«Халифат» арийца Рахмона

«Халифат» арийца Рахмона

«Халифат» арийца Рахмона

Kompromat.Name: Нынешний президент Эмомали Рахмон (Рахмонов) фактически сменил статус на «лидера нации», а Таджикистан перейдет его семье в собственность. Эксперты считают, что эта монархия будет опираться на религиозные секты экстремистского толка

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

Народ высказался


Эмомали Рахмон

На референдуме за поправки в Конституцию, проходившем в Таджикистане в минувшее воскресенье, проголосовали 92% граждан (4 миллиона 38 тысяч 138 человек), сообщили в ЦИК страны. Главным нововведением стало разрешение нынешнему главе страны — Эмомали Рахмону — править ею пожизненно, сообщает «Русская весна».

Статья 65 Конституции Таджикистана налагает запрет для президентов занимать этот пост более двух сроков подряд. Принятые на референдуме поправки не отменяют его, но делают исключение для одного человека — собственно Рахмона.


Рустам Эмомали

Кроме того, поправки понижают нижнюю возрастную планку для допустимого возраста Президента страны до тридцати лет. Это «необходимо» для преемственности власти в буквальном смысле — от Эмомали Рахмона (Эмомали Шарипович Рахмонов) власть может перейти к его сыну — Рустаму Эмомали, которому сейчас 28. Следующие выборы должны состояться в 2020 году, отмечает «Новороссия».

«Качели» арийца Рахмонова

Журналист Алексей Челноков на страницах газеты «Совершенно секретно» еще в 2012 году рассказывал о том, на каких «качелях» раскачивается государственный деятель, «Пешвои миллат» (Лидер нации) и теперь уже будущий монарх Таджикистана.

«2006 год Рахмонов объявил Годом арийской цивилизации . Тогда праздничный Душанбе украсился разноцветными свастиками, отдаленно напомнив чем-то Берлин во время летних Олимпийских игр 1936-го. Также в сентябре отмечалось 15-летие независимости Таджикистана. К этому празднику власти и приурочили «Большой арийский форум», на который, как заявляли официальные лица, съехались «и основательные немцы, и гордые осетины, и непокорные иранцы, и славяне – западные и восточные».

На полках редких, еще не закрывшихся книжных магазинов появилось роскошное издание «Эмомали Рахмонов: год арийской цивилизации» – последний, шестой, том «исторически значимых» произведений президента. К тому времени уже вышли: «Эмомали Рахмонов – спаситель нации» (1992–1995); «Эмомали Рахмонов – основоположник мира и национального единства» (1996–1999); «Эмомали Рахмонов – начало этапа созидания» (2000–2003); «Эмомали Рахмонов – год, равный векам» (2004); «Эмомали Рахмонов: год культуры мира» (2005). По этим книгам, уверяли гостей «Арийского форума», «можно изучать историю страны с момента обретения ею независимости».

Яркие плакаты со свастикой, облепившие Душанбе, должны были довести до жителей и гостей столицы две простые истины. Во-первых, таджики ведут свою родословную от древних ариев. Во-вторых, Эмомали Рахмон является отцом того народа, от которого произошло большинство народностей Кавказа и Средней Азии.

Наверное, в голове славянина облик таджикского гастарбайтера никак не вязался с образом арийца, и потому в московских газетах почти не обратили внимание на «Большой арийский форум». Даже в священный Год арийской цивилизации газетчики продолжали цинично публиковать цифры из статистических отчетов о состоянии дел в Таджикистане.

…Беднейшая из бывших республик СССР. Средний годовой доход жителя Таджикистана составляет 260 долларов. ВВП Таджикистана на душу населения насчитывает одну тысячу долларов в год (в России этот показатель равнялся восьми тысячам долларов). 60 процентов жителей Таджикистана находятся за чертой бедности, уровень безработицы в стране достигает 40 процентов.

По данным Федеральной миграционной службы, денежные переводы таджикских гастарбайтеров из России равны двум годовым бюджетам этой страны. Бюджет Таджикистана составляет $485 млн, а из России в эту республику ежегодно переводится $1 млрд, причем легально – только $500 млн.

В Таджикистане задерживается около 80 процентов всех партий наркотиков, изымаемых в Средней Азии, и треть опиатов (героина и опия-сырца), попадающих в руки правоохранительных органов во всем мире. По сведениям таджикского Центра стратегических исследований, около 15 процентов доходов мелких и средних предпринимателей уходит в республике на дачу взяток и подкуп должностных лиц. По данным социологических опросов, 82% населения республики недовольны режимом Рахмонова.

