Газпром затянул поляков в апелляцию

«Газпром», как и предполагал “Ъ”, пошел на затягивание арбитражного спора с польской PGNiG, который тянется с 2015 года. PGNiG хочет добиться снижения цены по контракту на поставку газа, и в конце июня Стокгольмский арбитраж вынес частичное решение по делу, которое обе стороны публично трактуют в свою пользу. Теперь же «Газпром», по заявлению PGNiG, решил оспорить это решение арбитража в апелляции. По мнению собеседников “Ъ” на рынке, компания таким образом хочет максимально затянуть дело, учитывая непримиримую позицию Польши в важных для «Газпрома» вопросах — строительстве газопровода «Северный поток-2» и продлении транзитного контракта по «Ямал—Европа».

«Газпром» решил оспорить в апелляции решение Стокгольмского арбитража от 29 июня по спору с польской госкомпанией PGNiG, говорится в сообщении PGNiG. «Газпром» пока это не комментирует. Сам спор касается цены по контракту на поставку газа — PGNiG требует ее пересмотра задним числом по поставкам в 2012–2014 годах. Спор был передан в арбитраж в 2015 году, и летом арбитры вынесли частичное решение, в котором не указываются суммы компенсации, а лишь приводятся общие выводы арбитров, исходя из которых затем в окончательном решении определяются конкретные изменения, которые нужно внести в контракт. Обе стороны тогда трактовали частичное решение в свою пользу: так, PGNiG заявляла, что арбитраж подтвердил ее право на пересмотр цены по контракту. «Газпром» же утверждал, что арбитраж «полностью отказал PGNiG в изменении цены согласно требованию, заявленному этой компанией в ходе разбирательства». Арбитраж также отказался рассматривать цены хабов «как единственный релевантный фактор для ценообразования в долгосрочных контрактах», а право PGNiG на пересмотр цены никогда не оспаривалось — оно есть во всех долгосрочных контрактах «Газпрома».

Теперь польская компания полагает, что «Газпром» стремится затянуть процесс, подавая на апелляцию частичного решения арбитража. «Решение "Газпрома" вызывает озабоченность по поводу преднамеренного продления судебного разбирательства, которое после частичного решения, благоприятного для PGNiG, должно принести положительный результат для польского потребителя»,— говорится в сообщении PGNiG. Отметим, что «Газпром» сейчас аналогичным образом действует в отношении еще только одной компании, отношения с которой почти безнадежно испорчены,— украинского «Нафтогаза».

Последний раз контракт между «Газпромом» и PGNiG на 10,2 млрд кубометров в год менялся в 2012 году, тогда Польша получила скидку 10%. Цена контракта полностью привязана к нефти. По данным “Ъ”, PGNiG в своем иске требовала привязать ценообразование к котировкам немецкого газового хаба NCG с вычетом стоимости транспортировки из Польши в Германию, а также взыскать с «Газпрома» сотни миллионов евро переплаты за газ в 2012–2014 годах. При этом в ноябре 2017 года PGNiG вновь воспользовалась правом на пересмотр контракта (прошло три года с предыдущей попытки), в ответ в декабре «Газпром» инициировал переговоры о пересмотре контракта со своей стороны. Пока взаимные иски не переданы в арбитраж, так как стороны ожидали решения по текущему спору.

«Газпром» в любом случае и вне зависимости от решения арбитража должен будет изменить ценообразование для PGNiG из-за обязательств перед Еврокомиссией по урегулированию антимонопольного расследования. В рамках этих обязательств «Газпром» должен обеспечить потребителям изолированных рынков Прибалтики, Польши и Болгарии цены, максимально близкие к ценам ликвидных торговых площадок Европы (в случае Польши это будет желаемый PGNiG немецкий хаб NCG).

Однако «Газпром», по словам собеседников “Ъ”, не видит смысла идти навстречу Польше, учитывая ее активную позицию по противодействию российской компании. Так, Польша пытается помешать проекту «Северный поток-2», лоббируя негативное для проекта изменение законодательства ЕС, а также начав антимонопольное расследование против «Газпрома» и пяти европейских компаний, задействованных в этом проекте. Кроме того, Польша не только заявляет о готовности отказаться от контракта на покупку российского газа, который истекает в 2022 году, но и занимает неясную позицию по продлению транзитного контракта по газопроводу «Ямал—Европа» (истекает в 2020 году).