Из жизни современных российских помещиков

Из жизни современных российских помещиков

На уроках истории в средней школе нас уверяют, что крепостное право в России было отменено в 1861 году указом императора Александра Николаевича, получившего за это прозвище «Освободителя». Но похоже, государь так и не довел дело до конца, и время от времени на российских просторах обнаруживаются вполне себе настоящие помещики.

Один из них, Сергей Варагян, заполучив в частную собственность земли и жилые дома совхоза «Наровчатовское», намерен отдать их в залог банку за крупную сумму денег. Мнение местных жителей, до сих пор прописанных в его домах, и их будущая судьба крепостника Варагяна совершенно не беспокоят.

Кризисная ситуация в селе Наровчатка Челябинской области тянется с 2005 года — со времени банкротства местного сельскохозяйственного ЗАО «Наровчатское», правопреемника одноименного советского совхоза. Попытки спасти акционерное общество результата не дали и в 2011 году имущество бывшего совхоза было продано с молотка за 16,8 млн рублей. Новым собственником стал Сейран Варагян, в то время учредитель и директор ООО «Агрофирма «Наровчатка».

Оказалось, что бывший совхоз, а затем и ЗАО, не заключал с местными жителями договоры социального найма жилья, и недвижимость, в которой на 2011 год жили 117 человек, автоматически перешла в собственность нового хозяина. Варагян, по словам посельчан, передавать жилье в муниципальную собственность отказался.

«Я живу здесь всю жизнь, мои предки, переехав на Южный Урал из Тамбовской области в 1924 году, и основали село, — рассказала местная жительница Надежда Кечина. — Однако вот уже несколько лет как село принадлежит Варагяну. А 10 июня этого года я узнала, что под залог моего дома бизнесмен намерен взять в банке крупный кредит». По ее мнению, на власти надежды нет: перевод жилфонда в частные руки проводился с подачи бывшего директора ЗАО «Наровчатское», а затем главы района. «Так что после оформления кредита Варагяном вся наша семья в любой момент может оказаться на улице», — волнуется местная жительница.

По словам Надежды Кечиной, на сегодня кроме их дома заселенными остаются семь «варагяновских» квартир в двухэтажных зданиях и несколько блоков в местном общежитии, а остальные уехали сами, устав платить новому собственнику по договорам коммерческого найма.

«К нам 10 июня приходил юрист Варагяна Токарев, сообщил о решении бизнесмена заложить дом, — продолжает Надежда Кечина. — Мы спросили — как же так, ведь наших денег в дом вложено уж точно больше, чем предпринимательских. Юрист заявил: вот банк выставит дом на торги, тогда и выкупите. Или, мол, делайте самостоятельную оценку недвижимости и договаривайтесь с настоящими хозяевами о размере суммы, которую сами вложили в старый частный домик. Поэтому сегодня, 16 июня, мы все-таки отправились договариваться с оценщиком».

Обращаться во властные структуры жители села не пытаются: с 2009 года они не раз писали в администрацию президента РФ, обращались к губернаторам — и покойному ныне Петру Сумину, и сменившему его Михаилу Юревичу. Слали жалобы в прокуратуру, ждали помощи от уполномоченных по правам человека — сначала Алексея Севастьянова, потом Маргариты Павловой. Все оказалось бесполезно: с точки зрения закона бизнесмен прав, а все жалобы спускались по инстанциям в администрацию Агаповского района, до осени прошлого года возглавляемую Александром Домбаевым. Последний, по версии наровчатцев, хода бумагам не давал, а суды посельчане проигрывали.

«Мы в курсе ситуации в Наровчатке, — рассказал старший помощник прокурора Агаповского района Алексей Волков. — Проверки проводились много раз, но с точки зрения закона там нет никаких нарушений. Жители, знаю, обращались и в районный, и в областной суды, но все процессы были ими проиграны. Пожалуй, они слишком поздно спохватились: что-то сделать можно было на стадии банкротства, а сейчас уже слишком поздно. Наверное, десять лет назад еще рассчитывали получить свое жилье бесплатно. А на сегодня оснований для вмешательства прокуратуры не имеется».

«Еще когда шла процедура банкротства, мы не раз обращались к конкурсному управляющему Ивану Булко, — возражает Надежда Кечина. — Просили продать дома не на сторону, а нам самим. Однако директор ЗАО решил иначе и продал нас Варагяну вместе с коровами и скотными дворами». Ничего не может поделать и действующий глава села Геннадий Разоренов. «ЗАО строило, ЗАО и продало. Ничего не сделаешь», — заявляет он. Сам Сейран Варагян от комментариев отказался: «Меня кто только не проверял! Прокуратура, следствие, власти. Все сошлись на том, что дома в селе — моя собственность!».

Между тем помещик Варагян пользуется в народе недоброй славой жестокого хозяина. В 2012 году, например, он сильно избил одну из своих «крепостных» Марину Световец – толкая в грудь и заламывая руки, выкинул женщину из ее собственного дома. Тем, кто работает в принадлежащем ему хозяйстве, он платит мизерные зарплаты, вряд ли достигающие величины МРОТ, коммунальная инфраструктура не ремонтировалась с советских времен и пребывает в разрухе… Но искать помощи крепостным 21 века негде, и похоже, ситуация толкает их к рецептам века 17 – бунтам и пусканию «красного петуха». При молчаливом одобрении прокуратуры и властей уральского региона.

По материалам источников: «Комсомольская правда», «Росбалт», URA.ru