Искатели могил. Рынок ритуальных услуг замер в ожидании передела?

Искатели могил. Рынок ритуальных услуг замер в ожидании передела?

Правительство Подмосковья готовится передать свои полномочия в сфере похоронных услуг Главному управлению региональной безопасности.

Гробовое молчание тут же было прервано недобрым шушуканьем о приходе зловещих силовиков, которые могут и не ограничиться Подмосковьем. Правда, действующие игроки рынка не так уж беззащитны благодаря депутатским мандатам и покровителям в министерских кабинетах и криминальном мире.

Хароны в погонах 

Хэллоуин мистическим образом повлиял на умы чиновников. Даже в правительстве Московской области, которому мусорные бунты оказались нипочем, задумались о вечном и тленном — то есть о кладбищах, могилах и покойниках. Последние оказались страшнее живых и потому их решили перепоручить Главному управлению региональной безопасности Подмосковья. В министерстве потребрынка и услуг Московской области, пока еще курирующем гарантированные гражданам ритуальные услуги, уже подготовили соответствующий документ: предлагают губернатору для общей пользы передать эти не особо приятные полномочия ГУРБ. Управление безопасности, кажется, не против поработать с усопшими: контингент самый что ни на есть тихий, спокойный. Неспокойно стало только подмосковным ритуальщикам. Бизнесмены опасаются, что работать бок о бок им придется не с главой ГУРБ Романом Каратаевым, а со столичным ГБУ «Ритуал». 

Роман Каратаев

Идея подмосковного правительства прибегнуть к услугам силовиков не нова: именно этим путем прошел Сергей Собянин. Начав с упразднения городских специализированных служб (ГСС), которые освоились на рынке похоронных услуг благодаря прямой поддержке Лужкова, Собянин закончил реорганизацией ГУП «Ритуал». Новое ГБУ «Ритуал» возглавил экс-сотрудник столичного ГУЭБиПК Артем Екимов, работавший под началом осужденного ныне генерала Сугробова. За «Ритуалом» закрепили монополию на само захоронение и кремацию, отдав все прочие ритуальные услуги на откуп свободному рынку. 

Директор Хованского кладбища Юрий Чабуев

С появлением в «Ритуале» силовика изменился и характер конфликтов в сфере ритуальных услуг. В 2016 году на Хованском кладбище произошла массовая драка и перестрелка между хорошо натренированными и вооруженными бойцами клуба «Здоровая Россия» и работавшими на кладбище мигрантами из СНГ. В «хованской бойне», как ее назвали в СМИ, участвовали несколько сотен человек. Мигранты жаловались, что директор Хованского кладбища Юрий Чабуев требовал с них дань за право работать на кладбище и, получив отказ, пригласил «переговорщиков» из «Здоровой России». 

Кто владеет бизнесом на Хованском кладбище. Схема — Медуза.   

Следователи не хотели плохо думать о Чабуеве, которого в 2013 году СКР наградил медалью «За содействие». Дело спустили на тормозах, но осадочек остался. Тем более, что первый год работы Екимова завершился открытым письмом коллектива «Ритуала». Работники жаловались мэру на полный развал предприятия, невыплату зарплат и прозрачно намекали на годы процветания при другом директоре. Помимо Екимова они просили уволить главу департамента торговли и услуг Москвы (курирует вопросы погребения) Алексея Немерюка. «Хованская бойня» не добавляла очков ни первому ни второму. 

Изображая жертву

ГБУ «Ритуал» открыто обвиняли в монополизации 40% рынка, использовании труда мигрантов, взятках. Обиженные голоса правдорубов оказались до боли знакомы. Трудом мигрантов возмущался бывший замглавы департамента торговли и услуг столицы Андрей Марсий, пытавшийся в прежнем статусе приватизировать ГУП «Ритуал», но резко уволившийся с государевой службой после арестов своих подчиненных. 

Крупнейшие ритуальные компании Москвы. Схема — Медуза

О монополизации громче всех кричал Алексей Сулоев, у которого, кстати, тоже имеется торговая точка на Хованском кладбище. На рынке ритуальных услуг Москвы Сулоев почти легенда: он занимал кабинет Марсия еще при Лужкове. В те далекие годы он был славен продажей земли на Троекуровском кладбище по 4,5 млн рублей за место, а также захватом тех же 40% рынка ритуальных услуг столицы. В частности, при Сулоеве была создана система государственных специализированных служб. Создавались они по принципу вхождения мэрии в капитал частных компаний за предоставленные им привилегии. В числе привилегированных оказался и аффилированный с Сулоевым холдинг «Горбрус», который до сих пор владеет 90% торговых точек на Николо-Архангельском кладбище и присутствует еще на трех кладбищах столицы. 

Алексей Сулоев    

Спустя пару недель после громких обвинений в адрес бывших коллег, Сулоева обвинили в мошенничестве на сумму 55 млн рублей. Обвинение носило предупредительный характер, и даже имя бывшего директора ГУП «Ритуал» старались не упоминать. Остальные искатели правды уловили прозрачный намек и больше претензий к ГБУ «Ритуал» и его главе Артему Екимову не имели. На рынке воцарилась гробовая тишина. Даже возмущенный коллектив «Ритуала» умиротворенно отложил ручку и бумагу, взявшись за работу. 

