Гражданка России Изабель душ Сантуш стала богатейшей женщиной Африки благодаря связям отца

Власть

Гражданка России Изабель душ Сантуш стала богатейшей женщиной Африки благодаря связям отца

Богатейшая женщина Африки и гражданка России Изабель душ Сантуш создала бизнес-империю с помощью сотен подставных компаний, протекционистских сделок и связей отца, бывшего президента страны.
21.01.2020

Изабель душ Сантуш — дочь бывшего президента Анголы и, как недавно выяснилось, гражданка России, ее муж и действующие в их интересах лица создали в десятках юрисдикций, включая офшорные и «налоговые гавани», бизнес-империю более чем из 400 компаний, которые получили от правительства Анголы контракты на миллиарды долларов, утверждается в расследовании Международного консорциума журналистов-расследователей (ICIJ). Журналисты утверждают, что именно недобросовестные сделки, совершавшиеся на протяжении 20 лет, сделали душ Сантуш самой состоятельной женщиной Африки, а богатую нефтью и алмазами Анголу — одной из самых бедных стран мира.

Новое расследование ICIJ называется Luanda Leaks. Оно продолжалось восемь месяцев, в течение которых более 120 журналистов изучили сотни тысяч полученных в результате утечки документов и опросили десятки людей. Утекшие документы включают в себя электронные письма и документы компаний душ Сантуш, отчеты консультантов, налоговые декларации и др.

Результаты расследования обнародованы сразу в нескольких крупных международных изданиях, среди которых The New York Times, The Guardian. Forbes рассказывает о главных выводах этих публикаций.

Появление миллиардера

Ключевым деловым партнером душ Сантуш ICIJ называет ее мужа Синдику Доколо. Они поженились в 2002 году, когда ей было 29, а ему — 30. Доколо — состоятельный конголезский бизнесмен и коллекционер произведений искусства «с пристрастием к автомобилям Porsche, американскому баскетболу и африканскому искусству». В посвященной свадьбе статье в еженедельнике Jeune Afrique Доколо заявил: «Следующие олигархи — вроде тех, кого мы видим в России, — будут выходцами из нашего региона».

Из расследования следует, что за последние десятилетия (журналисты изучают период с 1992 года) душ Сантуш и ее муж зарегистрировали более 400 структур в 41 стране. Часть компаний создавались в «налоговых гаванях», вроде Мальты и Гонконга. Как утверждает ICIJ, эти юрисдикции команда душ Сантуш использовала, чтобы сохранить ее состояние. Фаворитом из юрисдикций была Мальта: журналисты обнаружили среди утекших документов подготовленное юристами 16-страничное описание налоговых льгот Мальты, в котором указывалось, что, создав компанию в этой стране, можно начать бизнес и получать дивиденды, проценты и роялти без уплаты налогов.

Как минимум 94 компании были зарегистрированы в юрисдикциях, гарантирующих сохранение финансовой тайны, таких как Дубай, Маврикий и Британские Виргинские острова. Треть из этих компаний были подставными, утверждает ICIJ. Как утверждается в расследовании, душ Сантуш и ее муж использовали этот «архипелаг подставных фирм» для того, чтобы без лишнего внимания инвестировать в бизнес и недвижимость.

Например, в 2010 году Доколо использовал две мальтийские компании для приобретения контрольного пакета в швейцарской ювелирной компании De Grisogono. Его деловым партнером в этой сделке стала ангольская госкомпания Sodiam, занимающаяся торговлей алмазами. Sodiam помогла финансировать сделку и одолжила ювелирной компании более $120 млн, следует из документов.

Другую мальтийскую компанию душ Сантуш и ее муж использовали для покупки квартиры в Монте-Карло за $55 млн, указывает ICIJ. В 2016-м душ Сантуш и Доколо через подставную компанию, зарегистрированную на Британских Виргинских островах, приобрели яхту за $35 млн.

