Как сотрудники ФСБ вырастили ОПС из донбасских боевиков

Чиновники

Как сотрудники ФСБ вырастили ОПС из донбасских боевиков

Офицеры московского ФСБ наняли ветеранов Донбасса, чтобы ловить контрабандистов айфонов. 
24.12.2019

«Медузе» удалось ознакомиться с материалами уголовного дела, в котором сотрудников ФСБ обвиняют в создании преступного сообщества, состоящего из участников боевых действий в Донбассе. По версии следствия, эта банда была создана, чтобы нападать на другую группировку, которая занималась контрабандой «серых» айфонов и других гаджетов в посылках из США и Германии. Корреспондент отдела расследований «Медузы» Максим Солопов рассказывает, как главные фигуранты двух уголовных дел в результате оказались на свободе, а в СИЗО остались только идейные сторонники «русской весны», которые им помогали.

О чем этот материал — максимально коротко

Утром 7 декабря 2016 года 23-летний Антон Аристархов стоял во дворе отцовского дома возле подмосковного города Железнодорожный, окруженный двумя десятками людей с оружием, в черных масках и однотипной униформе. Один из бойцов требовал, чтобы его 50-летний отец Владимир Аристархов нырнул в купель и достал со дна жесткий диск.

На улице в это время была минусовая температура — и лезть в воду за, возможно, ключевым вещдоком по будущему уголовному делу против себя Аристархов-старший отказался. За что тут же получил от бойца, одетого во все черное, удар коленом в бедро. И еще два удара — рукоятью пистолета в плечо и по ребрам.

Стоявшая во дворе 67-летняя бабушка Антона и мать Аристархова-старшего Зинаида Евгеньевна закричала на мужчин в масках, требуя прекратить насилие, и побежала к сыну, но боец оттолкнул ее. Пенсионерка потеряла равновесие и упала на землю. Тогда Аристархов-старший нашел швабру и с ее помощью все-таки вытащил жесткий диск из купели. Как выяснилось, выбросить устройство в воду во время обыска догадалась жена хозяина дома.

Позже в своих показаниях Владимир Аристархов подтвердит, что на диске хранились файлы с трекинговыми номерами посылок и другой информацией, которая интересовала сотрудников специфического и малоизвестного широкой публике подразделения ФСБ. На суде Аристархов-старший признал вину в организации незаконных схем по уклонению от таможенных платежей при ввозе в Россию айфонов и других гаджетов в посылках. 

Вместе с людьми в камуфляже в дом Аристарховых пришли и люди в штатском. Двое участников рейда представились офицерами ФСБ Михаилом и Александром. Последний предъявил служебное удостоверение на имя сотрудника управления ФСБ по Москве и Московской области, капитана Александра Мрищука. Еще двое назвали себя «техническими специалистами», двое — «представителями общественности», один — «психологом». По словам Аристарховых, оперативники настояли, чтобы все живущие в доме члены большой семьи собрались на кухне, сдали свои телефоны и не смели звонить адвокатам. 

Выудив жесткий диск, оперативники стали разбирать сложенные в гараже в большом количестве коробки от международных почтовых отправлений с электроникой. Только к полуночи силовики закончили обследовать все помещения на участке Аристарховых и описывать изъятое имущество и документы. Тогда хозяину дома предъявили протокол и постановление «О проведении оперативно-розыскного мероприятия „Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств“». Из документов следовало, что спецоперацию проводили сотрудники 2-го отдела службы контрразведывательного обеспечения объектов транспорта и связи (СКРООТС или служба КРООТС) управления ФСБ по Москве и Московской области. 

Эта структура занимает отдельное от остальных подразделений столичного управления ФСБ помещение возле Казанского вокзала. Служба КРООТС занимается оперативной работой на территории аэропортов, вокзалов, железнодорожных станций и других транспортных объектов в московском регионе, а также курирует компании, так или иначе связанные с транспортировкой грузов и пассажиров. Мрищук и его напарники в этом подразделении отвечали за борьбу с преступлениями в сфере почтовой связи.

У официально безработного жителя Подмосковья Аристархова в качестве вещественных доказательств сотрудники СКРООТС изъяли десятки почтовых коробок с айфонами, айпадами, макбуками, камерами GoPro, квадрокоптерами и другими гаджетами на сумму более 27 миллионов рублей, следует из решения Мособлсуда в марте 2019 года по делу Аристархова. На суде обвиняемый и его подельники не отрицали: все гаджеты ввезены в Россию без уплаты таможенных платежей, с помощью посылок, отправленных из США и Европы на вымышленные имена российских граждан, а в схеме их получения участвовали сотрудники таможни и «Почты России». 

Однако сотрудники ФСБ явно не отдавали себе отчета в том, что это расследование приведет их к «очень токсичной информации», как выразился собеседник «Медузы», знакомый с одним из участников того рейда и материалами его уголовного дела. По мнению источника, иначе невозможно объяснить, почему многие участники спецоперации против Владимира Аристархова вскоре сами окажутся в СИЗО с перспективой получить до 20 лет лишения свободы за рутинное превышение полномочий при проведении оперативно-разыскных мероприятий.

