«Главное, чтобы ни к Скочу, ни к Усману ни в коем случае»

«Главное, чтобы ни к Скочу, ни к Усману ни в коем случае»

Продолжаем серию статей о «громких» фамилиях, которые фигурируют в деле о взятке для сотрудников СКР за освобождение «авторитета» Андрея Кочуйкова (Итальянец) — ближайшего сподвижника «вора в законе» Захара Калашова (Шакро Молодой).

В прошлых статьях мы подробно описали, как сотрудникам СКР передавалась взятка в 500 тыс долларов. Официально взяткодателем выступал бизнесмен, ранее связанный с солнцевской группировкой, Олег Шейхаметов. Однако, по нашему мнению, из материалов дела следует, что Шейхаметов представлял интересы депутата Госдумы Андрея Скоча, тоже ранее связанно с солнцевской группировкой. И деньги тоже принадлежали Скочу. Вместе со Скочем отношение к этой теме явно имел и его деловой партнер Алишер Усманов. Из опубликованных ранее материалов дела  следует, что в связи с «проблемой Кочуйкова», «вор в законе» Захар Калашов лично встречался с Усмановым и высказывал ему претензии. Это подтверждает и диалог между двумя получателями 500 тыс долларов — начальником управления СКР Михаилом Максименко (МИ) и его подчиненным Денисом Богородецким (БД). Они обсуждают проблему того, что деньги уже уплачены, а Кочуйков отказывается признать вину по новым обвинениям — в самоуправстве. А без признаний ему не могут изменить меру пресечения. Несмотря на то, что формально деньги передавал Шейхаметов, Богородецкий говорит Максименко о том, что главное, чтобы не узнали о роли в этой истории Скоча и Усманова.

МИ –   Он позвонил, начал: «Что беспредельничаете?» … Мы … уведомляем о том, что …    Поэтому нужно сделать. Надо, чтобы он подписал. Крамер написал. Ну..с ним. Что?

БД –     Да нет.

МИ –   Может, вот опять же, понимаешь, вот я Диме говорю … Скоч сказал … Дима стал с ним разговаривать. Он говорит: «Ну, я в этой теме, у меня есть специальные люди …  наши»

БД  –    (говорит шёпотом) А у вас есть кофе?

МИ –   Ну вон есть.

БД –     Достану себе чашку? А то мне, мне Ламонов звонит: «Ты где?». Я с Рублёвки лечу. Москва вся стоит, Иванович, просто стоит.

МИ –   Я не знаю, чего делать-то. Да поставь ты чашку, возьми, вон, чистую.

БД –     Вы- выкрутимся.

МИ –   М?

БД –     Выкрутимся сейчас, скажем. Просто …

МИ –   Потому что его …

БД –     (говорит шёпотом) Да. Была создана … и специально поставили цепляться. … Чтобы, в общем, ни к Скочу, ни к Усману ни в коем случае не … Вот в чём вопрос.

МИ –   Ну вот он и говорит, что мне…, что будет. Мне, по большому счёту, тоже. Надо это Диме-то … бояться. А по-другому так  и будет(?) … ничего не выйдет.

БД  –    А если он откажется?

МИ –   От чего?

БД  –    От этой сознанки.

МИ –   То ему..…. Нет, так будет сидеть точно.

БД  –    Да?

МИ –   У него четвёртая …

БД  –    Это я знаю … Как надо сделать лучше и надо сказать ему …

(слышны звуки работы кофе машины)

Следующим публикуем фрагмент беседы Максименко (МИ) и Дмитрия Смычковского (С.Д.) Последний представлял целую группу «инвесторов», которые выделили на выкуп Кочуйкова 1 млн долларов. Потом, Смычковский узнал, что параллельно Скоч заплатил 500 тыс. Одновременно и Скоч получил информацию, что другие люди платят 1 млн. Скочу крайне не понравилась такая ситуация, он начал высказывать претензии. В результате Смычковский решил встретиться с депутатом и обсудить сложившуюся проблему. Однако, тот напрямую с ним общаться отказался. Тогда был использован переговорщик, хорошо знакомый и со Скочем, и со Смычковским. Это бывший помощник председателя Верховного суда Игорь Борисенко. Об этом человеке и его роли в решение проблем Скоча и Усманова, расскажем как-нибудь отдельно. Пока же мы приводим расшифровку беседы Максименко и Смычковского, состоявшуюся после встречи Борисенко со Скочем.

МИ – А ты со Скочем не встречался, ничего?

СД    – Нет, он же не захотел встречаться.

МИ – … почему? А …

СД   – Да вообще это первый раз такое. Ну, он не захотел даже с Борисенко встречаться. Борисенко к нему поехал, а он начал на/ орать на Борисенко: «Какого там вообще моя фамилия, выплыла?» Борисенко говорит: «Ты чего? Ты ж мне сказал – поехать к Диме. Я поехал и ему сказал, что ты меня попросил. А я ему что скажу? Я откуда вашего Андрея там знаю?» – «….вообще апеллировать моим именем, там отдельный человек этим занимается у нас. Не надо ничего влазить. Всё. Мы вот отдельно, а вот Захар – это отдельно». Борисенко говорит: «Подожди, ты ж сначала/ Мы с тобой встретились, определились, что я поехал к человеку, поговорил, что им он будет заниматься, а теперь вы начинаете, как бы, это/»  – «Ну мы, типа, в два конца не хотим платить, а то сейчас получится – мы сюда заплатим, и ещё Шакро нам потом скажет, счёт выставит». Я говорю: «Да он свои деньги заплатил». Борисенко говорит: «Ну, он с вас-то получать не хочет». Тогда он говорит: «Всё, я сейчас улетаю, пусть тогда, кто там, говорит, главный, пусть встретится с этим, с Львом, с моим. И объяснят, чего там как, как вот там дальше, там, это». Я Борисенко говорю: «А предмет для разговора, как? О чём нам разговаривать, чего нам объяснять? Мы всё объяснили, вы прислали/ это мы сказали: «Дайте адвокатов». Ваши адвокаты пришли. Мы с вами договорились, как что, кто пишет». Потом, когда приехал конвой, уже за ним приехал, он отказался ехать».

Андрей Скоч

Как видно из этой беседы, Скочу крайне не нравится, что фамилии его и Усманова «всплыли» в связи с темой взятки и он прямо говорит, что отрядил для этих целей специального человека — Шейхаметова. Сам он на время своего отсутствия просит вести переговоры со своим младшим партнером Львом Кветным.

Лев Кветной

По нашим данным, в связи со всеми этими фактами у ФСБ РФ набралось немало вопросов к Скочу и Усманову. И со временем они будут им непременно заданы.

Алишер Усманов

Продолжение следует..

Рукриминал