Как кидать государство красиво и не очень: семейный подряд с винницкими корнями

Как кидать государство красиво и не очень: семейный подряд с винницкими корнями

Семейство с винницкими корнями может давать мастер-классы по работе с судами и долгами. Они, вероятно, даже могут поделиться секретом: как быть должным 1,5 млрд гривен государственному “Укрэксимбанку” — и не возвращать при этом ни кредит, ни залог.

Вишенка в Вишневом

В прошлом году в Вишневом дважды с молотка пытались продать интересный объект — имущество компании-банкрота ООО “Ввико” (*). На продажу были выставлены недвижимость и оборудование старого АТП, которое располагается на почти 2 га земли по адресу ул. Остапа Вишни, 1 (бывшая Механизаторов). А также доли в капитале еще одной компании – ООО “Мольва Метал Пак” (**), которая осуществляет деятельность по указанному адресу.

С учетом близости к столице – идеальное место для возведения жилого квартала. Так что, реальную стоимость выставленное на торги имущество и доли в ООО “Мольва Метал Пак” имеют. К слову, все, что удастся выручить от продажи, пойдет на погашение долгов перед кредиторами компании-банкрота, главное место среди которых занимает государственный “Укрэксимбанк”.

Но, судя по событиям прошлых лет (о них — чуть ниже по тексту), банкирам не видать денег, как своих ушей — должники по праву могут считаться элитой среди украинских схемщиков.

Разом нас багато

В марте 2006 года государственный “Укрэксимбанк” заключил кредитный договор №15106N4 и выдал крупную сумму. Без доступа к банковской тайне нереально установить изначальный размер кредита. Но известно, что к генеральному кредитному соглашению были дополнения. И на сегодня размер основного обязательства должников перед “Укрэксимбанком” составляет 55,9 млн долларов (более 1,5 млрд гривен по нынешнему курсу).

По данным Минюста, опубликованным на сайте Высшего хозяйственного суда Украины (после судебной реформы он называется Кассационный хозяйственный суд, но сайт носит прежнее название), 1,5 млрд гривен государственному банку должны: Вугман Михаил Аронович (проживает в Киеве), Вугман Олег Михайлович (из Могилева-Подольского), а также ООО “Ввико” (зарегистрировано в Вишневом, Киево-Святошинский район Киевской области).

Уставной капитал ООО “Ввико” — всего 17 тыс. гривен. Учредителями компании являются четыре гражданина Украины: уже упомянутые Вугман Олег Михайлович и Вугман Михаил Аронович, а также Вугман Юхим Аронович и Вугман Лидия Леонидовна.

Таким образом, налицо “семейный” подряд: Михаил и Юхим, вероятно, братья. Олег – сын Михаила. Лидия, судя по отчеству, может быть супругой одного из вышеупомянутых. По данным аналитической систему YouControl, на Вугманах — и на перечисленных, и на их родственниках – около 30 компаний.

С 21 февраля 2018 года ООО “Ввико” значится в YouControl с пометкой “есть документы ВХСУ о банкротстве”. А в Госреестре это ООО с 26 августа 2016 года числится с припиской “в состоянии прекращения”. Главой комиссии по прекращению (или ликвидатором) значится Бабенко Эдуард Вадимович.

На первый взгляд, задача Эдуарда Бабенко – проще простого. Выставил имущество на торги и продал. Чем прозрачнее продажа – тем выше цена. Первая попытка торгов была предпринята 1 июня 2017 г. Объявление о проведении торгов висело на сайте Минюста с 27 апреля.

Второй подход Эдуард Бабенко осуществил осенью. 17 октября 2017 года на сайте ВХСУ было размещено объявление о проведении торгов имуществом банкрота ООО “Ввико”, которые были запланированы на 8 ноября. Организатором значилась киевская товарная биржа “Украинская специализированная лесная биржа”.

По некоторым лотам торги состоялись. Но специально обученный человек по сей день старается не допустить подписания договоров купли-продажи.

Пиковая дама Вугманов

Благодаря несовершенству законодательства и готовности многих судей хозсудов к “диалогу”, в Украине можно застопорить любой хозяйственный процесс. Продажа активов компаний-банкротов – не исключение. Существует целый ряд уловок, по использованию которых опытные юристы могут издавать монографии – как в виде руководства по применению, так и по противодействию.

