Игорь Ротенберг выгодно добурился до «Газпрома»

Игорь Ротенберг выгодно добурился до «Газпрома»
Бизнес

Игорь Ротенберг выгодно добурился до «Газпрома»

Спустя девять лет после продажи семье Ротенбергов своих непрофильных активов «Газпром» выкупает обратно не только строительного, но и бурового подрядчика. За эти годы компания выплатила 25 миллиардов рублей дивидендов.
20.08.2019

Новый единый подрядчик «Газпрома» «Газстройпром» ведет переговоры о покупке «Газпром бурения» у Игоря Ротенберга и его партнеров. Об этом РБК рассказали два источника, близких к монополии, и собеседник в одной из аффилированных с ней структур.

Стороны принципиально договорились, но пока никак не могут согласовать цену, говорит один из собеседников РБК. «Газпром бурение» — крупнейший исполнитель буровых работ для «Газпрома», и Ротенберг «так дорого запросил за компанию, что даже в «Газпроме» очень удивились», объяснил он. По словам второго собеседника, переговоры продолжаются, но никаких решений не принято. «Если партнерам удастся договориться о цене, сделка может состояться осенью [2019 года]», — заключает источник.

Какую цену обсуждают стороны, собеседники РБК не знают. Выручка «Газпром бурения» в 2018 году составила 79 млрд руб., чистая прибыль — 9 млрд руб.

Это не единственный подрядный бизнес, который «Газпром» в начале 2000-х продал Аркадию Ротенбергу, а теперь выкупает обратно (Игорь Ротенберг, сын Аркадия, стал владельцем «Газпром бурения» в 2014 году), говорят источники РБК. В этом году «Газстройпром» также может выкупить у Ротенберга одного из крупнейших подрядчиков газовых строек — «Стройгазмонтаж» с выручкой 304 млрд руб. Основные активы «Стройгазмонтажа» бизнесмен также купил у монополии в 2008 году за 8,3 млрд руб.

В «Газпроме» и «Газстройпроме» отказались от комментариев, представители «Газпром бурения» и семьи Ротенбергов пока не ответили на запросы РБК.

Сколько заработают Ротенберги

Сейчас 78,8% «Газпром бурения» принадлежит Игорю Ротенбергу, 16,3% — у ЗПИФ «Оскар», 5% — у Александра Замятина, давнего партнера Игоря Снегурова, совладельца еще одного крупного подрядчика — группы ВИС.

Аркадий Ротенберг выкупил у «Газпрома» «Газпром бурение» в 2011 году на тендере. В 2014 году, попав под санкции США и ЕС, Аркадий Ротенберг продал компанию своему сыну Игорю, 16,3% получил брат бизнесмена — Борис Ротенберг (этот пакет он затем передал ЗПИФ «Оскар»). В 2018 году Игорь Ротенберг и «Газпром бурение» также попали под санкции США.

К 2019 году Ротенберги заработали минимум в шесть раз больше, чем инвестировали в подрядчика. В 2011 году Аркадий Ротенберг купил актив на аукционе за 4,05 млрд руб., сделав единственный шаг в 500 тыс. руб. С 2011 года компания выплатила акционерам 25 млрд руб. дивидендов, из них рекордные 7,5 млрд руб. — в 2018 году, следует из данных СПАРК и «Интерфакса».

В 2011 году подрядчик выполнял 70% буровых работ «Газпрома». Новые собственники планировали диверсифицировать компанию и выйти на зарубежные рынки, в частности в Саудовскую Аравию. Эти планы были отложены из-за загрузки контрактами «Газпрома», сказал гендиректор компании Дамир Валеев в 2018 году. За девять лет «Газпром бурение» получила только одного нового крупного заказчика — «Башнефть-Полюс» (совместное предприятие «Башнефти» и ЛУКОЙЛа): в 2015–2016 годах компания выиграла тендеры на 10 млрд руб.

Зачем «Газпром» возвращает себе подрядчика

«Газпром» объявил о распродаже непрофильных активов после того, как в 2001 году монополию возглавил Алексей Миллер, — это нужно было в том числе для снижения долга монополии. В июне 2019 года на вопрос о причинах создания «Газстройпрома» Миллер сказал, что стройка — по-прежнему непрофильный для «Газпрома» бизнес. Сейчас монополия владеет 49% в «Газстройпроме», остальное — у структур, близких к Газпромбанку, и неизвестных физических лиц. «Но даже то участие наше, которое есть в настоящее время, в самое ближайшее время будет уменьшено», — отметил Миллер. «Газпром» создает «эффективный механизм контроля за инвестиционно-строительным циклом», — заверил он журналистов.

С точки зрения экономики для «Газпрома» нет смысла в покупке «Газпром бурения», считает аналитик рейтингового агентства S&P Александр Грязнов. «За последние пять—семь лет практически все нефтегазовые мейджоры избавились от сервисных компаний, их содержание стало неэффективно: если сервис на аутсорсинге, ты можешь снизить цену для подрядчика, если внутри компании — уже нет», — объяснил он. В итоге в мире сформировался большой и высококонкурентный рынок сервисных услуг и нефтегазовые компании серьезно продавили подрядчиков по ценам, заключил он. Но эта сделка позволит «Газпрому» больше не отчитываться о транзакциях с компанией, попавшей под санкции, рассуждает Грязнов.

Теоретически в условиях конкуренции продажа сервисных компаний должна привести к повышению качества и снижению цен на услуги для таких структур, как «Газпром», подтверждает старший директор отдела корпораций Fitch Дмитрий Маринченко. Но в России по-настоящему конкурентных условий так и не сложилось, ценообразование на рынке буровых услуг не всегда прозрачно, заключил эксперт.