Как поссорились IT-корпорация «Крок» и Сбербанк, и стоит ли им мириться

Как поссорились IT-корпорация «Крок» и Сбербанк, и стоит ли им мириться

В конце лета сообщество, объединяющее людей, занятых в сфере высоких технологий – предпринимателей, экспертов и просто айтишников – оказалось в достаточной степени взбудораженным.

Поводом стали очень тонкие, весьма прозрачные и вместе с тем настойчивые намеки на то, что IT-корпорация «Крок» вроде бы рассчитывает восстановить ранее бывшие тесными и плодотворными, но позже со скандалом растоптанные отношения со Сбербанком. Удастся ли это сделать компании с весьма неоднозначной репутацией?

Меткие вбросы

В пользу версии о налаживании отношений «Крока» и Сбербанка свидетельствовали элегантные информационные вбросы, в которых ничего конкретного не сообщалось. Но, видимо, совершенно случайно руководители «Крока» – Дмитрий Песоцкий и гендиректор Борис Бобровников, не напрямую конечно, косвенно, но с похвалой отзывались об инициативах по роботизации колл-центров и других новациях.

Борис Бобровников

Одного этого, похоже, оказалось достаточно для легкой паники. И то верно – для знающих людей само, всплывшее из прошлого, мирное соседство брендов и громких имен означало многое. Как тут не пойти разговорам о том, что, мол, два бывших партнера забыли о прошлом, и растоптанная навсегда дружба вот-вот прорастет и распустится. К тому же о таком клиенте, как Сбербанк, любой IT-компании можно только мечтать.

Первый звонок

А дружба действительно была. Пик ее пришелся на 2013 год. Друзья были под стать друг другу. Сбербанк, к этому времени крупнейшее кредитное учреждение страны, и «Крок» – достаточно молодая высокотехнологическая компанией, пользующаяся к тому же весомым международным авторитетом. Достаточно упомянуть, что «платиновым» партнером «Крока» в то время была не кто-либо, а сама IBM. И они заключили соглашение на зависть всем конкурентам «Крока» – о поставке 52 серверов IBM для Сбербанка.

Казалось бы, живи, выполняй условия сказочного контракта, и радуйся. Но не тут-то было. Как писали в ту пору такие осведомленные СМИ как «Форбс», первый удар по столь счастливо сложившимся отношениям между «Кроком» и Сбербанком был нанесен в начале ноября 2013 года, аккурат после праздников.

Тогда в квартиру руководителя департамента логистики «Крока» Юлии Трухачевой пришли люди в форме и штатском. Предъявили ордер на обыск, который шел аж 18 часов.

Затем эти же люди пришли в офис компании. Оказалось, что в связи с поставкой вышеупомянутых серверов возбуждено уголовное дело о неуплате таможенных пошлин. По мнению следователей, при растаможке использовались фальшивые бумаги, и стоимость серверов была значительно занижена.

В прочем, в этот раз и «Крок», и IBM отделались легким испугом. Крайней оказалась компания «Серверы и компоненты», которая проводила товар через таможню.

Но, как оказалось, это было только начало

Следствие продолжало копать, и вскоре выяснилось и иные подробности.

Кидалово, сэр!

Следователи не только установили, что серверы IBM шли в Россию формально непростым путем – через сингапурскую фирму, учрежденную жителем Владивостока, который, когда к нему пришли, заявил, что никакой фирмы никогда не учреждал. Правоохранительные органы обратили внимание и на странную динамику цен этих серверов. К примеру, семь таких серверов IBM продала за $7,7 млн, а на российской таможне их цена была заявлена как $983 971 ( почти в восемь раз ниже). Сбербанк же выложил за эти семь серверов $31,47 млн – в четыре раза больше отпускной цены IBM.

По оценкам источников «Ведомостей», Сбербанк, купивший благодаря «Кроку» 60 серверов, был обманут как минимум на $200 млн.

После этой истории IBM прекратила отношения с «Кроком». А один из собеседников «Ведомостей» признался, что, разумеется, при выполнении госконтрактов воруют, и изрядно. Но в таких масштабах – большая редкость.

Не в банк, так в урну

Самое забавное в этой истории – ничего страшного с «Кроком» не произошло. Хотя серверы предназначались для знаменитого сбербанковского – крупнейшего в Европе – центра обработки данных. Того самого центра, на открытие которого был приглашен сам президент.

Мало того, эти четырежды подорожавшие серверы «Крок» зачастую, как писали расследовавшие историю СМИ, ставил «с колес», без обкатки и отладки, отчего оборудование давало сбои.

Возможно, именно из-за статусности центра, которому продали злосчастные серверы, Сбербанк не стал раздувать скандал и ограничился внутренней зачисткой. Отношения же с «Кроком» были сведены до минимума. Ну а сам владелец «Крока» Борис Бобровников получил соответствующую репутацию.

Если верить информации СМИ, после скандала он, видимо на всякий случай, исчез из России и полгода скрывался в Англии.

Оправившись, Борис Бобровников решил попытать счастья на выборах, благо объективные шансы были — надвигалась масштабная выборная кампания. Однако он остался верен своим привычкам. В ноябре 2016 года «Крок» оказался фигурантом дела, возбужденного Федеральной антимонопольной службой в отношении поставщиков техники для ГАС «Выборы» — их заподозрили в картельном сговоре.

В «Кроке» было пытались помешать расследованию, за что в январе 2017 года компания была оштрафована за противодействие расследованию госзакупок по системе ГАС «Выборы».

В марте того же года грянул новый скандал — после того как «Крок» попытался продать Центризбиркому электронные урны для голосования по завышенной цене.

В общем, трудно избавиться от впечатления, что некогда мощный «Крок» скользит по наклонной. И что та самая сделка со Сбербанком была пиком успеха компании, шансом, который в погоне за сиюминутной прибылью оказался упущен.

Прошедшее время

Кстати, сам Борис Бобровников с гордостью рассказывал, что название компании «Крок» происходит от крокодила. Так его самого называли в далекие девяностые американские партнеры по бизнесу — за хватку и жесткость.

Борис Бобровников не стесняется своего прошлого – человека с улицы, который сделал себя сам. По образованию геофизик, он начинал бизнес еще в советскую пору со спекуляции горнолыжным снаряжением, затем владел сетью тренажерных залов (из подобных качалок, кстати, в девяностые нередко рекрутировали пополнение в ОПГ), затем пришел черед бэушных компьютеров, так и оказался в IT-бизнесе.

Очевидно, что и сейчас Борис Бобровников не намерен сдаваться. Но дело в том, что эпоха крокодилов в отечественном бизнесе закончилась. Теперь там совсем другие особи.