Иван Демченко попал с «Северсталью» впросак

Бизнес

Иван Демченко попал с «Северсталью» впросак

«Северсталь» олигарха Алексея Мордашова продала завод сортового проката «Балаково» Абинскому электрометаллургическому заводу (АЭМЗ) с долгами в 14 миллиардов рублей. Зачем его владельцу депутату Госдумы Ивану Демченко проблемный актив.
14.05.2019

Олигарх Алексей Мордашов, владелец «Северстали» и депутат Госдумы Иван Демченко провели на рынке непонятную сделку. Об этом сообщил корреспондент The Moscow Post. Завод сортового проката «Балаково» с долгами в 14 млрд руб. ушло АЭМЗ, доли которого находятся под обременением «Россельхозбанка». Не он ли дал $215 млн на приобретение завода?

Иван Демченко – депутат Госдумы V, VI и VII созывов, наверное, прекрасно осведомлен о том, что по закону не имеет права заниматься коммерческой деятельностью. Поэтому, вероятно, прекрасно маскируется. АЭМЗ на 80% принадлежит компании «Новосталь-М» и на 20% кипрской «АБК Холдинг Лимитед». Доли учредителей находятся в залоге у «Россельхозбанка». И вот тут вырисовывается схема, по которой из него могут выводиться деньги.

Дело в том, что у завода сортового проката «Балаково» долги на конец 2017 г. составляли 14 млрд руб., прибыль завода за 2017 г. — (-993 млн руб.) и это может свидетельствовать о том, что перед продажей из него были выведены деньги. Такое предположение возникает из-за того, что перед этим в течение трех лет прибыль завода была положительной.

Учредители «Новостали-М» два человека с одинаковыми ФИО. Возможно, что это – отец и сын – Демченко Иван Ивановичи. Доля первого из них, которому принадлежит 51% акций, находится в доверительном управлении, второй — владелец 49% акций. С 2013 г. по 2015 г. из предприятия или могла выводиться прибыль, или оно, возможно, уклонялось от налогов, так как все это время прибыль была отрицательной. Под обременение доли АЭМЗ попали как раз в 2015 г., так что «Россельхозбанк» вполне может иметь отношение к сделке между Алексеем Мордашовым и Иваном Демченко. Договор о залоге заключен до 2020 г.

В результате одно предприятие, находящееся в залоге у банка, покупает другое с долгами на миллиарды рублей. Не кажется ли такая сделка странной и даже очень? Возможно, что деньги на покупку завода «Балаково» дает «Россельхозбанк». Это может быть замаскированным выводом из него средств? Впоследствии завод «Балаково» можно обанкротить, так как пациент и так скорее мертв, чем жив. А деньги, полученные «Северсталью», поделить между ею, АЭМЗ и «Россельхозбанком»? Кредит всегда можно реструктуризировать или даже списать.

Если предположить эту версию, то за сделкой может стоять министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев, экс-глава «Россельхозбанка». Сейчас его возглавляет бывший заместитель Патрушева Борис Листов, так что вряд ли можно сомневаться, что банк по-прежнему находится под контролем сына секретаря Совбеза Николая Патрушева.

Такое подозрение появляется из-за того, что покупка не соответствует своему предназначению. Иван Демченко в 2017 г. рассказывал, что АЭМЗ делает ставку на Крым. Однако его потребность в сортовой стали – 30-60 тыс. тонн проката в года. А завод «Балаково» по данным РБК произвел в прошлом году 807 тыс. тонн. И куда пойдет остальной прокат?

Семейный бизнес Демченко?

Депутат Иван Демченко утверждает, что он вышел из всех органов управления АЭМЗ еще в 2007 г. – после того, как был избран в Госдуму. В ООО «Гэфест» Демченко принадлежит 20%, но его доля находится в доверительном управлении у другого соучредителя – Шалвы Гибрадзе, котором также владеет 20% «Гефеста». 50% его акций принадлежит ООО «Новоросметалл», ей на 100% владеет «Новосталь», ее учредитель – Шалва Гибрадзе, его доля находится под обременением «РСХБ-Финанс», принадлежащей «Россельхозбанку».

В ООО «АЭМЗ-Метиз» по 50% принадлежит двум Иванам Демченко. Вот только доля депутата Госдумы передана в доверительное управление только в 2017 г. А до этого он сам владел предприятием? Если это так, то нарушал закон.

Впрочем, для доказательства этого далеко ходить не надо. В ликвидированном в июне 2018 г. ООО «Стандарт» Ивану Демченко принадлежало 60% и его доля не была в доверительном управлении, остальными 40% владел Шалва Гибрадзе.

Предполагаемому сыну Ивана Демченко принадлежит «Миртрейдконсалтинг», в которой на 2017 г. работало 0 сотрудников, но это, наверное, не мешало фирме заниматься консультированием по вопросам коммерческой деятельности и управления.

Компетентным органам несомненно были бы интересны финансовые результаты работы фирм Ивана Демченко. Например ООО «Гефест» в 2017 г. имеет выручку – 0 руб., прибыль – (-83 тыс. руб.), стоимость – (-4 млн руб.). А ее учредитель «Новоросметалл», работающий под контролем «РСХБ-Финанс» не имела прибыли с 2013 г. по 2016 г. «Дочка» «Россельхозбанка» могла участвовать в выводе денег? И как после этого не подозревать сам банк?

Компаньоны депутата Демченко?

Не хочется верить, но партнерами депутата Госдумы Ивана Демченко могли быть криминальные авторитеты. Свой бизнес он создавал в середине 90-х. Тогда мало кого подпускали к металлургическим предприятиям. А Демченко чудом стал владельцем нескольких компаний. На портале «Компромат», который печатает всякие «страшилки» нашлась информация про некоего Шалву Гибрадзе по кличке «Гия».

Он якобы попал в тюрьму за кражу металла из морского порта г. Новороссийск. После того, как вышел, был поставлен вором в законе «Тамазом» (Бадри Арданаи) в компанию «Новосталь» с долей 20%, которая уходила в воровской общак. И если бы не честное имя Ивана Демченко, то можно было бы подумать, что этот Гибрадзе – партнер депутата Госдумы. Уж больно странным образом совпадают и имя, и фамилия, названия фирмы и даже город, где она находится. Может это быть случайным совпадением?

В 2011 г. Иван Демченко выкупил допэмиссию «Газтрансбанка», почти на 100% принадлежащего менеджерам краснодарского многопрофильного холдинга «Европа-инвест». Одним из них был сын депутата Госдумы от Дагестана Ризвана Исаева. Каким образом не занимающийся тогда бизнесом депутат Госдумы Иван Демченко мог найти 50 млн руб. на докаптиализацию банка, никто не знает. В 2009 и 2010 гг. доход Демченко складывался только из зарплаты депутата – 1.9 млн руб. в год. Возможно, Демченко был лишь «ширмой»?

В феврале прошлого года был арестован врио вице-премьера Дагестана Шамиль Исаев, брат Ризвана Исаева. «Новая газета» писала о возможной причастности чиновника к убийству журналистов. В 2009 г. застрелили главного редактора дагестанской газеты «Согратль» Малика Ахмедилова. А в декабре 2011 г. убили известного общественного деятеля и владельца одной из самых влиятельных дагестанских газет «Черновик» Хаджимурада Камалова. Ни организаторы, ни заказчики преступления не установлены до сих пор.

Иван Демченко, наверное, может одним махом развеять все подозрения на свой счет. И все-таки непонятно, зачем ему и его партнерам завод «Балаково». Может правоохранительным органам проверит версию с «Россельхозбанком»? Иногда самые невероятные предположения оказываются правдой.