Как в Санкт-Петербурге коммуналки стремительно превращаются в квартиры-студии

Как в Санкт-Петербурге коммуналки стремительно превращаются в квартиры-студии

Санкт-Петербург со времен Ленинграда называют коммунальной столицей страны. В последние годы власти предприняли много усилий, чтобы их расселить, однако сейчас в историческом Питере бывшие коммуналки стали превращаться в квартиры-студии на продажу. Разразился скандал, в котором, редкий случай, потерпевшими стали и простые жильцы, и Смольный, и коммунальные службы, и владельцы хостелов. А кто выиграл-то?Все ведущие петербургские риелторские сайты сейчас рекламируют квартиры-студии «в самом центре культурной столицы на первых этажах всего от 2 миллионов рублей». Мы проверили-посмотрели, всё правда — студии по «коридорной системе», но со своим санузлом, в отличие от коммунальных комнат, из которых они «вылупились». Метраж совсем небольшой — от 12 до 18 метров, считая нежилые помещения, но поскольку высокие «старорежимные» потолки (4 метра) — есть возможность оборудовать спальню-«чердак». Вполне себе уютно. Казалось бы — вот оно грамотное, красивое и социальное решение «реновации» жутких питерских коммунальных квартир. Однако на деле возникли проблемы с устойчивостью домов, а они в большинстве своем памятники регионального или федерального значения, потому что были снесены отдельные несущие конструкции. Сносы оказались незаконными. Коммунальщики центральных районов буквально захлебнулись — туалетов стало намного больше, если по-простому говорить. Трубы не выдерживают напора человеческой жизнедеятельности. Жильцы верхних этажей, а у них, как правило, красивые элитные квартиры, оказались заложниками того, что внизу вместо коммуналок оказались другие «гетто», зачастую мини-бордели с «азиатской направленностью». И, как мы знаем, в России на федеральном законодательном уровне идет борьба с хостелами, которые как раз охотно осваивали коммуналки. Теперь они тоже избавляются от помещений, которые, внимание, уже переведены в нежилые. А студии в них продают! Но обо всем по порядку, как говорится.«Нехорошая квартира» в Доме Розенштейна и МироноваИмеется хрестоматийный пример, тем более касается громкого имени. В Петроградском районе есть знаменитый семиэтажный дом, где размещается театр имени Андрея Миронова (Каменноостровский проспект, 35, Дом Розенштейна). Невероятно, но в элитном здании до самого последнего времени были и коммуналки. Невероятно, но не для Питера. Теперь коммунальные комнаты переоборудованы в квартиры-студии, из-за чего дом-памятник пошел трещинами. Оказалось, произведена незаконная перепланировка на третьем этаже. В частности, снесены некоторые несущие стены, ну и так,по мелочи. Жалоба подана одним из жильцов в администрацию Петроградского района. Отметим, чиновники оперативно выехали на место и признали факт незаконной перепланировки. Некая компания «Smart Метры» произвела «ремонт» коммунальной квартиры №2 (255 кв.м.), разделив ее на 11 квартир-студий стоимостью около четырех миллионов рублей каждая. Представители этой фирмы не отрицают, что снесли несколько конструкций, но уверяют, что «они были ветхие». И показали соответствующий акт от специалистов Жилкомсервиса Петроградского района.Теперь в этом деле придется разбираться суду. Однако все студии уже проданы, еще бы, место в историческом центре города, а потому выселить новых жильцов и «вернуть всё, как было» весьма проблематично.Отметим пикантности ради, что «нехорошая квартира» №2 располагалась прямо над репетиционным залом театра им. Миронова. А по уверениям жильцов Дома Розенштейна, до недавнего времени там действовали, и активно, хостел и бордель. Возможно, в режиме коллаборационизма. Наверное, артистам пришлось всяких звуков наслушаться.Двухуровневая с унитазом — красотаЕсли посмотреть «Авито», становится понятно, что в Санкт-Петербурге ныне настоящий бум-спрос на студии, переделанные из коммунальных комнат. Цены начинаются от двух миллионов.