Фургал ждет симпатий от присяжных

На этой неделе с третьей попытки удалось отобрать присяжных для суда над бывшим главой Хабаровского края Сергеем Фургалом. Губернатор уверен в политической подоплеке дела и рассчитывает, что заседатели в этом разберутся. Между тем, оправдательные приговоры непрофессиональных судей — вещь хотя и не редкая, но весьма ненадежная. Переменчивость Фемиды уже почувствовали на себе многие подсудимые — от генерала ФСБ до подмосковного префекта, от “кокаиновых дипломатов” до ставших депутатами лидеров ОПГ. Подробности — в обзоре ПАСМИ.

Сомнительная надежда

Вероятность получить оправдательный приговор в судах присяжных достаточно высока. По итогам 2021 года, которые озвучил председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев, заседатели вынесли вердикты о невиновности 32% подсудимых. При этом доля оправданных от общего числа представших перед судом в прошлом году составила 0,27% — почти в 119 раз ниже, чем при рассмотрении дел коллегией присяжных.

Впрочем, подавляющее число оправдательных вердиктов — около 90% — отменяется апелляционными инстанциями. Как отмечают эксперты, во многом такая статистика объясняется особенностями российского законодательства: согласно приказу генерального прокурора, все приговоры суда присяжных в пользу подсудимых в обязательном порядке обжалуются гособвинителями в апелляции. 

При этом общее количество судебных процессов с участием присяжных невелико — в 2021 заседателями было рассмотрено чуть более 1 тыс. дел из 39 млн. Правда, число таких процессов в последние годы растет вместе с расширением возможностей применения института присяжных. Если раньше он действовал только в региональных судах, то теперь коллегии из шести человек могут рассматривать дела на городском и районном уровнях. 

Вячеслав Лебедев предлагал распространить суды присяжных на большинство уголовных дел, в том числе, экономической направленности. Но пока эти идеи находятся на стадии обсуждения, а заседателям подсудно всего несколько десятков составов преступлений. А на практике они чаще всего рассматривают убийства и причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть. 

Гибли за металл 

Одним из самых резонансных кейсов об убийстве, отданным на суд присяжных, стало дело бывшего губернатора Хабаровского края Сергея Фургала. Заседателей для процесса Люберецкий горсуд Подмосковья отобрал с третьего раза — предыдущие две попытки завершились неудачами. Сначала из-за отказа одного из обвиняемых от адвоката, а затем — из-за нежелания большей части кандидатов в присяжные брать на себя эту роль. В итоге, первое заседание намечено на 11 мая. Дело будет рассматриваться при участии шести основных заседателей и восьми запасных в открытом режиме. 

Бывшему главе региона вменяют организацию двух убийств и покушение на третье. По версии следствия, преступления были совершены в 2000-е годы, когда Фургал был предпринимателем и занимался скупкой и перепродажей металлолома, а жертвами стали его конкуренты. Сам экс-глава края вину не признает. Уголовное преследование он считает политическим заказом, а конкретно — местью Кремля за победу над кандидатом от “Единой России” на выборах в 2018 году. По мнению Фургала, именно данным фактом объясняется почти 20-летняя задержка с предъявлением обвинения. 

На рассмотрении своего дела именно коллегией присяжных настаивал сам Фургал, правда, он просил, чтобы судебное разбирательство проходило в Хабаровском крае, но Верховный суд России принял решение о подмосковной подсудности.

Впрочем, впереди у Фургала другой процесс: в октябре 2021 года он стал фигурантом дела об организации преступного сообщества и мошенничестве, а в начале декабря было объявлено о завершении предварительного следствия. При этом, по словам председателя СКР Александра Бастрыкина, обвинение насчитывает 10 эпизодов, а общий ущерб составляет 3,8 млрд рублей. 

ОПГ от сенатора 

С участием присяжных частично рассматривается и обширное “дело Арашуковых”. В июле 2021 материалы по бывшему сенатору Рауфу Арашукову, его отцу — экс-советнику гендиректора компании «Газпром межрегионгаз» Раулю Арашукову — и еще четырем фигурантам передали коллегии заседателей в Мосгорсуд, а приговор еще 14 обвиняемым должен единолично вынести судья Преображенского суда Москвы. 

О завершении расследования было объявлено в марте прошлого года. По данным правоохранителей, старший Арашуков как глава преступного сообщества заказал, а его сын Рауф как участник ОПГ организовал два убийства. Жертвы — зампред молодежного движения черкесов Аслан Жуков и советник президента КЧР Фраль Шебзухов. Экс-сенатору также вменили два эпизода превышения полномочий и ложный донос. Кроме того, фигуранты уголовного дела обвиняются в растрате 747 млн рублей и хищении газа на 3,8 млрд рублей. 

Вину они не признают и рассчитывают на оправдательный вердикт присяжных. Защита Арашуковых заявила, что не видит в представленной на суде позиции обвинения каких-либо доказательств их причастности к хищению газа и убийствам. По мнению адвокатов, свидетели не опираются на конкретные факты, а ссылаются на то, что «вся республика знает об этом». 

Смертельная ревность 

Дело бывшего главы администрации Раменского района Подмосковья Андрея Кулакова присяжным пришлось рассматривать дважды.  В октябре прошлого года заседатели экс-чиновника оправдали, и его выпустили из-под стражи. Однако, Мособлсуд отменил вердикт, отправив дело на пересмотр, а экс-главу района — вновь в СИЗО. 