Численный состав Вооруженных сил страны достигает 15 тысяч человек. (Для сравнения: дислоцированная в Таджикистане российская 201-я Гатчинская мотострелковая дивизия насчитывает 7,5 тысячи человек.) Ежегодный военный бюджет – около 42 миллионов долларов.

Салафиты, ваххабиты и народные ценности «Рахмон-паши»

«Человек, приехавший в сегодняшний Таджикистан после 10 лет с момента последнего в нём пребывания, может и не узнать страны, — писал в мае 2015 года Хамро Машарипов. Да нет — никаких крупных строительств, никаких кардинальных изменений в облике республики не обнаружится. И климат тот же, и природа, и машин больше не стало, и уровень жизни населения не вырос ощутимо — даже наоборот… Стало больше бородачей и женщин в хиджабах, даже в парандже. Такое ощущение, что путешествуешь по Кандагару или другому месту соседнего Афганистана..,

Только в горячечном бреду можно назвать «окрепшим» государство, где более 80% населения республики проживает за чертой бедности, а относительно здоровая часть, почти 2 млн. человек, в возрасте 16-30 лет ежегодно выезжает на заработки за границу, в основном в Россию, писал TJKNEWS.COM .

Международные эксперты отмечают снизившиеся до критического минимума затраты на здравоохранение, которые в шесть раз ниже целевого показателя, обоснованного Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) для развивающихся стран.

Все это вкупе для неимущего населения – дополнительная возможность либо обзаводиться оружием, либо головой уйти в религию.

Таджикистан медленно, но верно идёт к исламизации. В этом ничего плохого и не было бы: вспомним Саудовскую Аравию, Иран, Эмираты, Катар, Бахрейн… Там живут, преимущественно, по канонам ислама и шариата. Но у этих жителей хотя есть материальные доказательства преимущества такой жизни.

Интересно в связи с этим замечание ректора Нижегородского Исламского университета Дамира Мухединова, который, наблюдая за таджикистанскими мигрантами в России, пришел к выводу, что некоторые из них невольно попадут в сети тех или иных религиозных групп. «Таджикские мигранты религиозно слабо образованы. Они становятся хорошей находкой для ваххабитов, хизбутов, таблиговцев, которые в отличие от стран Центральной Азии в России широко представлены», — считает российский религиозный деятель.

Он приводит пример из собственной практики, когда, будучи священником в мечети, принимал мусульман-мигрантов из Таджикистана. Они начинали молиться, как ханифиты, но через некоторое время меняли религиозные убеждения и уходили. «Мы их учили, как нужно молиться, мыть руки и вести себя в мечети. Но через некоторое время видели, что некоторые из них подгинают штаны, начинают по-другому читать намаз и поднимают во время молитвы руки. Спрашиваем — почему вы так делаете? Мигранты говорят, что, так как вы научили — это неправильно. Чужеземные богословы становятся для них авторитетом», — рассказывает Дамир Мухединов.

Появление, резкое увеличение религиозных сект (зачастую самого экстремистского характера) свидетельствует в пользу версии о том, что всё это происходит с согласия таджикской верхушки.
В стране более чем лояльно относятся к салафитам, вахаббитам и другим экстремистским сектам.

Газета «Коммерсантъ» еще в 1999 году рассказывала, что русский термин «ваххабизм» был запущен в конце 80-х годов тогдашним КГБ СССР. Им обозначались представители неофициального, подпольного ислама, преимущественно в Средней Азии. Тогдашним центром ваххабизма была Ферганская долина в Узбекистане. Именно в Фергане в 70-80-е годы в подпольных исламских школах Намангана получили свое религиозное образование нынешние лидеры таджикских ваххабитов Давлат Усмон (министр экономики Таджикистана), Саид Абдулло Нури (лидер Объединенной таджикской оппозиции и председатель Комиссии по национальному примирению), Мухаммад Шариф Химматзода (глава одного из комитетов названной комиссии).

Во второй половине 90-х годов ваххабиты объявились уже в России — на Северном Кавказе. Прежде всего — в Чечне, где они объединились вокруг полевого командира иорданского происхождения Хаттаба. Кстати, первый бой с российской армией Хаттаб провел не в Чечне, а в Таджикистане. В мае 1993 года вместе с отрядом боевиков исламской оппозиции он участвовал в разгроме 12-й российской погранзаставы.

Сегодня эмиссары ваххабитов уже заполонили Среднюю Азию, Закавказье, российский юг и Поволжье. И стали, таким образом, реальной политической силой на большей части постсоветского пространства.

Страны СНГ, в частности Россию, ваххабиты рассматривают как «наиболее слабое звено мирового империализма», где легче всего прийти к власти. Как и у всякой порядочной политической организации, у ваххабитов есть свои программы минимум и максимум, писала газета.