Риэлтор Сергей Вадеев рассказал корреспонденту «Нашей версии» нюансы: «Важно, что предложения касаются центра города, престижных районов. Средняя цена — три миллиона, средний метраж 15 метров. На эти деньги можно купить только однушку в новостройках-муравейниках на границе города или уже в близкой Ленобласти. А студия, хоть и маленькая в центре — это и престижно, и удобно, ее также можно выгодно сдавать, а квартплата совсем смешная — около двух тысяч. Кроме того, сколько город тратит бюджетных средств на расселении страшных коммуналок, а тут фирмы все делают за чиновников. Но не только фирмы. Порой физическое лицо всё делает сам. Покупает человек большую коммунальную комнату с высоким потолком, она стоит до двух миллионов точно, а потом «вставляет» туда душевую кабину и унитаз, делает комнату двухуровневой со спаленкой наверху. Красота. И стоимость такого жилья резко возрастает».Корреспондент «Нашей версии» проверил: сейчас на рынке недвижимости северной столицы около шести сотен предложений о продаже и сдаче квартир-студий, а также есть контакты фирм, которые готовы начинять будущую студию санузлом и прочем. И вообще много предложений, как рационально использовать небольшие квадратные метры уже от дизайнеров.Из студии обратно в коммуналкуВажно отметить, что на данный рынок поступили не только коммунальные комнаты или целые коммунальные квартиры — еще и хостелы! Уже бывшие хостелы. Как известно, с 1 октября 2019 года вступил в силу закон о фактическом запрете хостелов, мини-гостиниц и апартаментов в многоквартирных жилых домах. Однако эти помещения можно перевести в нежилой фонд при согласии большинства жильцов дома. Как мы понимаем, добиться такого консенсуса сложно, если только изрядно не подмаслить. Многие хостелы в Санкт-Петербурге по-прежнему работают, но уже нелегально, всячески шифруясь, как бы «только для своих». Но выгоднее уже это помещение продать. И безопаснее. Вот и покупают их пассионарные фирмы, готовые быстро и агрессивно превратить эти места в студии под продажу физическим лицам.По данным ВЦИОМ, 70% опрошенных россиян считают, что хостелы создают проблемы остальным жильцам. А владельцы студий? Тоже еще как! К этому вопросу мы еще вернемся.А пока о некоторых бытовых и юридических нюансах, почему покупка студии может оказаться ловушкой. Показательный бытовой пример, который рассказывает один из жильцов: «В нашей студии был зашит мусоропровод, то есть его не видно, но он у нас в стене. При покупке нам сказали, что он уже не действующий. Оказалось — еще как действующий. Мы постоянно слышим, как мимо нас пролетает мусор, особенно гремят бутылки. Каждый раз вздрагиваем».Теперь показательный юридический пример. Главное, перепланировки в таких студиях были произведены незаконно, и город в лице своих районных администраций может их оспорить, такие случаи уже есть. А по закону ответственность в данном случае несет именно собственник мини-квартиры, а не фирма, которая навела «косметику». И собственнику, если будет соответствующее решение суда, придется обратно превращать свою отдельную студию в коммунальную комнату, вынося санузел, заделывая вытяжку за свой счет.Один из районных чиновников рассказал корреспонденту «Нашей версии»: «Из-за таких студий возникли огромные проблемы с коммунальным хозяйством центра Петербурга. Неожиданно многократно возросла нагрузка на канализацию, теплотрубы, потому что вдруг резко в домах прибавилось сантехники и батарей. Конечно, и электроприборов. Коммунальное хозяйство не выдерживает, крупные аварии случаются еженедельно. Поэтому точно и срочно надо разбираться с этими незаконными студиями».