В интервью и публичных выступлениях душ Сантуш позиционирует себя как селфмейд- миллиардера. Например, в интервью Financial Times она рассказывала, что ее предпринимательский дух проснулся еще в детстве, когда она продавала куриные яйца, чтобы покупать себе сладкую вату. В свою очередь, ICIJ называет ее «главным бенефициаром» деятельности отца — Жозе Эдуарду душ Сантуша, который бессменно правил Анголой 38 лет. Душ Сантуш относился к Анголе «как к своей личной ферме», заявил журналистам местный правозащитник Сальвадор Фрейре.

Брак родителей Изабель душ Сантуш распался, когда она была ребенком. В 1979 году шестилетняя душ Сантуш с матерью, уроженкой Пензы Татьяной Кукановой, уехала из Анголы в Лондон, где закончила школу и получила инженерное образование. Тем не менее она оставалась близка с отцом — как отмечается в расследовании, на семейных встречах они иногда доставали гитары и импровизировали вместе.

В 1999 году отец душ Сантуш создал корпорацию Angola Selling Corp., получившую эксклюзивное право продавать ангольские алмазы. 24,5% акций он передал зарегистрированной в Гибралтаре компании Trans Africa Investment Services. Позднее выяснится, что единственными владельцами этой компании были Изабель душ Сантуш и ее мать, пишет ICIJ.

Год спустя правительство Анголы выдало одну из первых в стране лицензий на мобильную связь компании Unitel, среди владельцев и учредителей которой была Изабель душ Сантуш.

К 30 годам душ Сантуш владела роскошными квартирами в Лондоне и Лиссабоне стоимостью миллионы долларов, пишет ICIJ.

Благодаря связям отца душ Сантуш познакомилась с португальским миллиардером Америко Аморимом (умер в 2017 году), который стал ее бизнес-партнером. В 2005 году они совместно создали в Анголе Banco BIC — сейчас это один из крупнейших банков в стране с активами в $4,2 млрд. Впоследствии бизнес-партнеры совместно инвестировали в производство цемента, недвижимость и энергетику.

В 2005 году Аморим и ангольская нефтяная госкомпания Sonangol учредили совместную компанию Amorim Energia, которая впоследствии приобрела 33,3% португальской энергетической компании Galp Energia. Через год Sonangol продала 40% своей доли в совместном предприятии швейцарской компании мужа душ Сантуш Exem Holding. Доля была оценена в $99 млн, но Sonangol получила всего $15 млн, согласившись одолжить покупателю большую часть суммы. Доколо заявил ICIJ, что полностью погасил кредит в 2017 году. В свою очередь, Sonangol заявила, что отклонила платеж, так как в нарушение договора о кредите выплату предлагалось сделать в ангольской валюте. Сегодня стоимость проданной доли оценивается примерно в $800 млн, говорится в расследовании.

К 40 годам душ Сантуш стала «главной экономической силой в Анголе»: на нее работали тысячи человек. Ее активы включали доли в мобильном операторе Unitel, банках Banco BIC и Banco BPI, крупнейшем в Португалии операторе кабельного телевидения и интернета ZON Multimédia и спутниковом операторе ZAP, португальском производителе компонентов электроинфраструктуры Efacec Power Solutions, ювелирной компании de Grisogono. Душ Сантуш также контролировала крупнейшего в Анголе производителя цемента Nova Cimangola и готовилась запустить сеть супермаркетов Candando и производителя напитков Sodiba.

В тот год душ Сантуш впервые попала в рейтинг Forbes, оказавшись единственной женщиной среди африканских миллиардеров. При этом в статье о душ Сантуш указывалось, что ее состояние преимущественно формировалось благодаря протекционизму.

Денежная машина для душ Сантуш

Компании платили душ Сантуш миллионы долларов в виде дивидендов, пишет ICIJ. В частности, Unitel журналисты называют «денежной машиной»: по подсчетам журналистов, с 2006 по 2015 год оператор связи мог выплатить акционерам более $5 млрд в виде дивидендов.