В случае с банкротством ООО “Ввико” выбор пал на технологии “подсадного истца” и “веерного посева исков”. Специально подобранный юрист – Оксана Цвид — сочинила иск о защите прав потребителя и потребовала через Киево-Святошинский районный суд запретить проведение торгов.

Дескать, она хотела зарегистрироваться на торгах, у нее не получилось, и поэтому продавать имущество ООО “Ввико” нельзя. Одинаковый иск был подан несколько раз. Это хорошо видно на скриншоте портала “Судова влада”

По датам регистрации этих идентичных технических исков 31.10.2017 и 01.11.2017 можно сделать вывод, что представлены они были в один день (зарегистрированные — в течение суток).

Обратите внимание – иск получили несколько судей. Но принял только один — Андрей Волчко. В этом и есть суть “веерного посева” — подать несколько идентичных документов, в надежде, что один из них будет распределен на нужного судью.

Для понимания этого механизма, также следует обратить внимание и на то, что происходит в таком случае с судебными сборами. Аферисты платят судебный сбор за один иск только один раз. “Правильный” судья, в отличие от других, принимает дело к рассмотрению, обращается к “неправильному” судье, который отклонил исковое заявление, с просьбой “перебросить” этот судебный сбор на него. Чего в такой взаимопомощи служителей Фемиды больше — профессиональной солидарности или интереса – сказать сложно.

Итак, иск подан, и его принял “нужный” судья. Этот “нужный” судья Волчко в первый же день открывает производство и выносит решение об обеспечении иска, что запрещает проводить какие-либо сделки с имуществом должника.

Дальше – вторая инстанция и кассация. И решение судьи Андрея Волчко не выдержало испытания: апелляция удовлетворила жалобу ликвидатора Эдуарда Бабенко и отменила решение Волчко. А кассация отказала удовлетворить жалобу Цвид на решение апелляции. Иск, по сути, был признан пустышкой.

Даже имея на руках вышеупомянутые факты, можно было бы сомневаться в “особой роли” судьи Волчко в этом деле. Если бы не одно “но”. Еще до решения суда второй инстанции по апелляционной жалобе на определение по иску про защиту прав потребителей, в Киево-Святошинском райсуде был зарегистрирован новый иск от Оксаны Цвид — про установление ничтожности сделки с требованием отменить результаты аукциона по продаже имущества “Ввико”.

Документ не блещет оригинальностью – он, по сути, калька предыдущего иска Цвид. И — удивительное совпадение! – этот иск также принял к рассмотрению судья Андрей Волчко. Им же (через день после удовлетворения апелляции ликвидатора) выносится определение об обеспечении иска уже в новом деле. И, аналогично предыдущей истории с техническими исками, какие-либо сделки с имуществом должника провести опять невозможно.

Конечной целью Вугманов в этом деле, утверждают опрошенные нами юристы, может быть затягивание процесса продажи пока еще своего имущества. Поскольку, пока суд да дело, активы можно увести из-под носа “Укрэксимбанка” — в Украине это несложно. В итоге ООО “Ввико” будет похоронено пустышкой, а госбанк не получит ни копейки.

Эту гипотезу подтверждает количество судебных решений по ООО “Ввико” в разделе “суды” в аналитической системе YouControl.

Клан опытных

Банкротство ООО “Ввико” и попытка “кинуть” “Укрэксимбанк” — не первая пикантная история в арсенале Вугманов.

Сентябрь 2010 года. Торжественный запуск Мироновского сахарного завода. Лично председатель Киевской ОГА Анатолий Присяжнюк благодарит инвестора за веру в предприятие и людей. Релиз этого события есть на сайте государственного информационного агентства “Укринформ”.

“Еще полгода назад все оборудование завода могло пойти под нож на металлолом. Ни у предприятия, ни у трудового коллектива, от которого осталось аж 24 человек, почти не было будущего. Но прошло всего несколько месяцев, и благодаря президенту группы компаний “Мольва-Ввико” Михаилу Вугману, который вложил сюда немалые инвестиции, удалось вернуть предприятию вторую жизнь”, — восторгался губернатор Анатолий Присяжнюк.

Сам бизнесмен, ранее не публичный, скромно отмечает, что вкладывать деньги в развитие отечественной экономики — для него очень важная и ответственная миссия. “Во-первых, сахарная отрасль является довольно прибыльным бизнесом, а во-вторых, мы уже на первых порах создали рабочие места для 400 работников”, — сказал Михаил Вугман.

И добавил, что намерен заботиться о социальной защите людей и обеспечить рост заработной платы.

