Как в Пентагоне видели исход войны с СССР

Как в Пентагоне видели исход войны с СССР

Российский ядерный удар по Украине «почти наверняка» приведёт к «физическому ответу» со стороны НАТО и будет иметь «беспрецедентные последствия», заявил Reuters высокопоставленный представитель Североатлантического альянса. Очевидно, что в НАТО всерьёз рассматривают возможность ядерного конфликта с Москвой, имея на этот случай подготовленный план действий.
Впрочем, таковые у Пентагона существовали всегда, однако практически все они показывали, что к победе в полном смысле этого слова ядерный конфликт не приведёт.
К разработке планов войны против Советского Союза американские военные приступили уже в сентябре 1945 года, то есть практически сразу после окончания Второй мировой. В основу стратегии планировалось положить использование атомного оружия, только что продемонстрировавшего свою разрушительную мощь в Хиросиме и Нагасаки. Однако почти сразу же выяснилось, что подобный план хорошо выглядит только на бумаге. Во-первых, для нанесения Советскому Союзу моментального значительного ущерба требовались десятки ядерных зарядов, которых у США не имелось. Во-вторых, все расчёты показывали, что закалённая в боях Красная армия одной своей численностью сметёт любого противника. По расчётам американских аналитиков выходило, что для полной оккупации Европы, выхода к Ла-Маншу, а также захвата нефтяных ресурсов Ближнего Востока Советскому Союзу потребуется максимум две-три недели.
Спустя год, осенью 1946 года, в Белый дом был передан меморандум под названием «Американская политика в отношении Советского Союза». Среди прочего в нём говорилось: «Надо указать Советскому правительству, что мы располагаем достаточной мощью не только для отражения нападения, но и для быстрого сокрушения СССР в войне. Советский Союз не слишком уязвим, ибо его промышленность и естественные ресурсы широко рассредоточены, однако он уязвим для атомного, бактериологического оружия и дальних бомбардировщиков. Война против СССР будет «тотальной» в куда более страшном смысле, чем любая прежняя война, и поэтому должна вестись постоянная разработка как наступательных, так и оборонительных видов вооружения».
К тому времени Пентагон разработал новый план, получивший название «Пинчер». Согласно ему война между США и СССР должна была начаться в текущем или следующем году с предварительным периодом напряжённости не менее трёх месяцев. Все поводы для такого прогноза были налицо. С лета 1941 года Красная армия находилась в Иране, блокируя усиление немецкого влияния в регионе. Согласно договору она должна была покинуть иранскую территорию в течение шести месяцев после окончания вой­ны. Однако к этому времени геологи сообщили о больших запасах нефти на территории Северного Ирана. В результате при поддержке Москвы там быстро образовались две «народные» республики, а советские танки двинулись на Тегеран. Наступление остановилось только после того, как страны Запада жёстко поставили вопрос о политике СССР на Совбезе ООН. Спустя три месяца кризис продолжился в Турции. Советское правительство направило в Анкару ноту с требованием изменить режим судоходства в черноморских проливах и разрешить СССР создать там военную базу. Турция пожаловалась в Вашингтон. Учитывая то, что Москва держала в Румынии 600 тыс. солдат, а в Болгарии 235 тыс., в США сочли советское вторжение в Турцию почти неизбежным.
В связи с этим после начала конфликта предполагалось подвергнуть ядерной бомбардировке 20 наиболее промышленно развитых городов Советского Союза: Москву, Ленинград, Горький, Куйбышев, Свердловск, Новосибирск, Омск, Саратов, Казань, Баку, Ташкент, Челябинск, Нижний Тагил, Магнитогорск, Пермь, Тбилиси, Новокузнецк, Грозный, Иркутск и Ярославль. Однако этот план был таким же утопическим, как и предыдущий, отчего можно предположить, что готовили его, по-видимому, только для бюрократической отчётности. Так, сами авторы указывали, что многие намеченные для ядерного удара города находятся вне зоны досягаемости американских бомбардировщиков, в связи с чем требуется создание новых типов самолётов. При таком раскладе скорая война явно не гарантировала США победы.
Одновременно не лучшим образом проявила себя и разведка. Как пишет кандидат исторических наук Андрей Самохин, 31 октября 1946 года Центральная разведывательная группа Бюро исследований и оценок выпустила доклад «Советские возможности в разработке и производстве некоторых типов оружия и оборудования». В нём оценивались перспективы СССР в разработке и производстве атомных бомб, управляемых ракет, тяжёлых бомбардировщиков, истребителей, радаров и подводных лодок. Исходя из того, что за годы войны советская промышленность была сильно разрушена, а научные кадры утрачены, в ЦРУ сделали вывод: в течение ближайших 10 лет Москва не сможет вести перспективные разработки и наладить массовое производство новейших средств вооружения. «В период между 1950 и 1953 годами в СССР возможно доведение атомной бомбы до стадии производства. В соответствии с этим некоторое количество таких бомб может быть произведено и складировано к 1956 году», – утверждали составители доклада. Однако уже в 1949 году СССР провёл испытания собственной атомной бомбы, а к концу 1951 года их уже насчитывалось 29. Кроме того, в мае 1949 года на вооружение был принят тяжёлый бомбардировщик Ту-4, способный нести ядерное оружие, а в декабре 1951 года на боевое дежурство встал ракетный комплекс Р-1. Таким образом, прогнозы ЦРУ оказались полностью ошибочными.