Душ Сантуш также задумала крупный проект реновации столицы Анголы Луанды, из-за которого, как утверждает ICIJ, жилья лишились тысячи семей. Она планировала застроить береговую линию высотными домами, создать искусственные острова и обустроить новый пляж, порт и набережную. И утверждала, что выселять или переселять жителей побережья не потребуется — все будет построено на землях, «отвоеванных» у моря. Проект стоимостью $1,3 млрд был предварительно одобрен ее отцом в мае 2013 года. Уже в следующем месяце солдаты, полиция и сотрудники президентской охраны начали выселять жителей рыбацкого поселения Арея Бранка и сносить их дома бульдозерами, пишет ICIJ. «Без предупреждения, без уведомления… Это было похоже на бойню», — рассказала журналистам местная жительница.

Доли в банках нужны были душ Сантуш, чтобы финансировать деятельность своей бизнес-империи, когда привлечь финансирование у западных банков было сложно. Как пишет ICIJ, начиная с 2012 года у западных банков появилась обеспокоенность из-за сомнительных операций компаний душ Сантуш и ее мужа — например, кредита на $460 млн, который Unitel выдал ее нидерландской компании Unitel International Holdings, и выплаты $1,3 млн офшору Доколо на Британских Виргинских островах со стороны швейцарской ювелирной компании de Grisogono. Банки, в частности Citigroup и Barclays, начали отказываться от сделок, считая риски слишком высокими. Проблемы также возникли с банками Deutsche Bank, ING и Santander.

Для улучшения своего имиджа душ Сантуш наняла самого известного в Португалии консультанта по связям с общественностью, начала давать интервью и участвовать в крупных бизнес-мероприятиях, а также завела Instagram, куда она публиковала селфи с экономических форумов, семейные снимки и фото со знаменитостями, вроде Пэрис Хилтон, Крис Дженнер, Ники Минаж и Линдси Лохан.

На фоне этих усилий один из акционеров Unitel, компания PT Ventures, подала жалобу в Международную торговую палату в Париже, утверждая, что Unitel выдавала кредиты на сотни миллионов офшорным фирмам в рамках схемы «разграбления компании в пользу Изабель душ Сантуш». Убыток Unitel компания оценила в $314 млн. Душ Сантуш отвергла обвинения, отметив, что все решения принимались в «интересах Unitel». В то же время ICIJ пишет, что, согласно изученным документам, душ Сантуш подписывала спорные кредиты одновременно и как заемщик, и как кредитор.

В 2014 году, после обвала цен на нефть, Sonangol столкнулась с финансовыми трудностями. Boston Consulting Group, привлеченная советниками душ Сантуш, подготовила 52-страничный план спасения госкомпании. Ведущая роль в нем отводилась мальтийской компании Wise Intelligence Solutions, единственными акционерами которой были душ Сантуш и ее муж, пишет ICIJ. Вскоре правительство Анголы заключило с этой компанией контракт на $9,3 млн на оказание консультационных услуг Sonangol.

В 2015 году, как утверждает ICIJ, отец душ Сантуш начал готовиться к уходу с поста президента, который он к тому времени занимал 35 лет. Его администрация заключила целый ряд контрактов, выгодных компаниям Изабель душ Сантуш, утверждает ICIJ со ссылкой на изученные документы. В частности, был окончательно утвержден генеральный план реновации Луанды и проект создания нового порта к северу от столицы. Компания душ Сантуш Urbinveste получила контракты на $1,3 млрд и $1,5 млрд соответственно. Впоследствии новый президент Анголы отменил оба проекта. Кроме того, компания душ Сантуш получила контракт на строительство плотины и гидроэлектростанции стоимостью $4,5 млрд.