Остальное журналисты напишут без Вугмана: “новый владелец завода намерен развернуть и немалую благотворительную программу в районе — бесплатно обеспечить сахаром все детские и школьные учреждения района, приобрести за собственные средства для школьников автобус, который будет привозить учеников из окрестных деревень на уроки”.

Понятно, что сладкая сказка сказывалась под местные выборы в октябре 2010 года. Выборы прошли – и вместо хеппи-энда зрителей и участников ожидал уголовный триллер.

Запущенным в Мироновке сахарным заводом владела компания Вугманов — ООО “ВИК-Р.С.Ф.” (***) (номинальными учредителями числятся житель Могилев-Подольского Аркадий Аронсон и киевлянка Лариса Ворона). С момента запуска завод буквально завалили заказами от Аграрного фонда Украины – госструктуры, которая закупает стратегические запасы сельхозпродукции. Так, по результатам тендера 15 августа 2011 года, Аграрный фонд заключил ряд соглашений на поставку 95700 тонн сахара, ООО “ВИК Р.С.Ф.” получил заказ на 170 млн грн.

Но “музыка играла” недолго. В декабре 2013 года Мироновский районный суд Киевской области вынес приговор директору компании за уклонение от уплаты налогов в особо крупных размерах и за служебный подлог к уплате крупного штрафа, а главному бухгалтеру предприятия — за служебную халатность.

Оба получили условные сроки. Как следует из решения суда, бюджету Украины был нанесен ущерб на сумму более 10 млн грн.

Финал произошел в октябре 2014 года, когда ВХСУ признал ООО “ВИК-Р.С.Ф.” банкротом. Сейчас компания в реестре значится “в состоянии прекращения”.

Но даже в предсмертном состоянии компанию продолжали “обчищать”. Так, в декабре 2014 года арбитражный управляющий Д.В.Салатюк в заявлении на генерального прокурора и главу СБУ заявил, что “за время процедуры банкротства на стадии распоряжения имуществом, со счета ООО “ВИК-Р.С.Ф.” уже было потрачено почти 10 млн гривен”.

Вывести из компании-банкрота 10 млн грн после начала дела о банкротстве — высший пилотаж “схемщиков”.

Знающие люди без подробностей рассказывают, что во многом похожая ситуация была и с ООО “ВИГ- Жашковский сахарный завод”, среди номинальных владельцев которого уже знакомый нам житель Могилев-Подольского Аркадий Аронсон. Компанию довели до банкротства, предварительно “выпотрошив”.

В этой связи интересно, что для “внешнего мира” сказать что-либо зазорное в адрес Вугманов – язык не повернется. Михаил Вугман, кроме аграрного бизнеса в Украине, числился владельцем машиностроительного завода в Нюрнберге, а также спонсором фонда”Керен ха-Йесод” — организации, которая собирает пожертвования для Израиля и действует в 45 странах.

В 2010 году Михаил Вугман был спонсором встречи тогдашнего президента Израиля Шимона Переса с украинскими бизнесменами-евреями и лидерами еврейской общины. В 2011 году Михаил Вугман даже претендовал на звание в национальной премии “Человек года” — его номинировали в категории “Лидер малого и среднего бизнеса”.

В бизнесе Михаила — жена Лидия и сыновья Олег и Альберт, люди совсем не публичные, в медиа они не светятся. И исходя из тех схем, которые проворачивает семейство, по сути грабя государственный банк, их нежелание появляться в публичной плоскости не кажется странным. Как говорится, деньги любят тишину. В случае с семьей Вугман это выражение приобретает новые оттенки.

Вместо итогов

Пока прыткие бизнесмены “пылесосят” один из крупнейших системных банков страны, он уверенно занимает почетное седьмое место среди лидеров антирейтинга украинских финучреждений, формирующих рынок неработающих кредитов в Украине. По данным НБУ, более 60% кредитного портфеля “Укрэксимбанка” — неработающие кредиты. Это выше, чем доля проблемных активов по банковской системе, которая, по данным НБУ, составляет более 54% или 580,5 млрд грн.

Банкиры в один голос твердят про пробелы в законодательстве, позволяющие затягивать судебные процессы с недобросовестными заемщиками на годы. Аферисты же практикуют бесконечные процедуры банкротства, чтобы перекидывать залоговое имущество на подставных лиц, или вообще в другие юрисдикции. Так, чтобы отыскать его было почти невозможно.

Kievvlast.com.ua