Учтя предыдущие недочёты, в декабре 1949 года Комитет начальников штабов разработал новый план, получивший кодовое обозначение «Дропшот». В нём давался следующий прогноз: в связи с тем, что СССР стремится к мировому господству, война почти неизбежна. Ожидаемая дата её начала – 1 января 1957 года. Ближайшей целью советской экспансии станет Западная Европа. На стороне СССР помимо стран-сателлитов наверняка выступит Китай. В свою очередь, Югославия окажется нейтральной или даже будет сопротивляться Москве. Позиции США в Европе будут ослаблены тем, что Ирландия, Испания, Швейцария, Швеция, Греция и Турция не станут принимать участие в конфликте и скорее уступят оккупации любой из сторон, чем начнут активно сража­ться.
Одновременно в плане отмечалось, что СССР в силу особенностей управления сможет быстро провести мобилизацию и к моменту начала боевых действий будет иметь многочисленную армию, тогда как в странах НАТО мобилизация пройдёт вяло и медленно. Из-за этого есть риск, что план массированного наступления в Европе с целью окружения и уничтожения советских войск, а также дальнейшего наступления для принуждения СССР к капитуляции может оказаться сорван. В связи с этим, указывали авторы, будет необходимо активно применять атомное оружие. Всего на первом этапе войны предполагалось в течение 30 суток сбросить на Советский Союз 300 атомных и 200 тыс. тонн обычных бомб с целью ликвидации промышленности, органов управления, а также подавления воли к сопротивлению. Далее планировалось вторжение сухопутных сил, установление на территории СССР оккупационного режима и расчленение страны на оккупационные зоны с дислокацией американских войск в ключевых городах. В дальнейшем после успешного разгрома СССР ставилась задача захватить КНДР, Монголию, Китай и всю Юго-Восточную Азию.
Тем не менее и этот план вскоре показал свою несостоятельность. Как пишет доктор исторических наук Александр Орлов, для того чтобы убедиться в правильности представленных расчётов, власти США поручили группе военных высшего эшелона провести командно-штабные учения и оценить шансы выведения из строя девяти стратегических районов СССР: Москва – Ленинград, Урал, объекты Черноморского побережья, Кавказ, Архангельск, Ташкент, Алма-Ата, Байкал и Владивосток. Результаты оказались противоречивыми: хотя вероятность достижения целей составила 70%, ожидаемые потери участвовавших в воздушных атаках бомбардировщиков превысили 55%. Для сравнения: во время налёта на Нюрнберг в 1944 году США потеряли всего 20% самолётов, что стало антирекордом. На этом фоне потеря каждого второго самолёта выглядела провалом всей стратегии.
Кроме того, в ходе учений проявились и другие просчёты в планировании. Выяснилось, что первый атомный удар по Москве и Ленинграду возможен только на девятый день войны, отчего о внезапности и молниеносности удара говорить не приходилось. Также он не стал бы фатальным. По подсчётам, в результате применения 200 атомных бомб в СССР должны были погибнуть 2,71 млн человек, 4 млн – получить ранения, а у 28 млн «в огромной степени была бы осложнена жизнь». Тем не менее у СССР всё равно оставалось бы немало сил, чтобы перейти в наступление. Так, расчёты показывали, что американские базы на Британских островах будут полностью уничтожены советскими ядерными бомбардировками максимум в течение двух месяцев после начала войны. Получалось, что США, разрушив основные города СССР, затем теряли стратегическую инициативу и не могли продолжать боевые действия из-за недостаточного количества самолётов, баз, систем обеспечения и обслуживания. После чего Советская армия могла перейти в наступление и достичь Атлантического и Индийского океанов. Таким образом, разработанный в Пентагоне план войны приводил к утрате Европы, а также Ближнего и Дальнего Востока уже в первые месяцы противостояния, что делало атомную войну бессмысленным самоубийством.
Впрочем, военные были далеко не единственными, кто анализировал исход возможного ядерного конфликта между США и СССР. Особенно интересный пример такого прогноза представил суперпопулярный тогда американский журнал «Кольерс». В октябре 1951 года он выпустил тиражом 3,9 млн экземпляров специальный номер. На обложке было написано: «Превью войны, которой мы не хотим. Поражение и оккупация России». «Пять лет над миром висит тень новой мировой вой­ны. Эта тень вызвана опасной сущностью советской агрессивности. И пока сохраняется эта агрессивность, остаётся и угроза ненужной, самоубийственной войны. Такой конфликт может начаться завтра – в результате ошибки, отчаяния. В этом выпуске «Кольерс» описывается вымышленная обстановка, возможный ход войны, её предположительный итог и сообщается о программе восстановления, которое последует за победой», – говорилось в редакционной статье.