В 2016 году отец душ Сантуш назначил ее главой нефтяной госкомпании Sonangol. В этой компании, тогда еще новой и быстрорастущей, душ Сантуш бывала еще в детстве — до отъезда в Лондон там работала ее мать, которая иногда водила дочь в офис. Один из бывших менеджеров компании вспоминает, как видел маленькую Изабель на коленях у матери за рабочим столом. Возглавив компанию, душ Сантуш стала вторым по влиянию человеком в стране после президента, сказал ангольский аналитик Аслак Орре.

Вскоре после назначения душ Сантуш ее юристы создали в Дубае консалтинговую компанию Ironsea Consulting (позднее переименована в Matter Business Solutions DMCC). Офис компании был зарегистрирован по соседству с резиденцией душ Сантуш в Джумейре, а владельцем по документам стала ее давняя подруга и бизнес-партнер Паула Оливейра, пишет ICIJ. Sonangol заключила с этой компанией контракт на консультационные услуги.

Переплата на $1 млрд

Осенью 2017 года отец душ Сантуш перестал быть президентом. Сменивший его Жуан Лоренсу уволил душ Сантуш с поста главы Sonangol. Через несколько часов после этого Sonangol попросила своих португальских банкиров перевести $38 млн на банковский счет Matter Business Solutions, пишет ICIJ со ссылкой на изученные утекшие документы Sonangol. Всего за два дня, по данным журналистов, нефтяная компания тремя платежами перевела на счет Mattter Business Solutions $58 млн.

Три месяца спустя новый глава Sonangol Карлос Сатурнино заявил, что душ Сантуш за 18 месяцев работы в госкомпании одобрила выплату почти $135 млн за консультационные услуги. Большая часть этих денег, по его словам, досталась ее компаниям, включая дубайскую Matter Business Solutions, остальные — ее доверенным консультантам, среди которых были такие гиганты, как PwC, Boston Consulting и McKinsey. Сама душ Сантуш заявила, что все эти платежи законны и были сделаны за оказанные услуги. Она также отметила, что контракт с Matter Business Solutions был одобрен советом директоров Sonangol, при этом сама она на голосовании воздержалась, чтобы избежать конфликта интересов.

В марте 2018 года прокуратура Анголы начала предварительное расследование по делу. Душ Сантуш была вызвана на допрос, но не явилась, позднее заявив, что не получала повестку.

Неназванные ангольские чиновники сообщили ICIJ, что, по предварительным данным, государственные контракты, заключенные правительством душ Сантуш с компаниями дочери, были завышены более чем на $1 млрд. Сейчас по этому поводу проводится расследование. По делу проходят душ Сантуш, ее муж и Марио Филипе Морейра Лейте да Силва — бывший сотрудник PwC, который управлял финансами супругов. В конце декабря ангольский суд арестовал активы душ Сантуш. Forbes оценил стоимость заблокированного имущества в $400 млн

PwC отказалась комментировать услуги, которые предоставила компаниям душ Сантуш, и сообщила о намерении разорвать сотрудничество. McKinsey заявила, что уже не сотрудничает со структурами душ Сантуш. Boston Consulting сообщила, что при заключении контракта предприняла меря для того, «чтобы обеспечить соблюдение установленных политик и избежать коррупции и других рисков».

Сама душ Сантуш настаивает, что не замешана в протекционизме, не причастна к получению незаконных выплат и не использовала офшорные компании, чтобы избежать уплаты налогов. Ранее она сравнивала свое преследование с охотой на ведьм.

Ее муж Синдика Доколо заявил, что использование офшорных юрисдикций было деловой необходимостью. «Для человека из Анголы или Демократической Республики Конго, которые на европейских рынках внесены в черный список, очень трудно открыть банковский счет в Европе, — сказал он. — Для человека вроде меня, который относится к политически значимым людям с 2001 года, это почти невозможно. Меня можно критиковать за использование налоговых убежищ, но разве это незаконно?»