ФСС насчитал сотни пострадавших на предприятии депутата заксобрания Челябинской области

Несмотря на ликвидацию, «Челябинская угольная компания» депутата Заксобрания региона Константина Струкова продолжает оставаться в конфликтной повестке. На данный момент южноуральскому отделению Фонда социального страхования удалось добиться положительного решения суда по иску о взыскании с актива парламентария более 1,5 миллиарда рублей. В такую сумму госструктура оценила обязательства ЧУКа перед гражданами, пострадавшими в результате несчастных случаев на производстве или профессиональных заболеваний. Впрочем, представители депкорпуса сомневаются, что компания бизнесмена из списка Forbes в полном объеме закроет такие крупные требования фонда, добавляя, что в регионе, «к сожалению, слишком хорошо знают, как Струков умеет выполнять взятые социальные обязательства». В конечном итоге, по мнению специалистов, значительная часть предъявленной фондом суммы станет дополнительной нагрузкой на бюджет.

Арбитражный суд Челябинской области удовлетворил требования регионального отделения Фонда социального страхования РФ к АО по добыче угля «Челябинская угольная компания» (ЧУК, принадлежит депутату областного Заксобрания Константину Струкову) о взыскании более 1,5 миллиарда рублей капитализированных платежей. Финансовые претензии связаны с обязательствами перед гражданами, пострадавшими в результате несчастных случаев на производстве или профессиональных заболеваний в период работы на предприятии, и стартовавшей ликвидации юридического лица.

Как следует из разбирательств между отделением ФСС и структурой парламентария, «Челябинская угольная компания» отказалась признавать миллиардные обязательства. После того, как было объявлено о ликвидации организации, фонд направил в ЧУК свои расчеты по платежам, а также сведения о лицах, перед которыми АО несет ответственность за причинение вреда здоровью.

«31 января 2018 АО по добыче угля «ЧУК» направило ответ о включении в общий размер требований кредиторов суммы капитализированных платежей на 8 млн рублей, в оставшейся части в 1,514 млрд было отказано. В феврале ГУ ЧРО ФСС направило на согласование дополнительный расчет <…> в общей сумме 4,25 млн на трех пострадавших, страховое обеспечение которым осуществляют другие территориальные органы. <…> В марте поступил ответ с отказом ликвидационной комиссии о включении дополнительных требований в реестр», – говорится в решении арбитража Челябинской области, который в итоге встал на сторону госфонда.

Суд подчеркнул, что расследование профессиональных заболеваний, полученных в ЧУКе, проводилось в соответствии с законодательством, а сам страхователь ранее возражений не высказывал и, соответственно, «принял на себя обязательства по возмещению вреда жизни или здоровью граждан».

«Каждое работающее предприятие ежемесячно из фонда оплаты труда отчисляет страховые взносы, в том числе на страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. Далее обязательства перед гражданами уже выполняет государство. Денежные средства могут выплачиваться как ежемесячно, например, если человек ввиду травмы не может работать, так и посредством других механизмов – в частности, различные формы реабилитации. Работающее предприятие, повторюсь, отчисляет платежи ежемесячно. В случае же с ликвидацией у компании возникает обязанность капитализировать платежи лицам, которые уже пострадали на данном предприятии. Пострадавших у АО по добыче угля «ЧУК» было достаточно много», – разъяснили суть спора в челябинском региональном отделении Фонда социального страхования.

Представители госструктуры добавили, что ЧУК в установленный законом срок не смогла определиться с расчетами по платежам. «В итоге суд подтвердил обоснованность наших расчетов», – заметили в ГУ ЧРО ФСС, уточнив, что расчет производился по обязательствам перед более чем 500 гражданами, работавшими в «Челябинской угольной компании».

Отметим, что решение первой инстанции в силу еще не вступило. Информации об апелляционной жалобе в картотеке арбитража на данный момент не значится. Юристы, рассматривая данный конфликт, отмечают, что «средства фонда действительно образуются, в том числе для гарантированной выплаты работникам, в случае ликвидации виновной организации-работодателя».

«Взыскивая с ликвидируемой организации такие платежи, фонд должен доказать, что компания причинила вред своим работникам, произвести расчет такого вреда в соответствии с утвержденной методикой. Исходя из судебного акта, фонд доказал такие обстоятельства. Довод «Челябинской угольной компании» о том, что вред работникам был причинен не этой компанией, а другой, судом учтен частично. При этом важно понимать, что обязанность фонда по выплате компенсаций и пособий пострадавшим не зависит от фактического получения платежей от ликвидируемой компании», – отметил партнер компании Veritas Law Office Роман Лукичев.

Собеседники издания среди челябинских депутатов в свою очередь обращают внимание, что с последним обстоятельством как раз и могут возникнуть проблемы.

«Сам иск и даже удовлетворенные судом требования еще ничего не значат. Да, теперь «Челябинская угольная компания» будет обязана внести эти 1,5 миллиарда в реестр требований. Однако кто может дать гарантии, что они будут погашены в ходе ликвидации? Представляется, что никто. Тем более что у актива даже близко нет таких денег. Сомневаюсь, что Струков потратит личные средства на людей, потерявших здоровье на его шахтах и разрезе. Как такие бизнесмены умеют исполнять взятые на себя социальные обязательства, мы, к сожалению, слишком хорошо знаем. При этом у государства обязательства не исчезнут – фонд будет обязан производить выплаты. Только делаться это будет за счет бюджета», – резюмировал собеседник издания.

Напомним, «Правда УрФО» недавно подробно сообщала о судах, развернувшихся вокруг другого актива парламентария – АО «Южуралзолото группа компаний» (ЮГК). Структура Струкова попыталась переложить ответственность за гибель шахтеров при разработке семисотого горизонта шахты «Центральная» на самих рабочих. Впрочем, ревизия показала, в том числе, нарушение правил промышленной безопасности со стороны ЮГК.

Добавим, что только в сентябре текущего года на шахте «Центральная», по официальной информации, произошло два серьезных инцидента. В первом случае мужчина погиб из-за обрушения горной породы, во втором – из-за удара током.