Согласно версии коллектива авторов, состоявшего из журналистов, экономистов и одного сенатора, третья мировая война начиналась с того, что в 1952 году Москва решила приструнить непокорную Югославию. Для этого агенты Коминтерна устроили в Белграде восстание и убили Тито, после чего Советская армия вошла в Югославию с целью её присоединения. Следом шёл захват Западной Европы и нефтеносных регионов Ближнего Востока.
В ответ США объявляют СССР войну, с санкции ООН начинается ядерная бомбардировка. Однако даже по прошествии трёх месяцев СССР сохраняет свой военно-промышленный потенциал, тогда как у США заканчиваются атомные бомбы. После этого Союз переходит в контратаку – Советская армия высаживает десант на Аляске. Также американцы терпят поражение на Дальнем Востоке. На американские города падают советские атомные бомбы. Горят Детройт, Нью-Йорк, Филадельфия и Бостон, полностью уничтожен Вашингтон. Континентальную Европу СССР не бомбит, рассчитывая оккупировать её и создать коммунистические государства.
22 июля 1953 года США наносят удар возмездия – в результате атомной бомбардировки полностью уничтожается центр Москвы. Одновременно в советском тылу высаживается отряд из 10 тыс. спецназовцев-смертников. Они уничтожают последний сохранившийся в горах Урала подземный склад советских атомных боеприпасов. После этого стратегическая инициатива переходит в руки США и их союзников. Советская армия отступает и терпит поражения. Войска союзников заходят через Турцию и высаживаются в Крыму. Также захвачен Владивосток. На этом фоне в советском тылу начинаются волнения. Национальные окраины выходят из повиновения Москвы, в Сибири восставшие заключённые ГУЛАГа создают свою респуб­лику. В советские города забрасываются ранее уехавшие из СССР эмигранты, они разворачивают подпольную войну. Армия недовольна – в стране происходит государственный переворот. Сталин заперт в своём бункере и свергнут, главой правительства становится Берия. Однако это не помогает, и в 1955 году американские вой­ска полностью захватывают СССР. В Москве учреждается ЮНИТОК – Временное командование оккупационных войск союзников.
СССР распадается – Украина, Белоруссия и Прибалтика становятся независимыми, Калининградская область отходит Литве, Курилы – Японии, Камчатку и Сахалин берут под протекторат США. Коммунистическая идеология запрещается, граждане сами отлавливают и казнят бывших партийных боссов. Колхозы распущены, предприятия отданы бывшим владельцам. Возникает множество новых партий. Самые популярные – Монархическая, Социал-демократическая и Крестьянская. Однако попытка выборов показывает, что привыкшие к повиновению советские граждане боятся свободно голосовать. «Должно смениться как минимум одно поколение, чтобы эти роботы вновь стали людьми», – пишет журнал. Демократию русским прививают, отправляя молодёжь учиться на Запад и поощряя браки женщин с иностранцами (собственных мужчин нет, так как в войне погибло 10 млн солдат). Тем временем элита быстро переобувается. Шолохов учит английский язык и начинает писать бестселлеры. Илья Эренбург выпускает мемуары «Великий обман», где рассказывает об ужасах сталинизма, в бывшем театре Советской армии идут бродвейские мюзиклы. Апофеозом становятся Олимпийские игры, которые проходят в восстанавливающейся Москве.
Примечательно, что журнал утверждал – этот прогноз, больше напоминающий голливудский сценарий, основан на утечках из Белого дома. Или же в Вашингтоне и правда именно так видели исход ядерного конфликта с Москвой? И как видят его сейчас?

Любопытно, как относились к перспективе ядерной войны в Кремле. Помощник начальника Генерального штаба по оперативным вопросам генерал-полковник Андриан Данилевич вспоминал: в 1972 году Генштаб представил руководству СССР свой анализ последствий ядерной войны в том случае, если первый удар нанесут США. По расчётам военных, погибнуть должны были 80 млн человек, уничтожено 85% промышленности. Брежнев и Косыгин находились от услышанных цифр в шоке. Дальше по плану следовали учения с запуском трёх баллистических ракет с имитацией ядерных боеголовок. Брежневу показали кнопку, которую он должен нажать, чтобы отдать приказ на пуск. «Когда пришло время нажать кнопку, – вспоминал Данилевич, – Брежнев был потрясён и бледен, его руки дрожали». Брежнев несколько раз спросил у министра обороны Гречко: «Это точно только учения?» Будущий герой анекдотов сам прошёл войну и помнил, что это такое.