ФСБ объяснила спешку с приказом о ключах для дешифровки Telegram

ФСБ так торопилась с разработкой порядка доступа к ключам шифрования электронных сообщений интернет-пользователей, что отказалась от его общественного обсуждения. Об этом говорится в возражениях ФСБ на иск Telegram Messenger LLP о признании недействующим приказа ФСБ от 19 июля 2016 г. № 432, утверждающего порядок предоставления службе данных для декодирования («Ведомости» ознакомились с документом). Верховный суд рассмотрит иск Telegram на следующей неделе: компания оспаривает приказ, на основании которого была в прошлом году оштрафована за отказ передать ФСБ ключи для шифрования и может быть заблокирована за повторный отказ.

Заявители утверждают, что приказ издан неуполномоченным органом: по закону устанавливать порядок взаимодействия организаторов распространения информации в сети интернет с госорганами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, – прерогатива правительства. Кроме того, приказ издан на основании недействующего закона – внесенные законом Яровой поправки, реализации которых добивается ФСБ, вступили в силу только 20 июля. А сам приказ датирован 19 июля. Проект документа не прошел общественного обсуждения, что также является нарушением процедуры.

Быстро и без обсуждения

В возражениях ФСБ ссылается на правила раскрытия информации о деятельности органов госвласти, которые позволяют отказаться от общественного обсуждения проекта правового акта, если он оперативно разработан во исполнение поручения президента и правительства: президент поручил службе обеспечить реализацию закона Яровой в 20-дневный срок. Правительство действительно определяет порядок взаимодействия распространителей информации со спецслужбами, но обязанность предоставлять коды шифрования – это совсем другая история, не случайно президент поручил именно ФСБ разработать и утвердить порядок их передачи.

В свою очередь Минюст в своих возражениях доказывает, что продемонстрированная ФСБ спешка не повлияла на законность принятого решения, даже если спорный акт был принят до вступления в силу закона, на исполнение которого он направлен. Все равно порождать правовые последствия приказ мог только с 23 августа – после регистрации в Минюсте и официальной публикации.

Представляющий Telegram в суде адвокат международной организации «Агора» Рамиль Ахметгалиев говорит, что ему неизвестны другие случаи, когда направленный на реализацию федерального закона нормативный акт принимали до вступления в силу самого закона. При этом известно очень много примеров обратного – например, НКО-иноагенты несколько месяцев ждали, когда Минюст определит порядок исключения их из реестра. Он отмечает, что ФСБ так и не смогла объяснить причину такой спешки – служба ссылается на приказ начальства. Но это не объясняет, зачем нужно было так спешить с изданием совершенно некачественного документа, в котором не определены даже сроки и порядок передачи информации, а вместо этого предлагается присылать конфиденциальные данные на общую электронную почту ФСБ.