Программа-минимум — отсечь мусульманскую паству от традиционного духовенства. На этом этапе главные противники ваххабитов — официальные священнослужители и богословы, борьба против которых ведется самыми различными методами, вплоть до терактов. Так, в прошлом году был устранен муфтий Дагестана — один из непримиримых противников ваххабитов, которых в республике, по оценкам специалистов, насчитывается уже более 10% населения.

Программа-максимум — разгром внешнего врага, то есть светской власти и «неверных». Именно этот этап начинается сейчас ( в 1999 году. – Kompromat.Name)в Таджикистане. Там ваххабиты создали по-настоящему серьезный плацдарм. В районе Тавильдары, контролируемой таджикской оппозицией, существует крупнейший учебно-диверсионный центр. Обучаются там не только таджики, но и представители соседних государств, прежде всего Узбекистана.


Президент Таджикистана Эмомали Рахмон (слева) и лидер оппозиции Саид Абдулло Нури. В центре спецпредставитель ООН Дитрех Меррем. 1997 год. Москва

Еще летом 1997 года Эмомали Рахмонов заключил с оппозицией соглашение о мире. Постепенно отряды исламской оппозиции, контролируемые непосредственно Саидом Абдулло Нури, стали одной из главных опор президента внутри страны. Они приняли самое активное участие в подавлении мятежа на севере Таджикистана в ноябре 1998 года. Таким образом, союз действующей таджикской власти с ваххабитами скреплен кровью.

Исламизация светского Таджикистана идёт невиданными темпами. Рядовых граждан, не верящих в будущее страны, понять можно, продолжает Хамро Машарипов: при нынешних формах коррупции и социальной несправедливости многие ищут утешения как раз-таки в религии. А так как официальная религия не может (или не хочет?) давать конкретные ответы на злободневные вопросы, люди ищут ответы у экстремистов. Многие к сожалению находят…»

Но вернемся к статье Алексея Челнокова, раскрывающего особенность кланового построения страны.

«Население в этой мусульманской стране, граничащей с Афганистаном, Туркменистаном, Узбекистаном, Киргизией и Китаем, перевалило за 7 миллионов человек. Реальная власть в Таджикистане поделена между авлодами – территориально-семейными кланами. К наиболее влиятельным относятся ходжентский (или ленинабадский), кулябский, каратегинский, гиссарский, а также памирский (или горно-бадахшанский) кланы. «Ленинабад правит, Куляб охраняет, Памир танцует, а Каратегин торгует» – гласит таджикская пословица.

Ходжентский клан (Северный Таджикистан) находился у власти в стране с 1930-х годов и крепко засел в печёнках других семей. К концу 1980-х горно-бадахшанцы организовали демократическое движение страны, а каратегинцы профинансировали исламистов. В 1992 году важную роль начал играть кулябский клан. Кулябцы с гиссарцами при поддержке ходжентцев стали противостоять «демоисламистам». (Президент Рахмонов – уроженец кулябского посёлка Дангара, и ведущие посты в Таджикистане теперь занимают уроженцы этого поселка и соседних с ним сёл.)

О том, как Рахмонов шёл в правители «Страны ариев», в подробностях описано в основанной на реальных событиях книге «Батька Махмуд. История времён смуты», которая, по всей видимости, до сих пор не издана. Одна только сцена из этой книги может сказать больше, чем десятки аналитических справок спецслужб.

Итак, на дворе сентябрь 1992-го, небольшая чайхана поселка Дангара, неподалеку от Куляба, оцеплена бородатыми автоматчиками. Внутри ведут неторопливую беседу два важных таджика.
– Вот что я тебе скажу, Махмуд. – Сангак Сафаров глотнул чая и поставил пиалу на стол. – Ведь мне не за что благодарить советскую власть. Отца и старшего брата расстреляли при Сталине, младшие умерли от голода. Дорога у меня была одна. Свой первый срок я получил за угон, последний за то, что убил чеченца, я всего лишь отстаивал свою честь. На зоне меня «короновали», так я стал первым вором из Таджикистана. – Сафаров самодовольно улыбнулся и взял со стола пиалу.
– В Таджикистане о вас всегда говорили только хорошее, ака Сангак, – заметил затянутый в камуфляж собеседник Сафарова. – А грехов у каждого хватает.

– Как вы правы, ака Сангак! – восторженно воскликнул Махмуд. – Только так можно остановить этих ублюдков! Как плохо, что таких, как вы, в Таджикистане так мало.

– Но я уже стар, Махмуд, – печально заметил Сангак. – Мне 64, я болен, я слишком долго сидел, должны прийти новые люди, они поднимут наш Таджикистан…

– Ака Сангак, можно подавать плов?

