Хозяина «Уралкалия» Дмитрия Мазепина коронавирус не берет

Бизнес

Хозяина «Уралкалия» Дмитрия Мазепина коронавирус не берет

Тест на коронавирус в организме хозяина концерна «Уралкалий» Дмитрия Мазепина дал отрицательные результаты, сейчас воодушевленный магнат пытается получить технологию для производства дезинфектантов у министерства обороны, а также использовать пандемию COVID-19, чтобы компенсировать неудачи в бизнесе.
16.04.2020

Владелец одного из трех крупнейших мировых производителей калийных удобрений на днях обратился к вице-премьеру Андрею Белоусову с требованием оказать своему бизнесу государственную поддержку. Дмитрий Мазепин, наряду с главами компаний «Мечел» и «Акрон», просит перенести выплату по кредитам перед госбанками с 2020-го на 2021-2022 годы. Также обращение содержит требование субсидирования процентной ставки по кредитам, которые будут привлечены в ближайшие два года. Все бы ничего, но производство минеральных удобрений от коронавируса не пострадало. Другое дело, что проблемы в бизнесе Мазепина начались задолго до эпидемии.

Рудники для Сталина от министра Колчака

Согласно рейтингу Forbes, среди компаний России «Уралкалий» находится на 56-м месте по итогам 2018 года с выручкой в 173,6 млрд руб. В 2019 году выручка составила 180,237 млрд руб. По объему производства — 11,1 млн тонн хлористого калия по итогам 2019 года (на 3 % меньше, чем в 2018 году) — его пять рудников и шесть обогатительных фабрик уступают лишь канадскому Nutrien Ltd и белорусскому «Беларуськалию», конкурируя с ними за спрос ведущих потребителей. Прежде всего — Индии, Китая, России и стран Юго-Восточной Азии, занимающих более половины мирового рынка. Свыше 60 % объема продаж «Уралкалия» приходится на эти страны.

Начиналось же всё в 1925 году. Геологическая экспедиция профессора Пермского университета и бывшего министра просвещения в правительстве адмирала Колчака Павла Преображенского открыла Верхнекамское месторождение калийно-магниевых солей. Экономика СССР остро нуждалась в такого рода сырье, поэтому вскоре по решению президиума Госплана и с ведома товарища Сталина закладываются калийные комбинаты в Соликамске и Березниках.

«Раньше Соликамск был захолустной вотчиной графов Строгановых, — восторгался диктор советского довоенного киножурнала, — а теперь здесь начал работать крупнейший в мире калийный комбинат… Высококачественные химические удобрения — социалистическому урожаю!»

В годы Великой Отечественной войны на предприятиях наладили производство карналлита. Сплавы, изготовляемые из титана и извлекаемого из этого минерала магния, использовали в авиационной промышленности. В 1964 году березниковский и соликамский комбинаты были объединены в «Уралкалий», однако 19 лет спустя соликамское предприятие выделили в отдельное производственное объединение «Сильвинит».

Если верить разделу «История» сайта «Уралкалия», с 1992 по 2001 год в компании не происходило ровным счетом ничего, заслуживающего внимания. Похоже, там хотят забыть о дикой приватизации объединения, когда его хозяином стал Дмитрий Рыболовлев.

По заветам товарища Драйзера

Начинал будущий олигарх и миллиардер скромно — с частной медицинской компании «Магнетикс». Больных там пользовали магнитотерапией по методу отца Дмитрия — доктора медицинских наук и преподавателя Пермского института, который с отличием окончил и будущий калиевый король. Доходы «Магнетикса» оказались не слишком велики, купля-продажа пошла куда успешнее. Вдохновленный романами американского писателя-коммуниста Теодора Драйзера о магнате Фрэнке Каупервуде, Рыболовлев сделал свой первый миллион на торговле пивом, потом скупал чубайсовские ваучеры и менял их на акции пермских предприятий.