Больше месяца ходившие среди московских силовиков слухи об аресте сотрудников ФСБ по делу о бандитизме просочились в СМИ только в конце ноября 2019 года — но ни следствие, ни защита, ни потерпевшие, ни обвиняемые по-прежнему не хотят ничего даже обсуждать с журналистами и в один голос советуют «не лезть в эту тему».

Как работала схема Аристархова

Дело против Владимира Аристархова по части 4 статьи 194 Уголовного кодекса РФ (уклонение от уплаты таможенных платежей) возбудили только в сентябре 2017-го — то есть почти через год после обысков в его доме, которые официально назывались оперативно-разыскными мероприятиями. Официальная версия следствия о схеме Аристархова по переправке гаджетов из США в Россию достаточно подробно описана в решении Мособлсуда, по которому Аристархова освободили от уголовной ответственности, приговорив лишь к небольшому штрафу. По версии суда, Владимир Аристархов и его сообщники Александр Марченко, Вячеслав Белоусов и Владислав Сагайдак — вместе с неназванным сотрудником таможни (его дело выделено в отдельное производство) — организовали мошенническую схему для контрабанды техники в международных посылках по подложным документам. 

Марченко, Белоусов и Сагайдак, по согласованию с Аристарховым, находили в интернете неких «неустановленных лиц, неосведомленных об их преступном замысле, находящихся за пределами РФ», готовых заработать на отправке товаров в Россию. Их услуги оплачивали с помощью электронного кошелька Webmoney. Эти люди получали от группировки копии паспортов с вымышленными данными несуществующих получателей посылок в России и деньги на покупку техники в американских онлайн-магазинах. Затем товары пересылали с помощью почтовых сервисов Shipito, Meest и Sadko, популярных в России в качестве посредников для заказа электроники из-за границы.

Белоусов, Марченко и Сагайдак отправляли по электронной почте трекинговые номера посылок Аристархову, который, используя свои, как сказано в решении суда, «обширные связи», обеспечивал беспрепятственное прохождение товаров через таможню и их получение курьерами в отделениях Домодедовского и Люберецкого почтамтов. Благодаря этим же связям Аристархов нашел сотрудников «Почты России», которые в нарушение инструкций забирали посылки для вымышленных получателей в разных отделениях двух почтамтов. Потом курьеры доставляли посылки Аристархову, который вел общий учет поставок и через тех же сотрудников «Почты России» передавал технику на склады неназванного предпринимателя для продажи.

Небольшую часть посылок с товарами курьеры Аристархова получали в паре минут ходьбы от СКРООТС — в Прижелезнодорожном почтамте Казанского вокзала, через который шли транзитом отправленные группой Аристархова посылки, еще часть — в почтовых отделениях Домодедовского почтамта, а основную часть — в отделениях Люберецкого почтамта. Если посылка приходила с таможенным уведомлением, Аристархов использовал свои связи на таможне, чтобы выпускать такие отправления без уплаты пошлин и личного присутствия получателя. Для этого он через знакомого бывшего таможенника вышел на некоего сотрудника Каширского таможенного поста, «неосведомленного о совершаемом преступлении».

В тексте решения суда есть подробный перечень изъятого, включая трекинговые номера посылок, их содержимое и IMEI вложенных смартфонов. Рыночную стоимость изъятых у Аристархова посылок с «серым» импортом в день рейда таможенная экспертиза оценила в 27 миллионов рублей.

На сайтах почтовых сервисов, в том числе «Почты России», по трекинговым номерам можно узнать маршрут любой посылки. Проанализировав больше 100 таких номеров из материалов уголовного дела против Аристархова и его сообщников, «Медуза» выяснила, что упомянутые в решении суда посылки были отправлены в Россию из США и Германии в течение трех месяцев, с 29 августа по 25 ноября 2016 года. От многих из них у Аристархова оставались только пустые упаковки с трекинговыми номерами — судьбу их содержимого из материалов дела узнать не удалось, и в общую стоимость изъятого экспертиза их не включила. Таким образом, общая стоимость переправленных по каналу контрабанды товаров за доказанный следствием период (с середины 2015 года по декабрь 2016-го), с учетом уже перепроданных, похищенных при обыске или не изъятых по каким-то другим причинам, могла исчисляться сотнями миллионов рублей.

По оценкам экспертов Ассоциации компаний интернет-торговли (АКИТ), исследование которых есть в распоряжении «Медузы», нелегально ввезенные в Россию смартфоны составляют около 10% от общего объема импорта, или 4,69 миллиона единиц в год на сумму около 32,1 миллиарда рублей. Большую часть таких устройств продают конечным покупателям через мелкие несетевые розничные точки и интернет-магазины, уточняют в АКИТ. Два бывших сотрудника таможни рассказали «Медузе», что такие схемы с почтовыми отправлениями по-прежнему очень популярный способ ввоза гаджетов из США, а также важный канал наркотрафика, в том числе для торговцев в даркнете.