А в марте 2022 года присяжные признали Кулакова виновным в убийстве его знакомой — замглавы Общественной палаты района Евгении Исаенковой. Заседатели согласились с выводами следствия, согласно которым Кулаков задушил Исаенкову в ее собственной машине в ночь на 2 мая 2019 года в ходе конфликта на почве ревности.

На основании обвинительного вердикта Подольский суд Подмосковья приговорил Кулакова к 9,5 годам колонии строгого режима. Сам Кулаков вину по-прежнему не признает. Он утверждает, что в момент убийства был дома с родными.

Убийца с мандатом

Дважды предстать перед присяжными пришлось и депутату гордумы Братска Вадиму Молякову, которого следствие называло лидером местной ОПГ. СКР инкриминировал Молякову и еще трем его сообщникам организацию убийств семерых членов конкурирующих группировок, а также покушения на другие убийства и похищения. Преступления, по версии следствия, была совершены в ходе передела сфер влияния в регионе.

В первый раз присяжные в Иркутском облсуде с позицией обвинения согласились лишь частично. В декабре 2020 года они вынесли обвинительный вердикт только одному фигуранту, а остальных, в том числе, и Вадима Молякова, оправдали.

В сентябре 2021 года Пятый апелляционный суд отменил оправдательный приговор. Вторая инстанция установила, что адвокаты подсудимого систематически допускали незаконное воздействие на присяжных и искажали показания свидетелей. В итоге, уголовное дело снова отправили на рассмотрение присяжных в Иркутский облсуд.

Между тем, дело о семи убийствах для Молякова — не первое: в 2011 году он был приговорен к 25 годам колонии за убийство первого зампрокурора Братска Александра Синицына в конце девяностых. 

Беглый генерал 

Не удалось осудить с первого раза и генерала ФСБ Владимира Подольского — бывшего командира чекистской спецгруппы «Вымпел» и директора ФГУП «Ведомственная охрана объектов промышленности РФ».

По версии следствия, Подольский фиктивно устроил на должности своих заместителей жену и сына исполнительного директора ВООП Андрея Польщикова. В итоге были похищены 25,4 млн рублей, начисленные им в качестве зарплаты. А самого Польщикова обвиняли в том, что он якобы заказал покушение на расследовавшего дело следователя ВСУ СКР по Москве Александра Паутова. 

В октябре 2019 года 2-й Западный окружной военный суд на основании решения присяжных полностью оправдал Подольского и других обвиняемых по его делу. В сентябре 2020 апелляция по жалобе прокуратуры отменила решение и отправила дело на пересмотр. Однако, Подольский скрылся, не став дожидаться приговора, и сейчас объявлен в розыск.

Присяжный вопрос 

Избежать наказания мог и бывший полицейский Алексей Смирнов, который в сентябре 2019 года в вестибюле станции московского метро «Рязанский проспект» расстрелял своих коллег — сотрудников отдела собственной безопасности МВД. Они предприняли попытку задержать Смирнова за получение взятки. Один из полицейских погиб, другой был ранен.

В ходе рассмотрения дела Смирнова семь из восьми присяжных посчитали, что обвинению не удалось доказать вину силовика. Но после этого в вопросный лист были внесены изменения, и по результатам второго голосования все члены коллегии признали вину Смирнова. В апреле 2021-го Мосгорсуд назначил Смирнову 19 лет лишения свободы. Первые девять лет, согласно приговору, осужденный проведет в тюрьме, остальной срок — в колонии строгого режима. 

След из девяностых 

Бывшего депутата заксобрания Красноярского края и экс-главу Красноярского алюминиевого завода Анатолия Быкова коллегия присяжных в Свердловском суде Красноярска признала виновным в организации двойного убийства с первого раза. 

Также присяжные посчитали, что бизнесмен не заслуживает снисхождения. Они сошлись во мнении, что Быков, известных в 90-х под кличками “Толя-Бык” и “Челентано”, выступил организатором убийства двух человек — Александра Наумова и Кирилла Войтенко. Их расстреляли в 1994 году Владимир Татаренков, Сергей Бакуров и Владимир Чучков. Показания на Быкова дади Татаренков и Бакуров, но сам бизнесмен вину не признавал. В сентябре 2021 года Свердловский райсуд Красноярска приговорил Анатолия Быкова к 13 годам лишения свободы в колонии общего режима.

Предпринимателя задержали в мае 2020 года. В отношении него расследуется еще несколько уголовных дел: о покушении и подстрекательстве к убийству, создании преступного сообщества и неуплате налогов. 

Наркотик из посольства 

Без захода на второй круг в суде присяжных обошлось и громкое дело о контрабанде в Москву аргентинского кокаина с использованием помещений и транспорта российской дипмиссии.

Подсудимые Андрей Ковальчук, Владимир Калмыков, Иштимир Худжамов и Али Абянов в декабре 2021 года были признаны заседателями виновными, но заслуживающими снисхождения. Дорогомиловский суд Москвы приговорил фигурантов к длительным срокам лишения свободы — от 13 до 18 лет и крупным штрафам. 

Уголовное дело было передано в суд в ноябре 2020-го. Его возбудили после того, как в здании посольства России в Аргентине были обнаружены 367 кг кокаина, расфасованные по 12 чемоданам. По версии следствия, они принадлежали Абянову — сотруднику дипмиссии из технического состава, который к тому моменту уже завершил командировку. Организатором контрабанды следователи считают Ковальчука, а Калмыкова и Худжамова — исполнителями. Последних поймали при фиктивной передаче груза в Москве. Все фигуранты дела вину отрицали.

При этом, независимые российские журналисты утверждали, что к наркотрафику якобы были причастны посол и другие высокопоставленные дипломаты, а в ходе следствия игнорировались обличающие их улики.