Тесть Дмитрия Валерий Чупраков занимал должность директора пермского завода минеральных удобрений. В 1995 году судьба «Уралкалия» была решена, Рыболовлев приобрел достаточное количество акций, чтобы возглавить его совет директоров и… угодил за решетку по обвинению в организации убийства директора другого своего предприятия АО «Нефтехимик» Евгения Пантелеймонова.

По иронии судьбы в следственном изоляторе Рыболовлев просидел почти столько же, сколько драйзеровский Каупервуд в американской тюрьме, — 11 месяцев против 13, но в конечном итоге его оправдали.

Впоследствии капиталист Рыболовлев также жил по заветам коммуниста Драйзера. Подобно Каупервуду, он постоянно приобретал недвижимость (флоридская усадьба будущего президента США Дональда Трампа обошлась ему в 95 млн $) и произведения искусства. На картины знаменитых художников от Гогена до Пикассо олигарх потратил более 2 млрд $. В 2014 году он счел, что переплатил вдвое и . 

По Драйзеру развивались и семейные отношения, только у Фрэнка бракоразводный процесс был коротким, а у Дмитрия — воистину эпическим. С Еленой он судился с 2008 по 2015 год. Супруга претендовала на 4,5 млрд $, то есть половину официального состояния бизнесмена, но в итоге согласилась на 603 млн $ и швейцарский особняк.

Миллиарды в провалах

Сконцентрировав 65,5 % акций «Уралкалия» в кипрском офшоре Madura Holdings, Рыболовлев правил концерном 15 лет. Используя главное российское преимущество — дешевую и достаточно квалифицированную рабочую силу, он смог выйти на уровень 11 % мирового производства калийных удобрений, но добыча велась по принципу «после нас хоть потоп».

После изъятия руды возникали пустоты, и земля рушилась в них, образуя огромные воронки. В советские времена пустоты неизменно закладывалось пустой породой, произошла лишь одна авария в 1986 году, да и то далеко от жилых кварталов. При Рыболовлеве территория Березников походила на лунный пейзаж.

Самой страшной стала авария 2006 года, когда прорвавшиеся воды затопили шахту Первого березниковского рудоуправления. Обошлось без жертв, однако город начал постепенно уходить под землю: то в одном, то в другом месте образовывались огромные провалы. Всего за прошедшие 13 лет их появилось десять: первый и самый крупный, возникший 28 июля 2007 года, быстро превратился в гигантский кратер площадью около 120 тыс. м² и глубиной 110 м. Местные жители не унывают и даже дают провалам ласковые названия вроде «Большой брат» (самый первый и крупный), «Блинчик» (появился на масленицу), «Дачник» (возник возле дачного кооператива «Ключики»).

Всего в Березниках признаны аварийными около сотни зданий, включая школы, детские сады и старейший в городе храм — церковь Усекновения главы Иоанна Предтечи. Затраты только на переселение бездомных горожан составили 2 млрд руб. По объему аварийного жилья Пермский край находится на втором месте в России, причем многие разваливающиеся на глазах дома признают годными для проживания.

Проверкой ситуации после первой аварии занялась высокая правительственная комиссия, в ходе работы которой не раз звучала критика в адрес собственника. Министр чрезвычайных ситуаций Сергей Шойгу предлагал «посмотреть финансовые итоги работы этого предприятия за последние годы, а также узнать, кто первый номер по налоговым платежам в Швейцарии». Однако возглавил комиссию министр природных ресурсов Юрий Трутнев, которого Дмитрий усиленно продвигал в губернаторы региона. В правительстве у Трутнева нашлись союзники, и Рыболовлев был признан невиновным. Виноватыми оказались землетрясения и советская власть, строившая в Березниках недостаточно прочные дома.

Впоследствии некоторым менеджерам всё же предъявили обвинения, но не за провалы. Вице-спикер гордумы Березников и экс-руководитель управления «Уралкалия» Андрей Мусихин получил пять лет за дачу взятки в размере 200 тыс $ замначальника УФНС по Пермскому краю Виталию Макарихину. Мусихин сообщил, что заказчиком сделки с целью изменения результатов проверки производителя нефтегазового оборудования ЗАО «Искра-Авигаз» являлся бывший директор «Уралкалия» Анатолий Лебедев, но тот срочно выехал в Лондон, откуда, как известно, выдачи нет.