Признаки киберпреступлений

Менеджер одной из российских компаний, торгующей смартфонами и ноутбуками, объяснил «Медузе», что обычные «серые» мобильные устройства ввозятся в страну гораздо более крупными партиями. По его словам, способом, описанным в деле Владимира Аристархова, обычно покупают технику на деньги, украденные хакерами с кредитных карт в США; либо приобретают телефоны, которые предназначены только для работы внутри Америки — они стоят дешевле обычных, но не будут работать без сим-карт оператора, к которому привязаны. После переправки в Россию с этих устройств кустарным образом снимают блокировку, и они продаются в розницу как обычные телефоны. О том, что сотрудники ФСБ под руководством Александра Мрищука занимались также расследованием кардинговых схем, упоминал источник «Коммерсанта».

Специалисты крупной российской компании по кибербезопасности, попросившие не упоминать ее названия, но изучившие по просьбе «Медузы» судебное решение по делу Аристархова, подтвердили, что в описанной схеме есть следы использования кардинга. Отдельные подозрения у специалистов вызывает наличие в списке изъятого нескольких подарочных карт американских онлайн-магазинов. Часто кардеры крадут данные именно таких карт или покупают их на данные ворованных банковских карт, чтобы сделать схему менее заметной для онлайн-магазинов (подарочные карты, в отличие от личных, не именные и создают дополнительное звено в цепочке между вором и его жертвой), подтвердил «Медузе» менеджер компании почтового консолидатора, занимающийся пересылкой товаров из США.

«Выглядит так, как будто они переводили деньги тому, кто помогал приобретать товары через дропшипперов, а значит — на краденые кредитки», — добавил собеседник «Медузы».

По словам менеджера почтового консолидатора, в «профессиональных» кардерских схемах работают с «дропами», то есть посредниками, которых нанимают на работу, чтобы получить по почте посылки и отправить по другому адресу. Заблокировать такую цепочку в процессе отправки товара или распутать потом гораздо сложнее.

Почти все смартфоны, планшеты и ноутбуки, изъятые у Аристархова, предназначены для продажи в США, а некоторые из них могут использоваться исключительно с сим-картами местных мобильных операторов Verizon и AT&T. Такие выводы сделали специалисты площадки для торговли гаджетами, которые изучили по просьбе «Медузы» имеющиеся IMEI и серийные номера. При этом, согласно трек-номерам, большая часть посылок пришла в Россию из Германии, выяснила «Медуза».

Отправителем почти половины товара, изъятого у Владимира Аристархова, указан некий Виктор Остапенко, который передавал посылки напрямую через берлинское отделение «Почты России» — единственный ее заграничный филиал. Обнаружить человека с таким именем и фамилией среди жителей Берлина или посещавших его в указанный период «Медузе» не удалось. 

Собеседник «Медузы» в одной из компаний по кибербезопасности уточнил, что закупки смартфонов — только часть цепочки по отмыванию денег с похищенных банковских карт. По его словам, проблема со скупкой на украденные деньги такого дорогостоящего и удобного для пересылки товара, как смартфоны, ноутбуки и разнообразные гаджеты, в том, что устройство может быть заблокировано настоящим владельцем или продавцом, как только будет впервые подключено к интернету. «Для того чтобы все же их реализовать, смартфоны, ноуты и прочие гаджеты свозятся в одно место, где извлекают чипы шифрования , — объясняет специалист. — Далее продают уже готовый продукт. Так и происходит обналичка».

На крупных московских рынках электроники «карженый» товар скупается несколькими посредниками, которые после снятия блокировок перепродают его розничным торговцам, добавляет менеджер компании, продающей смартфоны. В таком случае на одного посредника могут быть замкнуты потоки обналичивания от нескольких групп.

По словам специалиста по киберпреступности, схемы с обналичиванием кардинговых средств в итоге замыкаются на сервисы по ремонту ноутбуков и смартфонов, оказывающие нелегальные услуги. Такие есть на всех крупных рынках, где торгуют цифровой техникой.

В отчете Hi-Tech Crime 2019–2020, подготовленном аналитиками компании по расследованию киберпреступлений Group-IB, говорится, что мировой объем рынка кардинга в 2019 году составил более 880 миллиардов долларов. Количество скомпрометированных карт, выложенных на подпольные онлайн-форумы, возросло до 43,8 миллиона. Дешевле всего на кардинговых форумах продаются данные американских банковских карт, которые сложнее всего обналичить и отмыть.

При этом российские карты на крупных кардерских онлайн-рынках — редкость; большинство из них не работают «по России». Как утверждали источники в расследовании «Медузы» о российских хакерах из группировки Evil Corp, ограбивших американские банки на сотни миллионов долларов, российские банки находятся под запретом для хакеров, которым покровительствует ФСБ.

Понятые из Донбасса

Особенностью операции ФСБ по делу Аристархова было участие в ней вооруженных бойцов в камуфляже — тех самых «представителей общественности», которые никаким спецназом на самом деле не являлись и вообще не были сотрудниками силовых ведомств. Именно они — вместе с двумя сотрудниками СКРООТС — оказались фигурантами уголовного дела о бандитизме, возбужденного в октябре 2019 года.