Игра в монополию 

Какой бы ни была реальная доля «Ритуала» на рынке похоронных услуг, монополия здесь ни для кого не в новинку. Скорее наоборот, Москва демонстрирует конкуренцию, о которой не могут мечтать даже в Санкт-Петербурге. В конце 90-х здесь шла настоящая война за контроль над похоронным рынком. Ее жертвами стали семь санитаров петербургских моргов, два адвоката и даже настоятель церкви Святой Преподобномученицы Елизаветы, совершавший требы при одном из городских моргов. Конец расправам положил арест «похоронного короля» Валерия Бурыкина и участников его банды. 

Валерий Бурыкин

Когда Бурыкин шел по этапу, его бывшую вотчину уже осваивали другие люди. Бывший оперативник Игорь Минаков еще в 1998 году понял, что мертвых охранять выгоднее, чем живых, и создал ЧОП «Защита», обслуживающий городские кладбища. Минаков объединился с владельцем компании «Ритуальные услуги» Валерием Ларькиным и, вероятно, не без помощи силовых структур, занял место Бурыкина на рынке. На сегодняшний день структуры Минакова и Ларькина контролируют 90% петербургского рынка ритуальных услуг. По данным ФАС, во многом благодаря сращению с муниципальными структурами. 

Игорь Минаков

В отдаленных регионах подобная картина и вовсе стала нормой. В Волгограде монополию на захоронение усопших получила похоронная служба «Память», причем безо всякой инициативы мэрии. Учредитель компании — депутат-единоросс областной думы Ирина Соловьева. Ее муж Иосиф Ефремов возглавлял городское муниципальное похоронное предприятие. При таком распределении семейных ролей путь к монополии занял всего два шага: «Память» выиграла тендер на оказание гарантированных гражданам услуг по погребению, а муниципальный конкурент под чутким руководством Ефремова стал банкротом. 

Ирина Соловьева

Смысл слова «монополия» в Волгограде с той поры знают даже далекие от экономики люди. «Память» не только взвинтила цены на ритуальные услуги, но забыла о бесплатных услугах, закрепленных законом. Любые попытки похоронить усопшего за счет бюджета превращаются в войну, где в ход идут и невыдача тела семье, и оцепление кладбища, и простое рукоприкладство. Полиция за происходящим предпочитает наблюдать со стороны. Администрация Волгограда тем временем продлила госконтрант с «Памятью» на гарантированные услуги по погребению до 2027 года. И даже предоставила налоговые каникулы ввиду «отсутствия конкуренции».

.

Беспредел похоронной службы «Память» в Волгограде

Деньги любят тишину 

С финансовой точки зрения бизнес ритуальных услуг — один из самых непрозрачных. Конечный ценник на погребение и сопутствующие услуги ограничен только аппетитами агента и возможностями семьи покойного. В случае сложившейся монополии последнее обстоятельство значения не имеет. Владельцы ритуальных агентств не любят говорить о прибыли. Но косвенно оценить прибыльность этого сегмента все же можно.

Упомянутая выше Ирина Соловьева владеет четырьмя домами площадью от 72 до 1099 кв.м, 10 земельными участками, нежилыми помещениями в количестве 2 штук, а также автомобилями Mercedes и Porsche Cayenne. За 2017 год она зарегистрировала доход в более чем 18 млн рублей. Однако лондонское образование ее сына (тоже депутата) намекает на то, что реальные доходы Соловьевой несколько выше.

Петербургский бизнесмен Игорь Минаков стабильно попадает в первую сотню самых богатых людей города. В 2016 году он занимал 58-ю строчку с состоянием в 16,7 млрд рублей. Впрочем, Минаков всегда может списать богатство на строительный бизнес, которым он владеет. Однако ФАС Петербурга оценивает емкость городского рынка ритуальных услуг в 5 млрд рублей ежегодно, а долю Минакова на рынке в 90%. Таким образом, на погребении и сопутствующих услугах Минаков зарабатывает минимум 4,5 млрд рублей в год. 

Тут невольно вспоминается гневное письмо работников столичного ГБУ «Ритуал», называвших прибыль учреждения в 300 млн рублей «значительной». Уж очень расходится эта цифра с той долей рынка, которую приписывают ГБУ «Ритуал». Чтобы не привлекать внимания к этой теме, учреждение уже три года вовсе не отчитывается о своих доходах и пресекает любые подсчеты со стороны. Попытка журналистов Daily Storm рассчитать стоимость похорон в «Ритуале» на основе открытых данных закончилась обысками в редакции и возбуждением уголовного дела. Выводы о том, что исходя из представленной «Ритуалом» отчетности за 2014 год похороны одного лица стоили 19 тыс. рублей, квалифицировали по статье 128.1 УК РФ («Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления»). Видимо, в ГБУ «Ритуал» согласны с тем, что их доходы в несколько раз выше. Просто большие деньги любят мертвую тишину.

crimerussia.com