Футболисты для князя Монако

Сам Рыболовлев покинул Россию еще в ходе работы комиссии Трутнева и в 2010 году продал свой пакет акций «Уралкалия» за 6,5 млрд $. Претензии столпов вертикали власти типа Сергея Шойгу сразу сошли на нет. Дмитрий Евгеньевич зажил в свое удовольствие с юными моделями. Ну, и смог наконец как следует побаловать любимую дочку Екатерину.

В 2011 году Екатерина Рыболовлева стала собственницей пентхауза в Нью-Йорке за 88 млн $, а в 2013-м получила греческие острова Скорпиос и Спарти, обошедшиеся любящему папе в 126 млн $. Ранее Скорпиос принадлежал знаменитому греческому миллиардеру Аристотелю Онассису. Теперь Рыболовлев планирует создать на островке роскошный курорт.

Получится ли? Приобретя в 2011-м контрольный пакет акций футбольного клуба «Монако», пермский бизнесмен вернул его в первую лигу Франции, а в 2017-м даже привел к золотым медалям. Совладелец клуба князь Монако Альбер II был в восторге, но постепенно его чувства к Рыболовлеву охладели. Сейчас монакские власти обвиняют Рыболовлева в коррупции, и новый министр юстиции Робер Желли полон решимости довести его дело до конца.

Баумгертнер — заложник Лукашенко

Крупнейшим покупателем рыболовлевских ценных бумаг стал владелец группы «Нафта Москва» Сулейман Керимов (25 % акций «Уралкалия»). Кроме него в число новых совладельцев вошли Александр Несис (группа «ИСТ», 17,7 %), Филарет Гальчев («Евроцемент груп»,15 %) и Александр Мамут («Тройка Диалог», 3,5 %). Совет директоров возглавил бывший глава администрации Бориса Ельцина Александр Волошин, которому после ухода с постов председателей совета директоров РАО «ЕЭС» и «Норильского никеля» требовалось не менее солидное место для кормления.

Официальный заработок Волошина на новой должности составил 1 млн $, однако, согласно распространенному мнению, имела место классическая синекура. Все основные решения принимали главные акционеры, прежде всего Керимов. Ранее купившему 25 % акций «Сильвинита» дагестанскому олигарху удалось добиться его слияния с «Уралкалием», чего так и не смог добиться Рыболовлев. Однако объединенную корпорацию уже ждали новые потрясения.

Наряду с Россией хозяевами главных мировых запасов калийной руды являются далекая Канада и близкая Белоруссия. Рыболовлев активно контактировал с белорусской стороной и стал одним из инициаторов создания в 2005 году ЗАО «Белорусская калийная компания» (БКК), которая объединила продажи «Уралкалия» и «Беларуськалия». В случае присоединения к альянсу других добывающих компаний России он мог контролировать свыше 40 % месторождений планеты и определять цены на глобальном рынке.

Слияние «Уралкалия» с «Сильвинитом» существенно увеличило шансы на такое соглашение, однако затем между двумя странами разразился громкий скандал. Российская сторона объявила о выходе из партнерства с «Беларуськалием» и переходе к самостоятельной реализации продукции, что вызвало резкое падение цен на рынке. Когда же гендиректор Владислав Баумгертнер отправился в Минск урегулировать вопрос по приглашению премьер-министра Михаила Мясниковича, 26 августа 2012 года его арестовали по обвинению в нанесении ущерба в 100 млн $ «Беларуськалию» и БКК. Затем Следственный комитет Белоруссии, по требованию президента Александра Лукашенко, объявил в розыск Керимова.

