Главлит против ЦРУ

Главлит против ЦРУ

Как фотография из журнала «Огонек» помогла аналитикам ЦРУ установить систему энергоснабжения предприятий атомной промышленности СССР

Журнал «Огонек» – одно из популярнейших иллюстрированных изданий СССР

За что Твардовский не любил цензуру

В советское время существовал Главлит. Молодые журналисты понятия не имеют, что это такое. А для тех, кто в журналистике много лет, Главлит – Бог. Или почти Бог. Это был государственный институт цензуры, созданный на основании декрета Совета народных комиссаров РСФСР в 1922 году. Главлит (полное название Главное управление по делам литературы и издательств) следил, чтобы в газетах, журналах, книгах, на радио не велась агитация против Советской власти, чтобы не допускалось разглашение военной тайны, чтобы не возбуждалось общественное мнение «путем сообщения ложных сведений».

Со временем задачи Главлита были значительно расширены. В частности, он стал контролировать ввоз иностранной литературы в СССР и вывоз советской литературы из страны за границу, следил за тем, какую информацию в свои агентства и газеты передают из СССР иностранные корреспонденты. Именно на Главлит возложили обязанность составлять списки «политически вредной литературы», подлежащей изъятию органами цензуры из библиотек общественного пользования и книжных магазинов.

Весь в поту, статейки правит,
Водит носом взад-вперёд:
То убавит, то прибавит,
То свое словечко вставит,
То чужое зачеркнёт.
То его отметит птичкой,
Сам себе и Глав и Лит,
То возьмёт его в кавычки,
То опять же оголит.

Так выразил всеобщее отношение к Главлиту Александр Твардовский в поэме «Василий Теркин на том свете».

Главлит олицетворял систему тотального контроля над всем, что способно было думать и излагать мысли публично. За это Главлит ненавидели. Но было бы несправедливо считать, что все, что делала эта государственная структура, было порочным. Существовало направление ее деятельности вполне оправданное – это контроль за тем, чтобы СМИ не разглашались сведения, представляющие государственную и военную тайну. Как известно, все разведки мира в охоте за такими сведениями тщательно изучают периодику (особенно научную). Этим занимаются целые подразделения, в задачу которых входит штудировать газеты, журналы, книги, следить за радио- и телепередачами, чтобы выудить крупицы интересующей информации, растиражированной по легкомыслию или по халатности. Мы приведем пример того, как разведки работают со сведениями в открытой печати – вроде бы и безобидными, но при умелом анализе позволяющим разгадывать государственные тайны.

Сайт «Бесттудей.Ру» опубликовал переведенную с английского статью аналитика ЦРУ. К сожалению, в материале не объяснено происхождение статьи и не названо имя разведчика- аналитика.

Поскольку речь пойдет о профессиональном анализе в энергетике, пересказ текста может запутать читателя. Поэтому воспользуемся цитированием доклада, его наиболее значимых, на наш взгляд мест, которые показывают аналитическую работу разведчика, воспользовавшегося оплошностью советских цензоров.

Тайна заретушированной фотографии

«Бесттудей.Ру» пишет:

«Однажды в августе 1958 года Чарльз В. Ривз показал мне фотографию центральной диспетчерской Уралэнерго в Свердловске, которую он нашел в июльском номере “Огонька”. Он отметил, что когда он работал в Boston Edison Company, он управлял генерацией и передачей электроэнергии в бостонскую агломерацию из такой же диспетчерской. Чарли был рекомендован нам, в отдел ядерной энергетики ЦРУ, президентом NEES (New England Electric Power Company) из-за его профессионализма и лингвистических способностей. Его заданием было сбор данных по генерирующим мощностям и линиям электропередачи в окрестностях как известных, так и еще не разведанных советских атомных объектов, дабы определить потребление электроэнергии на этих объектах – производство делящихся веществ пропорционально потребляемой мощности».

И дальше:

«Урал рассматривался как самый важный регион атомной промышленности. В Кыштыме, расположенном между Свердловском и Челябинском, находился большой комплекс по производству плутония (Маяк). К северу от Свердловска, под Верх-Нейвинском, располагался газодиффузионный завод, производивший U-235 (Новоуральск/Свердловск-44). Еще далее к северу, около Нижней Туры, был неопознанный атомный комплекс на наглухо закрытой территории (Свердловск-45). Задача Чарли состояла в том, чтобы определить энергопотребление этих трех объектов».

Этот заретушированный местами снимок о многом рассказал аналитикам ЦРУ

Панель на стене из фотографии «Огонька», приводит рассказ разведчика «Бесттудей.Ру», была похожа на схему основных электростанций, с линиями передачи и щитами подстанций потребителей – вся информация, необходимая для управления энергосистемой региона.
Коллега автора статьи Чарли полушутливо предположил, что то что они ищут, а именно распределение источников электроэнергии по атомным объектам, можно было определить по этой фотографии. «Естественно, я сразу же схватился за это предположение, – рассказывает разведчик, – и предложил, чтобы мы поработали над этим. Чарли усмехнулся и указал на заретушированные названия и показания приборов – работу советской цензуры. Фотография даже не показывала всю панель целиком и была обрезана. Далее он сказал, что никогда не видел советской диспетчерской, и не знал, ни что обозначают размытые символы на этой панели, ни кого-нибудь в США или Англии, кто бы мог это знать».