Как следует из материалов этого дела, накануне рейда в доме семьи Аристарховых оперативник СКРООТС Антон Барякшев обратился за помощью в офис по адресу Большая Никитская, 52, в Москве — это штаб известной среди участников боевых действий в Донбассе организации «ЕНОТ корп». В украинских и российских СМИ к этому названию часто добавляют аббревиатуру ЧВК, но в реальности ни в каких боевых действиях в качестве именно частной военной компании «еноты» не участвовали, уверяют сразу три собеседника «Медузы», состоявшие в организации либо близко знавшие ее лидеров — в частности, Романа Теленкевича.

В начале 2016 года сотрудник СКРООТС Барякшев (как позже уточнит следствие, «ранее знакомый с [лидером „енотов“] Теленкевичем») предложил привлекать его организацию для оперативных и следственных мероприятий с участием сотрудников ФСБ. Официально «еноты» выполняли роли понятых, технических специалистов или «представителей общественности». «Как именно появился Антон, я не помню, но в 2014–2015 годах вокруг нас постоянно крутились разные фейсы, выпрашивая хоть какую-то оперативную информацию по Украине», — так обстоятельства знакомства Теленкевича и Барякшева объяснил «Медузе» один из бывших участников «ЕНОТ корп».

Прибыв в штаб «енотов» 6 декабря 2016 года, Барякшев предложил своим подопечным выступить в роли «тяжелых» — так на сленге оперативников ФСБ называют спецназ. Не все члены организации сразу согласились, но, чтобы убедить их в легальности оперативно-разыскных мероприятий, Барякшев пригласил Теленкевича в офис СКРООТС на встречу с начальством. Во всяком случае так об этом товарищам рассказывал сам Теленкевич. Лидер «енотов» подчеркнул, что совместную операцию против Аристархова согласовал начальник знакомых «енотам» Барякшева и Мрищука, которого он называл «Череп». Об этом рассказывал позже на допросах член «ЕНОТ корп» Кирилл Зайнутдинов. 

Теленкевич передал, чтобы к шести утра следующего дня члены организации прибыли к месту сбора на парковку возле торгового центра на Носовихинском шоссе. Всем участникам рейда приказали взять с собой одинаковую камуфлированную спецодежду, маски, а также охолощенное или личное травматическое и охотничье оружие.

После рейда на дом семьи Аристарховых, выполнив все поставленные сотрудниками ФСБ задачи, 7 декабря 2016 года «еноты» разъехались по домам. Спустя сутки они снова собрались в своем штабе на Большой Никитской, где Теленкевич передал товарищам «в благодарность от ФСБ» деньги (от 20 тысяч до 200 тысяч рублей), смартфоны и технику, говорится в показаниях сразу нескольких «енотов». Многие отказывались или предлагали оставить «подарки» для нужд организации. Часть гаджетов действительно в итоге продали на «Авито» для пополнения общей кассы.

Как заявил на допросе один из участников группировки «енотов», Теленкевич также подарил по айфону главе «Союза добровольцев Донбасса» Александру Бородаю и его заместителю Роману Леньшину. Комментировать эти показания «Медузе» Бородай отказался, сославшись на «лживые публикации» «Медузы» о деятельности «Союза добровольцев Донбасса».

Кроме техники, изъятой во время рейда у Владимира Аристархова, оперативники ФСБ конфисковали еще множество техники из боксов логистического комплекса «Самосклад» и в офисе на территории бизнес-центра Loft Ville на Павелецкой набережной. Помимо смартфонов, там были фотокамеры, эхолоты, металлоискатели и квадрокоптеры. Значительную часть изъятого на складе забрал себе оперативник СКРООТС Антон Барякшев. Часть он оставил «енотам», утверждал на допросе один из участников группировки.

Что нашли на «Горбушке»

Летом 2017 года расследовавшие схему Аристархова оперативники Александр Мрищук и Антон Барякшев провели выемку в одном из офисов на «Горбушке» — известном рынке электроники на западе Москвы. Понятыми были «еноты» Василий Минчик и Кирилл Зайнутдинов. «Новая газета» в своей публикации называла обыск на «Горбушке» возможным поводом для преследования участников организации. Однако собеседник «Медузы», долгое время работающий на «Горбушке», утверждает, что сами по себе обыски и рейды — привычное дело для местных сотрудников и предпринимателей.

В публикации «Новой газеты» упоминался некий сервер с ценной информацией, изъятый с участием «енотов» на «Горбушке»: якобы именно он стал причиной давления на следствие и последующих уголовных дел на членов «ЕНОТ корп». Согласно показаниям Минчика, тогда сервер с нужной следствию информацией действительно опечатали и изъяли. Был ли изъятый компьютер связан с расследованием о почтовой пересылке гаджетов или нет, в протоколах допросов не уточняется — но дело против Аристархова, Марченко, Белоусова и Сагайдака по материалам СКРООТС московского управления ФСБ возбудили уже после этого, в сентябре 2017 года.