Возвышение белорусских суворовцев

Условием освобождения Баумгертнера и прекращения конфликта стал уход хозяина «Нафты» из «Уралкалия», и Керимов сдался. Вместе с ним ушли из «Уралкалия» Гальчев, Мамут и Несис. Наибольшую часть пакета акций (21,75 %) приобрела группа «Онэксим» Михаила Прохорова, 5,82 % досталось «дочке» «Лукойла» Вагита Алекперова и 12,25 % — китайской Chengdong Investment Corporation. Главным же выгодоприобретателем, как показали дальнейшие события, оказался владелец концерна по производству азотных удобрений «Уралхим» Дмитрий Мазепин, купивший 19,9 % акций за 125,8 млрд руб. Именно этого выпускника минского Суворовского училища, не без оснований, называли хранителем заграничных счетов Лукашенко и доверенным посредником между ним и российским бизнес-сообществом. К слову сказать, если лично Лукашенко от перехода «Уралкалия» в новые руки и выиграл, то его страна не получила ничего. Продажа через БКК прекращена, компания обанкротилась, Мазепин же предпочитает торговать через Латвию, для чего приобрел терминалы в Риге и Вентспилсе. Парадоксально, но будущий эмигрант Рыболовлев проявил себя большим державником, предпочитал входящей в НАТО Латвии союзную Белоруссию и вкладывал деньги в Балтийский транспортный терминал морского порта Санкт-Петербурга.

Биография Мазепина как нельзя располагала к посредничеству. Гражданство и России, и Белоруссии. Два высших образования — на экономическом факультете МГИМО и в Санкт-Петербургском институте экономики и управления. Служба военным переводчиком в Афганистане почти автоматически гарантировала полезные знакомства среди военных и в органах. Наконец, не менее полезные связи в среде крупнейших коммерсантов, которые Мазепин завязал, работая вице-президентом Тюменской нефтяной компании, президентом нефтехимеческой компании «Сибур», генеральным директором «Кузбассугля» и зампредом Российского фонда федерального имущества. Если «батька» хотел видеть в «Уралкалии» такого человека, его наезд на Керимова вполне логичен.

Не менее логичной стала и смена председателя совета директоров. Место Волошина занял генеральный директор государственной оборонной корпорации «Ростех» Сергей Чемезов. Ветеран КГБ Чемезов является одним из наиболее доверенных соратников президента. Неудивительно, что кроме своей основной работы Сергей Викторович регулярно оказывается «смотрящим» на стратегических предприятиях типа «КамАЗа» и «Аэрофлота». Считается, что поддерживал назначение и Михаил Прохоров, имеющий с семьей Чемезова общий бизнес (жена главы «Ростеха» — акционер принадлежащего «Онэксим» банка МФК).

Впрочем, сегодня фигура попавшего под санкции Сергея Чемезова рассматривается как один из источников проблем «Уралкалия». В проспекте к пятилетним евробондам компании говорится, что этот факт может повлиять на возможности и желания контрагентов иметь дело с «Уралкалием». В январе 2020 года стало известно, что «Уралхим» и «Уралкалий» не смогли договориться о приобретении акций бразильского производителя удобрений Fertilizantes Heringer, несмотря на достигнутые ранее соглашения.

Кстати, Прохоров от назначения Чемезова ничего не выиграл. Крах его нескольких коммерческих («Ё-мобиль» и светодиодный завод «Оптоган») и политических (партии «Правое дело» и «Гражданская платформа») проектов облегчил вытеснение «Онэксим» из «Уралкалия». Большую часть акций (20,5 %) перекупил кипрский офшор Rinsoco Trading Co. Limited, принадлежащий другу Мазепина по Суворовскому училищу, гражданину Белоруссии Дмитрию Лобяку. 20,3 % компании принадлежит «Уралхиму» Мазепина. Больше половины капитала компании — 56,22 % — приходится на квазиказначейский пакет на балансе «Уралкалий-Технологий». Почти весь квазиказначейский пакет (55,26 %) с конца 2017 года заложен в Сбербанке по кредиту для структуры Дмитрия Лобяка и нескольких структур «Уралхима». Эти деньги бизнесмен привлекал в 2016 году на выкуп 20 % «Уралкалия» у «Онэксима». Похоже, акционерам и самому «Уралкалию» сложно обслуживать долги. Однако они умудряются получать всё новые кредиты от госбанков.