«У Чарли было несколько зацепок, – пишет «Бесттудей.Ру». – В 1957 году английская делегация посетила Среднеуральскую ГРЭС к северу от Свердловска и Южноуральскую ГРЭС недалеко от Челябинска. У этих электростанций было, соответственно, 5 и 8 турбогенераторов. Дальше были одни лишь предположения. Ему удалось найти единственное упоминание в советское прессе о 11 и 12 котлах на электростанции в Нижней Туре около загадочного комплекса (Свердловск-45), но не было способа соотнести количество котлов с количеством турбогенераторов. До этого он нашел упоминания о 6 или 7 турбинах на Верхнетагильской ГРЭС и, по меньшей мере, 5 турбинах в Серове далеко на севере. Он знал, что Аргаяшская ТЭЦ, в основном обслуживающая Кыштым, вышла на полную мощность в 1957, но не имел ни малейшего понятия о количестве турбин или их мощности. Он знал о существовании электростанции к юго-востоку от Свердловска, в Каменск-Уральском, в основном снабжающей электроэнергией тамошний алюминиевый завод, и о двух электростанциях, обеспечивающих город и местную промышленность Нижнего Тагила, на севере. Ну и были еще отрывочные сведенья о десятке станции поменьше».

«Однажды Чарли осенило, – пишет «Бесттудей.Ру». – Он понял, что большой щит в нижнем левом углу фотографии – это Камская ГЭС около Перми. Станция была необычная, с 24 небольшими генераторами. Когда я возразил, что прибор на пульте перед панелью скрывал количество генераторов на станции, Чарли только пожал плечами. Панель была такая длинная, что должна была содержать много точек, обозначающих генераторы; он же опознал метод соединения линий электропередач с помощью диаграммы в советском профильном издании.
Отсюда он начал двигаться дальше. СССР опубликовал информацию о построенных в 1955-57 гг. двух 220 кВ линиях от Камской ГЭС до Южной подстанции, обслуживающей Свердловск. Они соединялись с 220 кВ ЛЭП идущей с востока, из Каменска-Уральского, но начинающуюся на Южноуральской ГРЭС и проходящую через Шагольскую подстанцию в Челябинске. Это делало Свердловскую Южную подстанцию большим вертикальным щитом в середине изображения, Каменск – маленьким щитом над его правой стороной (линия видимо проходила мимо без соединения), Южноуральскую ГРЭС – большим горизонтальным щитом справа, и Шагольскую подстанцию – щитом над его верхним краем».

Аналитикам разведки помогли фотографии с аэростатов

«Чарли потратил три месяца на то, чтобы убедиться в понимании всех деталей этой схемы, – приводит рассказ аналитика «Бесттудей.Ру», – и еще два месяца после этого, чтобы отработать все возникающие предположения и гипотезы. Позже он говорил, что он использовал 103 статьи из советских газет и технических журналов, 4 отчета различных делегаций, 11 отчетов вернувшихся из СССР военнопленных и около 25 фотографий местности».

«Ему несколько раз улыбнулась удача,- вспоминает автор статьи.- Во-первых, в журнале “Электрические станции” № 12 за 1948 год, он нашел краткий отчет трехдневной конференции в Москве, в котором был изложен общий план электрификации Урала. Он предположил, что этот план в целом соответствовал реальной электрификации, произведенной в интересах атомной промышленности, и в итоге оказался прав. Во-вторых, в 1958 году в СССР вышла книга в честь 40-летия Уральской энегретической системы, “Энергетика Урала за 40 лет”, которая содержала много полезной информации, и не в последнюю очередь, заслуживающую доверия схему Уральской энергосистемы в 1945 году».

Серьезным подспорьем в работе умного Чарли, пишет «Бесттудей.Ру», стало использование фотографий с двух разведывательных аэростатов, на которых было видно линии электропередач в западу от Свердловска и в районе Нижнего Тагила. Наконец, он нашел копию фотографии пульта управления, которая была обрезана чуть выше, нежели опубликованный в “Огоньке” снимок. Это позволило ему заключить, что в Верх-Нейвинске существовала 220 кВ подстанция, вероятно для электроснабжения газодиффузионного завода – этот вывод нельзя было бы сделать по фотографии из журнала.

Вот что появилось в результате анализа фотографии в популярном журнале: оценочная схема электрической сети Урала

«Таким образом, – вспоминает аналитик разведки,- в апреле 1959 года Чарли смог с уверенностью показать, что энергообеспечение Верх-Нейвинского завода по обогащению урана было 1000 мегаватт, плюс-минус 15%, что составляло примерно половину от энергообеспечения комплекса “Ок-Ридж” в США. Энергопотребление плутониевого реактора в Кыштыме он оценил в 150 мегаватт плюс-минус треть. До 100 мегаватт, по-видимому, потреблялось неизвестным комплексом около Нижней Туры на севере. На основании этих данных он смог создать оценочную схему электрической сети Урала. Следующий год он провел, работая над докладом который оценивал электроснабжение атомных объектов Урала в период с 1947 по 1957 год».

Воспоминания разведчика-аналитика сайт «Бесттудей.Ру» заканчивает запоминающейся фразой:

«Детальное изучение снимков с U-2 показало, что оценка энергопотребления Верх-Нейвинска была превышена всего на 10% – очень впечатляющий результат, который был вытянут из подвергнутой цензуре фотографии из журнала “Огонёк”.