года «Мегаполис» банкротят московские налоговики.

Конкурсный управляющий ТКК с «Мегаполисом» также судился. Причем, сам долг тверская компания в сентябре 2018 года, уже в ходе своего банкротства, успела переуступить московской фирме ООО «Бизнесхолд». В мае 2019 года московский арбитраж признал договор цессии недействительным.

«Где деньги, Зин?»

И так, картина получается замечательная. Саратовская область, подписав концессионное соглашение, доверила дворец водных видов спорта фирме, которая сходу пошла крутить деньги по кипрским офшорам, оказала не лучшую службу двум банкам, один из которых потерпел крах, а другой присоединился к проблемному «Трасту», и в конце-концов сама канула в небытие.

Интересен также брокер, с которым ТКК подписывала договор на обслуживание своих облигаций. Это не кто, иной как ООО «Алор+», один из учредителей саратовского регоператора по обращению с мусором — АО «Управление отходами».

Правда, компания в феврале 2019 года потребовала от ТКК предоставить обновленную информацию о клиентах, выгодоприобретателях и бенефициарных владельцах, а заодно — заполнить соглашение о прекращении брокерского обслуживания. Получив эти документы, «Алор+» намеревалось вернуть ТКК 59 тысяч рублей по договору на обслуживание. Но ТКК, точнее ее управляющий, предпочел истребовать эти деньги в судебном порядке.

И наконец, финальный аккорд данной драмы. Кто же стоял за ТКК в тот момент, когда компания обещала Саратову его бассейн взамен на право пристроить к нему римские бани со спа-салоном? Единственным учредителем тверской фирмы был тогда Сергей Леонов, с сентября 2016 года сменившийся зарегистрированным в ОАЭ FDD Investments Ltd. Но до него, в 2015 году, основным учредителем выступало АО «Ислэнд» — фирма, аффилированная с ООО УК «Прагма Капитал» (телефон этой компании в 2017 году красовался на сайте ТКК). Репутация у обоих юрлиц весьма неоднозначная. О том, как они засветились в истории с Дил-банком и пенсионными фондами «Благовест» и «Родник», в ноябре все того же памятного 2016 года рассказывал Forbes.

С чем же входит Саратов в 2020 год, когда дворец водных видов спорта должны были уже открыть? «Стройка века» ждет полумиллиардного транша из федерального центра, сдать объект обещают все-таки в конце нынешнего года. Про уплывшие миллиарды никто, кроме кредиторов, не вспоминает. И с саратовских чиновников, подписавших концессию с таким замечательным во всех отношениях партнером, никто не спрашивает, куда делась… ну хотя бы их бдительность, когда они соглашались на эту сделку. А что, и концессионеры сыты, и чиновники целы, и Татфондбанку с Рост-банком вечная память.