Известно, что до конца 2019 года «Уралкалий» должен был погасить кредит в размере около 500 млн $ перед Сбербанком. Но получил новый, прямо под Новый, 2020, год! Кредит в размере 3,9 млрд $ «Уралхим» планирует направить на улучшение кредитного портфеля и оптимизацию графика его погашения, а также реализацию инвестиционной программы. Таким образом, как бы ни выглядели заявления об инвестиционной стратегии (в проспекте к размещению евробондов компании говорится, что к 2025 году «Уралкалий» увеличит производство калийных удобрений на 23 % по сравнению с 2018 годом — с 11,5 млн до 15 млн тонн; капитальные затраты компании в 2020–2025 годах составят 3 млрд $), структура Дмитрия Мазепина все больше напоминает классическую пирамиду.

Тяжелые времена «Уралкалия»

Пока Мазепин обустраивает порты Латвии, а Рыболовлев — острова Греции, для «Уралкалия» настали тяжелые времена. Чистый убыток в 2018 году составил 8,85 млрд руб. (результат особенно неприятный на фоне прибыли 2017 года в 50, 86 млрд руб.). Причины известны: падение курса рубля, необходимость обслуживать ранее взятые кредиты и снижение мирового спроса на калийные удобрения из-за сокращения производства пальмового масла в Юго-Восточной Азии и неблагоприятной погоды в Северной Америке.

«Беларуськалий» завершил прошлый год с чистой прибылью 819,58 млн белорусских руб. Корпорация укрепляет свои позиции за счет Китая, в котором определенные круги в Минске видят более привлекательного партнера, чем Россия. Речь уже идет не только об экспорте, но и об открытии совместного предприятия, вроде завода по производству нитрата калия, строительство которого начато в Минске совместно с китайской компаний Migao. Выдавив Мазепина из Индии и большей части Китая, а канадцев потеснив в Новой Зеландии, «Беларуськалий» отчасти спровоцировал объединение PotashCorp и Agrium Inc и вызвал интерес инвесторов. В частности, условно российский (собственник 91,67 % акций — нидерландская SovCo Capital Partners B.V.) «Совкомбанк» предоставил белорусскому концерну кредит в €100 млн.

Канадцы, несмотря на переход к белорусам части покупателей Новой Зеландии, закончили прошлый год с прибылью 3,57 млрд $. Если «Уралкалий» ранее сделал рывок, объединившись с «Сильвинитом», то с 1 января 2018 года по тому же пути пошли канадцы. Слив PotashCorp и Agrium Inc в суперкорпорацию Nutrien Ltd, они установили контроль над 20 % мирового рынка калийных удобрений. Главная опасность для Nutrien — угроза попасть под каток торговой войны США с Китаем, из-за которой пошлины Поднебесной на канадский калий могут существенно возрасти.

В обстановке столь жесткой конкуренции «Уралкалию» приходится сокращать добычу: за январь–июль 2019 года на 3 % — 170 тыс тонн, а по итогам года — на 150–300 тыс. Вопреки бодрым отчетам официального сайта, на благополучии работников это сказывается. При Рыболовлеве тут трудилось 13,5 тыс. человек, сейчас около 12 тыс., а в итоге должно остаться не более 11 тыс. На тематическом сайте пользователи жалуются, что за тяжелую и опасную работу платят крайне мало и доходы не растут: крепильщик 5-го разряда как получал семь лет назад 30 тысяч, так и получает.

Только с декабря 2018 года на «Уралкалии» и «Уралхиме» погибло 14 человек. Характерно, что после гибели 9 шахтеров при пожаре на руднике «Соликамск-3» 22 декабря 2018 года хозяйский сын Никита Мазепин демонстративно не стал отменять намеченную на 23 декабря роскошную вечеринку в московском клубе Secret Room. Мероприятие завершилось катанием по ночной столице на автомобилях, до которых Мазепин-младший большой охотник. Только одна из его гонок на болидах стоила 38 млн руб., часть которых выделил щедрый папа. Компенсации семьям погибших на «Соликамске-3» составили 27 млн.