Несколько месяцев у оперативников ушло, чтобы дождаться завершения экспертиз, провести дополнительные опросы и оперативно-разыскные мероприятия, затем возбудить дело — и только потом привлекать фигурантов в качестве подозреваемых. Кроме того, как утверждали источники «Коммерсанта», изначально инициаторы расследования рассчитывали на большое уголовное дело с привлечением сотрудников «Почты России» и таможни, а также возможным обвинением участников схемы в создании организованного преступного сообщества (статья 210 УК с наказанием до 20 лет заключения), но в прокуратуре согласились только на квалификацию по части 4 статьи 194 УК (уклонение от уплаты таможенных сборов). К моменту публикации этого материала на вопрос о квалификации дела по более легкой статье «Медузе» в Генпрокуратуре не ответили. В пресс-службе «Почты России» «Медузе» сообщили, что «работа по выявлению и пресечению ввоза контрабанды с использованием международного почтового канала на предприятии ведется постоянно», а «при выявлении сотрудниками службы безопасности предприятия противоправных действий все материалы передаются в правоохранительные органы».

Следствие поручили сотрудникам Московского межрегионального следственного управления СК на транспорте (ММСУТ). Это управление расположено недалеко от СКРООТС и в силу общей транспортной специализации активно с ней взаимодействует. Сотрудники СКРООТС и ММСУТ вместе с таможенниками и линейным управлением МВД даже устраивают совместные любительские турниры по волейболу.

Как удалось выяснить «Медузе», почти сразу после возбуждения дела в отношении Аристархова сотрудники ММСУТ провели обыск в доме бывшего начальника Люберецкого почтамта Ивана Цыганка, через подчиненных которого проходил основной поток контрабанды. Как уточняется в опубликованном решении Раменского суда, во внедорожнике Toyota Land Сruiser Цыганка изъяли 23 патрона от автомата Калашникова калибра 5,45 мм. Против Цыганка возбудили дело о незаконном хранении оружия и боеприпасов. С должности Цыганка уволили в декабре 2016 года. Это следует из материала суда по жалобе Цыганка на необоснованный выговор после проверки департамента безопасности «Почты России».

Токсичная информация

Позже на допросах «еноты» Теленкевич, Минчик и Зайнутдинов расскажут, что в ноябре 2017 года они получили от офицера ФСБ Антона Барякшева задание поучаствовать в наблюдении за неким человеком, который «занимается противоправной деятельностью, связанной с финансами и получением мошенническим способом больших сумм денег». Как уточнил Барякшев, этот человек якобы уже находился в розыске по уголовному делу и в случае установки места его проживания «еноты» будут привлечены к обыску и смогут присвоить себе часть изъятых денег и техники. «Разыскиваемое лицо рассматривалось Барякшевым как серьезный заработок», — говорится в протоколе допроса Зайнутдинова.

Для установки местонахождения объекта «енотам» нужно было звонить по номеру технической службы ФСБ, представляться оперативным сотрудником СКРООТС Мрищуком и уточнять данные о привязке номера мобильного телефона к базовым станциям мобильной связи. Позже Барякшев передал Теленкевичу номер регистрационного знака и марку автомобиля, а также описал внешность человека, за которым нужно было вести наблюдение. Ни номер телефона, ни адреса его появления, ни какие-либо другие данные «объекта» в протоколах допросов при этом не называются.

В течение ноября 2017 года Минчик исправно звонил в техническую службу ФСБ и пытался выследить автомобиль подозреваемого возле базовых станций, к которым привязывался заданный номер телефона. Установить место жительства объекта не удавалось.

В декабре 2017 года Барякшев встретился с Теленкевичем и объяснил, что из-за «задания» по указанному им объекту в СКРООТС началась проверка. Барякшева и Мрищука вызывали к начальству. Оперативник приказал всем членам «ЕНОТ корп» удалить любую переписку с ним и Мрищуком, удалить их контакты и сменить номера телефонов, а в случае звонков от имени Мрищука или Барякшева отвечать: «Вы ошиблись номером».

Отставной сотрудник правоохранительных органов, взаимодействовавший с управлением собственной безопасности ФСБ в 2000-е годы, объяснил «Медузе», что проверка Барякшева и Мрищука могла начаться, если объект разработки был под защитой их более влиятельных коллег — возможно, даже оформлен как агент управления собственной безопасности ФСБ. Для этой структуры отследить интерес технической службы к номеру телефона своего подопечного не составляет большого труда. Это могло послужить сигналом, что собранная Мрищуком «токсичная информация» реально угрожает их «подзащитному». 

Чем конкретно закончилась проверка в СКРООТС, неизвестно. Однако в материалах уголовного дела в отношении Мрищука есть приказ начальника московского управления ФСБ о переводе оперативника из контрразведки на транспорте в отдел информационной безопасности. Там Мрищук служил с марта 2019-го до самого ареста в октябре 2019 года.