Беседу прервал возникший как из-под земли человек лет сорока с большой тарелкой (ляганом) плова в руках.

– Свеженький, горячий! – подобострастно улыбнулся он Сангаку и бросил мимолетный взгляд на Махмуда.

Эмомали прижал руку к сердцу и исчез, будто растворившись в воздухе.

– А кто этот человек, ака Сангак? – спросил Махмуд, потянувшись к плову.

– Эмомали Рахмонов, директор местного колхоза.

– Не нравится мне этот Эмомали, недобрый у него взгляд, хитрый. Не верьте ему, ака Сангак!

– Ты неправ, Махмуд, – возразил Сафаров. – Нельзя всех подозревать, кому-то нужно верить. Эмомали хороший парень, мой земляк, тоже дангаринец, честно тебе признаюсь, Махмуд, я хочу двигать его наверх.


Сангак Сафаров (Бобо Сангак)

Сангака Сафарова называли вором в законе по кличке Бобо Сангак. Односельчанин Эмомали Рахмонова, он родился в 1928 году в селе Дангара Кулябской области. Первый срок получил в 1951-м за угон автомобиля, последний – в 1964-м за убийство. В общей сложности Бобо Сангак провел в заключении 23 года. После освобождения работал буфетчиком в Кулябе. В 1992 году возглавил боевые отряды Народного фронта. В боях против сторонников исламских и демократических партий смог одержать победу. По сути, именно Бобо Сангак привел к власти нынешнее руководство государства.

В 1993 году Сангак Сафаров и его бывший соратник, полевой командир Файзали Зарипов (Саидов) погибли при невыясненных обстоятельствах в Бохтарском районе. В связи с этим в Таджикистане был объявлен день траура. Именем Сангака Сафарова был назван Таджикский высший военный колледж (в 2002 году переименован в Военный институт Министерства обороны)».

«Арийский прикус»

«…В 1999-м Рахмонов был переизбран на пост Президента Таджикистана на семилетний срок. По официальным данным, за него проголосовали 97 процентов избирателей при общей явке 99,8 процента. После выборов Рахмонов особенно целеустремленно взялся за укрепление своей власти. Избавившись от «крыши», таджикский правитель принялся вышибать главную подпорку – «российские штыки», — продолжал журналист Алексей Челноков.

«В 2001 году Рахмонов поспешил предоставить США и НАТО воздушный коридор в Афганистан и согласился предоставить таджикские аэродромы для авиации антиталибской коалиции. Позже вел переговоры о возможном открытии американской военной базы. Тогда-то впервые между Таджикистаном и Россией появилась «трещина». Рахмонов требовал вывести 201-ю мотострелковую дивизию, которая когда-то помогла ему стать президентом.

Потом американцы решили обосноваться в Узбекистане и Киргизии, и уговорить Рахмонова стало проще. Помогло обещание России списать госдолг Таджикистана в 300 млн долларов. 17 октября 2004 года российская военная база в Кулябе была торжественно открыта. (Спустя пять лет Рахмонов потребовал пересмотреть условия договора.)

В ноябре 2006 года Рахмонов выиграл очередные президентские выборы, а через несколько месяцев ввел несколько неожиданных запретов. Призвав граждан Таджикистана использовать исторически правильное написание своих имен и фамилий, запретил регистрацию детей с фамилиями, имеющими русские окончания -ов и -ев. При этом он заявил, что сам отныне будет именоваться Эмомали Рахмоном.

Рахмон выпустил закон «Об упорядочении традиций, торжеств и обрядов в Республике Таджикистан», который, в частности, «ограничивает» размах свадеб и поминок. Одновременно было запрещено проведение в школах выпускных балов и праздников букваря.

Еще издал указ, запрещающий всем государственным служащим вставлять золотые зубы. Причиной послужила учительница, на которую обратил внимание глава государства во время посещения одной из школ.

– Учителя жалуются на маленькие зарплаты, а зубы – золотые, – негодовал президент. – Как представители международных организаций могут поверить в вашу бедность, если рот учителя полон золота?

За соблюдением запрета на ношение золотых коронок поручено следить министру образования, кстати, тоже кулябцу. – Kompromat.Name) Абдуджабору Рахмонову.

С тех пор как Президент Таджикистана «дерусифицировал» свою фамилию, изменилось и его отношение к России в целом. Прежде самый беспрекословный и надежный союзник превратился в капризного, своенравного азиатского правителя. И теперь перед каждой встречей Эмомали Рахмона с президентом России аналитики гадают, какого «сюрприза» ждать от переговоров глав двух государств».

Kompromat.Name
http://Kompromat.Name.ru/info/61130.html
обзор Kompromat.Name
23.05.2016