Владелец студии покупает лишь долю в коммуналкеКорреспондент «Нашей версии» задал несколько вопросов профильному чиновнику Смольного. Несмотря на анонимность, абонент отвечал максимально уклончиво:— Как так получилось, что правительство не в курсе масштабных преобразований коммуналок в студии прямо в центре города, в том числе рядом с самим Смольным? Неужели районные администрации не информировали об этом незаконном явлении?— Конечно, определенные сведения были, но явление имеет место быть совсем недавно, чуть больше года буквально. И переоборудование коммуналок происходило действительно стремительно. Районные администрации уведомляли, просто мы реагируем в юридическом поле, уважая права собственника. Нужны экспертизы и только после них возможны суды».— На примере Дома Розенштейна может показаться, что фирма, занимавшаяся «реновацией» квартиры №2, как-то сумела договориться с ЖКС, чтобы несущие перекрытия признали «ветхими»…— Этого мы не знаем, утверждать так нельзя, нужны факты, которые могут добыть только правоохранительные органы. Они начинают заниматься этой проблемой.— Можно ли утверждать, что покупая студию, владелец приобретает лишь долю в большой коммунальной квартире, потому что юридически она никак не меняла свой статус? Если да, не является ли это откровенным мошенничеством?— Совершенно верно, владелец студии приобрел лишь долю в общей площади коммунальной квартиры, которая не перестала быть такой, даже разбитой на студии. Мошенничество? Не буду комментировать.— Что конкретно сейчас предпринимают петербургские власти по этому вопросу, ведь в интернете полно предложений о покупке студий?— Пока не готов ответить на этот вопрос.Вместо пьяниц — проституткиТеперь обещанное — о том, как жильцы центровых домов относятся к новым замечательным соседям, которые заменили других, еще из коммуналок. Дело в том, что показалось — именно жильцы непростых домов первыми забили тревогу, подняли и раскрыли проблему, стали массово обращаться в различные госорганы. Казалось бы, жители коммуналок зачастую маргинальные люди — неужели новые жильцы, самостоятельно купившие квартиры, хуже?Корреспондент «Нашей версии» понял, почему хуже, прогулявшись по Литейному проспекту, по домах, где продаются студии. Несмотря на престижность, там еще полно коммуналок, цела и комната Иосифа Бродского. Так вот, коренные жильцы рассказывают: «Студии, как правило, располагаются на первых этажах. С их появлением стала хуже доходить вода до верхних этажей. Из-за появления большого количества новой сантехники, так объясняют специалисты. Порой дело — как в какой-нибудь хрущевке в 1990-е, к нам вода только тонкой струйкой».А еще жильцы отмечают: «В коммуналках разные, конечно, люди. И пьяницы, и громкие скандалы слышны были. Но у нас в доме теперь половина студий используются как бордели-притоны! Почасовая оплата, процесс идет сутками. Поверьте, в целом от пьяниц меньше шума, чем от проституток и их клиентов. Еще напрягает, так сказать, «азиатская» направленность этих публичных студий».Чтобы не ждать годИ последнее. Как рассказали покупатели студий, представители фирм, которые выкупили площади, говорят им: «Согласование перепланировки — вопрос решенный, но поймите, с бюрократами имеем дело, в России живем, процесс может занять до года. Но мы уже перепланировку сделали, поэтому ее точно подпишут. А если будете ждать этой подпись целый год, конечно, квартира за это время существенно подорожает, да она уже сейчас сразу уйдет».А своя отдельная, пусть и небольшая квартира в центре Санкт-Петербурга всего где-нибудь за три миллиона, действительно выглядит халявой. Вот люди и ведутся.Что касается фирм (основных три), которые так ловко занимаются на первый взгляд чуть ли не социальным бизнесом, на контакт с журналистами их представители почему-то категорически не идут. Будем наблюдать эту историю дальше: если правоохранители заинтересуются ею со всей неотвратимостью, то, возможно, наткнутся и на покровителей доходного предприятия. Потому что кто сделал потерпевшими как простых людей, так и Смольный, вроде понятно. Но неужели он действует без прикрытия?