«Еноты» под следствием

Согласно постановлению о возбуждении уголовного дела по части 3 статьи 209 УК (создание банды и руководство ею с использованием служебного положения), копия которого есть в распоряжении «Медузы», два оперативных сотрудника второго отдела СКРООТС управления ФСБ по московскому региону Александр Мрищук и Антон Бакряшев «не позднее 24 ноября 2016 года» решили создать преступное сообщество, а также действовавшую в качестве его структурного подразделения вооруженную банду под руководством Романа Теленкевича.

По версии следствия, Барякшев и Мрищук использовали преступное сообщество и банду «енотов» для совершения разбойных нападений и краж «при проведении оперативно-разыскных мероприятий, направленных на выявление, предупреждение и раскрытие преступлений, связанных с уклонением от уплаты таможенных платежей».

Барякшев и Мрищук, по версии следствия, были хорошо знакомы не только с Теленкевичем, но и с другими «енотами», а также наряду с ними имели собственные прозвища — «Младшенький» и «Морячок» соответственно. Как подчеркивает следствие, такие действия обвиняемых «подрывают авторитет органов госбезопасности и деформируют правосознание граждан». 

Несмотря на столь серьезную фабулу обвинения, уголовные дела по факту событий декабря 2016 года возбудили только в сентябре 2019-го — и, вопреки сложившейся практике, расследуются они не в военном следственном управлении Следственного комитета в Москве, как, например, дело о налете сотрудников ФСБ на банк «Металлург» , а в краснодарском региональном управлении СК.

Два сотрудника ФСБ, которым корреспондент «Медузы» пересказал детали операции с участием «енотов», заверили, что привлечение общественных объединений для участия в подобных мероприятиях, в том числе в качестве силовой поддержки, давно стало нормой во многих подразделениях спецслужбы. То же касается и присвоения ценностей, добытых во время обыска, а тем более применения угроз и «неопасного для жизни и здоровья» насилия. По мнению собеседников «Медузы», само по себе это вряд ли стало бы поводом для уголовного преследования, и уж точно не по статье 209 УК «Бандитизм».

Кубанское следствие

«Три года вас документировали. И все невиновны?!» — с усмешкой обратился следователь Анатолий Шутенко из кубанского управления Следственного комитета к одному из обвиняемых «енотов» в клетке Октябрьского районного суда Краснодара. На этом заседании присутствовал корреспондент «Медузы».

Брошенная следователем фраза не совпадает с официально зафиксированной в деле хронологией. Согласно материалам расследования, первое уголовное дело, послужившее прологом к обвинениям в бандитизме, возбудили меньше чем полтора года назад — в августе 2018-го в Туапсинском ОВД. В Следственный комитет — и непосредственно к Шутенко — его передали только год назад. В то же время от операции ФСБ в доме Аристархова до заседания суда в середине ноября 2019-го действительно прошло почти ровно три года.

Шутенко заверил присутствовавшего на заседании корреспондента «Медузы», что доказательств и оснований для обвинения «енотов» в бандитизме и создании преступного сообщества более чем достаточно, но в интересах следствия он не считает возможным предоставлять все в суд на стадии продления сроков содержания под стражей. Поэтому «Медузе» удалось ознакомиться только с теми материалами дела, которые Шутенко принес в суд в ноябре 2019 года на заседание о продлении меры пресечения для части арестованных.

Три из четырех основных эпизодов преступной деятельности, вменяемых банде под руководством сотрудников ФСБ, связаны именно с расследованием дела Аристархова: разбойное нападение на его дом, где во время операции пропали четыре миллиона рублей; нападение на курьера Аристархова возле комплекса «Самосклад», где похитили 1,8 миллиона рублей, не внесенных в протокол, а также кража гаджетов во время оперативно-разыскных мероприятий в офисе бизнес-центра Loft Ville на сумму более миллиона рублей. 

Единственном формальным объяснением того, что расследование беспрецедентного дела о банде под руководством сотрудников московского управления ФСБ ведут именно кубанские следователи, оказалось то обстоятельство, что о преступной деятельности «енотов» стало известно только после признательных показаний Василия Минчика, задержанного полицейскими в Туапсе.

Два собеседника «Медузы», знакомых с ходом расследования дела «енотов», считают «краснодарский эпизод» дела «спланированной провокацией», чтобы перенести последующее расследование из Москвы в регион, удобный оперативникам управления собственной безопасности ФСБ. В пользу этого, как уверяют они, свидетельствуют якобы существующие в деле материалы о сопровождении дела из районного отдела МВД сотрудниками центрального аппарата ФСБ из управления по защите конституционного строя (УЗКС). С 2017 года известный выходец из этой структуры, генерал Виктор Шаменков, курировавший громкие дела в отношении националистов, служил начальником соседнего регионального управления ФСБ в Республике Адыгея, а в 2019-м стал первым заместителем руководителя краснодарского управления спецслужбы. По мнению одного из источников «Медузы» в правоохранительных органах, управление собственной безопасности ФСБ могло подключить сотрудников УЗКС, давно имеющих свои претензии к «ЕНОТ корп», чтобы потом с их помощью выйти на арест коллег.

