Игорь Сечин топит Николая Токарева в грязной нефти

Бизнес

Игорь Сечин топит Николая Токарева в грязной нефти

Идет новый виток конфликта «Роснефти» с «Транснефтью».
25.09.2019

На днях продолжилось противостояние двух титанов отечественной нефтяной промышлености — руководителя «Роснефти» Игоря Сечина  и главы «Транснефти» Николая Токарева. Как передаёт корреспондент The Moscow Post, новый виток конфликта ознаменовался официальным сообщением «Транснефти», где раскрывались показатели содержания хлорорганики (ХОС) в нефти, поставляемой «Роснефтью» в трубопроводную систему компании Токарева.

Оказалось, что по итогам восьми месяцев этого года «Роснефть» регулярно сдавала в систему нефть с содержанием хлорорганики (ХОС) более допустимых 1 ppm (миллионной доли). То есть нефть с превышением ХОС, которую можно считать не вполне «чистой». Средневзвешенный показатель по этому году составил 1,7 ppm, тогда как за 2018 год он равнялся 1,6 ppm.

Значит ли это, что «Роснефть» поставляет некачественное сырье, но и делает это системно? Судя по представленной информации, в этом году качество нефти еще сильнее снизилось, чем в предыдущем.

Официальное сообщение «Транснефти», в котором раскрываются эти показатели, мера скорее всего вынужденная. Представляется, что на фоне реального конфликта с Сечиным Токарев до последнего не хотел обнародовать эти данные. Возможно, понимая, что продолжение публичной склоки и неприглядное поведение «Роснефти» несёт в себе репутационные издержки для всей отрасли.

Однако, огромное количество явно заказных публикаций в СМИ и настоящая компания по дискредитации «Транснефти» и его лично, судя по всему, просто заставили его нанести «ответный удар».

«Дружба» дружбе рознь

Коротко напомним суть разногласий двух топ-менеджеров жизненно важных для России госкомпаний. Спор между Сечиным и Токаревым идёт на повышенных тонах с весны этого года, после апрельской аварии на трубопроводе «Дружба». Тогда через приемо-сдаточный пункт (ПСП) в трубу «Транснефти» попала нефть, загрязненная хлорорганическим растворителем выше допустимых 1 ppm. В результате загрязнено оказалось более 4 млн тонн нефти.

Разразился самый настоящий международный скандал, который ударил по репутации России, как надёжного поставщика качественной нефти. Покупатели потребовали от «Транснефти» сотен миллионов долларов компенсаций. Сумма ущерба достигла почти полумиллиарда.

Конечно, довольно быстро нашли «стрелочников». Нескольких сотрудников ПСП посадили в СИЗО. Однако, главный вопрос — как в трубопроводе оказалась некачественная нефть: её туда поставила «Роснефть», или загрязнение произошло уже в трубопроводной системе?

И тут началось. В отрасли, кажется, ни для кого не секрет, что именно компания Сечина, как добытчик и поставщик нефти, отвечает за качество поставляемого ресурса. Однако, какую «бучу» развернул Игорь Иванович, чтобы спасти свою репутацию! Да и не лишнее это дело: никому не хочется оказаться «крайним» и компенсировать убытки европейским партнёрам.

С тех самых пор Сечин начал по-настоящему «топить» Токарева. «Подтянули» всех, кого могли: конфликт пришлось модерировать первым лицам государства. В Германии вообще прошла волна митингов на нефтеперерабатывающих заводах, явно спровоцированных заинтересованными лицами.

Кто эти лица, а точнее лицо, догадаться не трудно: именно структуре Игоря Ивановича принадлежит контрольный пакет НПЗ в немецком Шведте, рабочие которого решили помитинговать. После этого Николай Токарев явно не сдержался. В интервью «Коммерсанту» он откровенно заявил: «Мы знаем, кто организует там митинги и вовлекает коллег в эту конфликтую ситуацию. Всё понятно: «Роснефти» нужно, чтобы она не кончалась».

В ход пошла и «тяжёлая артиллерия» в виде пресс-секретаря «Роснефти», известного любителя крепких спиртных напитков Михаила Леонтьева. Ему приписывают кураторство кампании по дискредитации в СМИ. Летом кто-то (видимо, из его окружения) «слил» смету с заказными публикациями против «Транснефти», где все шишки валятся на Токарева и его компанию. Доказать её подлинность, конечно, никто не может, но по стилю на Леонтьева очень похоже.

Стоит отметить, что битва пресс-секретарей двух компаний — Михаила Леонтьева и Игоря Демина от «Транснефти», пожалуй, самая яркая битва в российском PR. Очередной виток их войны связан как раз с текущей ситуацией.

В том же интервью «Коммерсанту» Николай Токарев ответил на слова Игоря Ивановича о необходимости принести извинения за комментарии официального представителя Транснефти Николая Дёмина. Тот ранее посмел высказать мнение о переписке главы Совета директоров Роснефти Герхарда Шрёдера и премьер-министра России Дмитрия Медведева по поводу мер по недопущению подобных ситуаций в будущем.

Напомним, Сечин посчитал, что представители «Транснефти» должны принести свои извинения за комментарии Дёмина, которые в «Роснефти» сочли некорректными. В ответ на это Токарев сказал, что если руководитель «Роснефти» должен не извинения просить, а первым поставить на место своего пресс-секретаря Михаила Леонтьева, который постоянно публично всех «посылает».

Кто кого?

Несмотря на то, что всё это больше похоже на некий информационный шум, за ним стоит куда более серьёзная подоплёка. Ведь конфликт между Сечиным и Токаревым продолжается уже много лет.

Злые языки продолжают утверждать, что конечной целью Игоря Ивановича является смещение Токарева с поста главы «Транснефти» и создание единого монстра-монополиста, который объединит как добычу, так и транспортировку нефтепродуктов. Конечно, под чутким руководством самого Игоря Ивановича.

В этом смысле конфликт вокруг загрязнённой нефти в Дружбе — лишь эпизод этого масштабного противостояния двух топ-менеджеров госкорпораций. Например, в начале этого года случился еще один конфликт: по поводу доставки «чёрного золота» к Комсомольскому НПЗ «Роснефти».

Тогда госкорпрация под управлением Игоря Ивановича в открытую саботировала построенный «Транснефтью» трубопровод к НПЗ. Который, на минуточку, обошёлся в 47 млрд рублей.

Однако, Сечин решил возить нефть к заводу по железной дороге. Мол, стороны не договорились о тарифах на транспортировку по трубе. До сих пор не ясно, сколько в этом решении экономической составляющей, а сколько — неприязни и желания поставить палки в колеса.