Один из знакомых Дениса Карабана, бойца спецназа ГРУ и члена группировки «ЕНОТ», который проходит вместе с ними по делу о бандитизме, рассказал, что с самого начала расследования от «енотов» Карабана и Василия Минчика требовали показаний на Теленкевича по эпизодам с обысками у Аристархова. «Когда на Белку (позывной Карабана, — прим. „Медузы“) в Краснодаре попытались натравить сокамерников, он сразу сказал, в каком подразделении ГРУ служил и что легко сломать его не получится», — уверяет один из его знакомых. Карабан действительно остается одним из тех фигурантов дела, который не дает изобличающих себя и товарищей показаний и вообще настаивает, что на момент большинства вменяемых «енотам» преступлений проходил службу в военной разведке. При этом протоколы допросов других участников «ЕНОТ корп» местами выглядят как дословные цитаты из Уголовного кодекса, подогнанные под статьи о бандитизме и организованном преступном сообществе.

Первым нужные показания в декабре 2018 года дал Минчик. Тогда же в Рязани задержали и, по словам его знакомых, избили Романа Теленкевича. Бойцы СОБР при задержании ломали стекла в автомобиле с Теленкевичем кувалдой, а когда инструмент сломался, избили его древком. Но тогда, после беседы с сотрудниками центрального аппарата ФСБ, его отпустили, а уже в феврале 2019 года доставили для ареста в Краснодар. В краснодарском СИЗО Теленкевич вскоре начал давать показания и на себя, и на товарищей.

На основе показаний Теленкевича и Минчика в сентябре 2019 года к делу о вымогательстве добавили эпизоды с имуществом Аристархова и назвали их действиями, совершенными в составе организованной преступной группы и вооруженной банды. К октябрю к обвиняемым добавились офицеры Александр Мрищук и Антон Барякшев, а также восемь «енотов». В ноябре арестованных было уже 11 человек — и следствие намерено продолжить аресты, о чем подполковник Шутенко открыто заявил суду.

Кто остался на свободе

В июле 2018 года суд по ходатайству прокуратуры освободил от уголовной ответственности начальника Люберецкого почтамта Ивана Цыганка, назначив судебный штраф в 50 тысяч рублей. Фигурантом дела об уклонении от таможенных платежей он так и не стал. Адвокат Цыганка отказался обсуждать с «Медузой» обстоятельства того дела, а также «беспокоить клиента», передавая ему вопросы от журналистов. Как выяснилось из репортажа телеканала «Дождь», сын бывшего начальника почтамта проходит обвиняемым по делу оперативников раменского отдела полиции, которые подбрасывали наркотики задержанным. Цыганок-младший дал показания на своего начальника и ждет окончания следствия под домашним арестом.

В начале 2019 года похожее решение Люберецкий суд принял и по делу Аристархова. В этом случае фигуранты дела заплатили по 200 тысяч рублей штрафа — вместо грозившего им наказания до 12 лет лишения свободы. В августе 2019-го Мособлсуд подтвердил решение нижестоящей инстанции, а также вернул Аристархову все изъятое. На этом настаивал не только Аристархов, но и прокуратура. 

В сентябре 2019 года Аристархова и его сообщников допросили уже в качестве потерпевших по делу против сотрудников ФСБ. Три полных тезки подельников Аристархова — Белоусов, Марченко и Сагайдак — зарегистрировали ООО «Кидви», реквизиты которого указаны на сайте запущенного тогда же сервиса по поиску кружков для детей. Единственный упоминающийся в деле таможенник к моменту передачи дела Аристархова в суд для следствия бесследно исчез. Замначальника 2-го отдела Московского межрегионального следственного управления СК на транспорте Рахматулина, руководившего следствием по делу Аристархова, по данным «Новой газеты», в итоге уволили. Его бывший коллега по управлению на просьбу передать вопросы сказал «Медузе», что с журналистами Рахматулин общаться не желает.

Неожиданным поворотом в деле «енотов» стало освобождение из-под стражи Александра Мрищука через 15 дней после ареста. Окружной военный суд в Ростове-на-Дону отменил решение нижестоящей инстанции и постановил освободить Мрищука в зале суда. «Коммерсант» утверждал, что после этого следствие не стало ходатайствовать о продлении меры пресечения для Барякшева, который сам свой арест не обжаловал и начал сотрудничать со следствием. Адвокат Мрищука общаться с «Медузой» отказался.

Собеседники «Медузы» в правоохранительных органах объясняют освобождение Мрищука наличием влиятельных родственников. Источник «Медузы», знакомый с ходом расследования дела «енотов», утверждал, что один из арестованных сотрудников ФСБ — «сын действующего генерала». Несмотря на достаточно редкие фамилии, обнаружить родственников Антона Барякшева и Мрищука среди высокопоставленных силовиков «Медузе» не удалось. Полный тезка отца Мрищука, Александра Мрищука, нашелся среди руководства ПАО «ФСК ЕЭС». В этой корпорации Александр Мрищук занимает пост директора по безопасности филиала «Магистральные электрические сети Центра». Судя по биографии на сайте компании, 56-летний выходец из Перми Мрищук до 2004 года служил в структурах Минобороны. По словам собеседника «Медузы» из ФСБ, и служба в Минобороны, и работа на посту директора по безопасности госкомпании может совмещаться со службой в контрразведке.

Сопоставив опубликованную на сайте компании трудовую биографию Мрищука, отчетность компаний с предыдущего места работы, а также данные источника с доступом к реестрам автовладельцев, «Медуза» смогла установить автомобиль, принадлежащий Мрищуку из ФСК ЕЭС. Сопоставление полученных источником «Медузы» парковочных сессий его автомобиля, а также автомобиля, принадлежащего курировавшему «енотов» офицеру ФСБ Мрищуку, позволяет утверждать, что обеими машинами пользовался один и тот же человек.

На письмо «Медузы», отправленное на рабочую почту, с просьбой обсудить дело в отношении капитана Мрищука его предполагаемый отец ответил, что этот вопрос находится вне его компетенции.

«Енот», которому не повезло

«Вину признаю в полном объеме. Желаю добавить, что я являлся участником преступного сообщества…» — с такой фразы начинается протокол дополнительного допроса 25-летнего «инспектора отдела физкультурно-массовой работы» министерства спорта Московской области Алексея Коновалова.

Мать Коновалова в одиночку продолжает писать жалобы на дело «енотов» во всевозможные инстанции, недоумевая, за что арестован ее единственный сын. Женщина из поселка в Ростовской области растила его в одиночку.

Еще во время учебы в колледже Коновалов откликнулся на призыв поехать волонтером в Крымск для ликвидации последствий наводнения. Там он познакомился с волонтером Павлом из Москвы, который пообещал познакомить студента с компанией таких же неравнодушных к происходящему в стране молодых людей. В 2013 году, когда Коновалов наконец приехал в Москву, Павел свел его с другим будущим «енотом» — Михаилом Максимовым, в то время — радикальным националистом (Максимов, как рассказали его знакомые «Медузе», покрыт татуировками с праворадикальной тематикой, но давно сменил взгляды на более умеренные).

Коновалов встретился с товарищами Максимова в парке Лосиный Остров на востоке Москвы. По словам Коновалова, на момент знакомства с Максимовым у них оказались слишком разные взгляды: особенно его насторожило, что друзья Максимова оказались неоязычниками. 

Сблизились они через год, когда стали обсуждать украинские события. Вскоре Максимов познакомил Алексея Коновалова с Романом Теленкевичем, который уже в октябре 2014 года предложил молодому человеку администрировать сайт и заниматься «информационной работой». Коновалов занимался фото- и видеосъемкой мероприятий «енотов» и администрировал их сайт. Началась эта работа с первой и единственной поездки в Донбасс в ноябре 2014 года, где Коновалов снимал на камеру распределение «енотами» гуманитарной помощи.

Знакомый большинства арестованных «енотов» фотограф Игорь Старков признает, что некоторые из них были вполне «отмороженными», но искренними идеалистами. В беседе с «Медузой» он называет «последнюю волну арестов», в которую попал Коновалов, явным перебором: «Есть же все-таки ведомые люди. Да и вообще к моменту арестов организация фактически перестала существовать. Большинство давно уже разошлись заниматься своими делами».

Другой знакомый Коновалова говорит, что молодой человек давно был ориентирован на карьеру и гордился, что, благодаря знакомствам, нашел работу в аппарате правительства Подмосковья — и даже квартиру снял в пяти минутах ходьбы, чтобы максимально сконцентрироваться на работе.

Про вышедшего на свободу офицера ФСБ Александра Мрищука Алексей Коновалов на допросе отозвался не очень лестно. Если Антона Барякшева он охарактеризовал как веселого, дружелюбного и общительного человека, то о Мрищуке у него «сложилось негативное впечатление, так как все говорили, что с ним нужно быть аккуратным, не разговаривать ни о чем». В день обыска у Владимира Аристархова Алексей Коновалов вместе с еще десятком товарищей прибыл в место сбора по призыву Романа Теленкевича, чтобы помочь сотрудникам ФСБ. Помимо десятка «енотов», там были еще два десятка уже знакомых друг с другом сотрудников полиции, ФСБ и МЧС и «парень по прозвищу Ливонец, который умер потом в Сирии». Пока достоверно известно, что в СИЗО по делу о бандитизме остались только «еноты» и Молокоедов.

28 октября 2019 года председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин лично продлил срок следствия по делу «енотов» до февраля 2020 года. На каждом слушании по мере пресечения для арестованных членов «ЕНОТ корп» подполковник Шутенко подчеркивал, что краснодарские следователи планируют привлечь по делу еще больше людей — помимо 11 уже арестованных. Последние аресты, по словам источника «Медузы», знакомого с ходом расследования, прошли уже в декабре.

На момент выхода материала «Медузе» не удалось получить комментарии от Федеральной таможенной службы и ФСБ.