Финансовая скорлупа Валерия Шкарупы. Назначенного Москвой ректора Уральской консерватории принуждают к антикоррупционной транспарентности

В редакцию обратился профессор Сергей Белоглазов, десятки лет отдавший работе в Уральской государственной консерватории имени М.П. Мусоргского.

Сергей Григорьевич попросил привлечь общественное внимание к вопиющей ситуации, сложившееся в некогда авторитетном образовательном учреждении. Сам Белоглазов в Уральской консерватории — с 1971 года и воочию наблюдает неутешительную динамику. «Его педагогический труд неоднократно отмечен дипломами международных конкурсов «За педагогическое мастерство», премиями Министерства культуры области «За лучшую педагогическую работу года», его имя занесено в «Золотую книгу Урала» наряду с именами других известных деятелей культуры и науки», — сообщает сайт музыкального вуза о биографии Белоглазова.

Управление искусством – сфера тонкая. Обозреватель проекта «Компромат-Урал» напоминает относительно недавний, весенний,сюжет в Совете федерации, где министр Владимир Мединский утверждал, что культура должна опираться на цифры. И получил резонную отповедь сенатора Людмилы Нарусовой, которая «посмела возразить» главе Минкульта, «причём не сама, а словами общепризнанного авторитета – Дмитрия Сергеевича Лихачёва: культура должна опираться на нравственность»! Дескать, если с цифрами у Вас, министр, всё более-менее в порядке, то с нравственностью – нет». Пассаж Нарусовой был посвящён скандалу с липовой диссертацией Мединского, которую он продавливал, чтобы «потешить своё тщеславие». Осмелившегося сенатора резко прервала спикер Валентина Матвиенко («Валька красные трусы», по версии  Александра Проханова), обрубившая Нарусовой микрофон на неудобном вопросе о том, как дурно пахнет докторская у министра.

Редакция «Компромат-Урал», напротив, продолжит министерскую логику языком цифр. Точнее сумм, они в немалой степени отражают нравственное состояние возглавляемой Мединским отрасли. 2 млн. 428 тыс., 2 млн. 322 тыс., 2 млн. 890 тыс. Это размеры только официальных ежегодных доходов в 2015, 2016 и 2017 годах ректора Валерия Шкарупы, который стоит во главе Уральской государственной консерватории с 2011 года. Несложно посчитать, что за последнюю трёхлетку его месячное жалованье легко переваливает за отметку в 200 тыс. рублей. Темпы роста замечательные: например, за 2012 год (первый полный год ректорства Шкарупы) его декларированный доход составлял «всего лишь» пару миллионов. Даже заслуженные-перезаслуженные работники консерватории со своим крохотным денежным довольствием могут лишь мечтать о подобном размахе.

Валерий Дмитриевич Шкарупа за такие деньги должен, наверное, выкладываться по полной ради развития вверенного ему учреждения. И по формальной части у него наверняка всё тютелька в тютельку. Например, план финансово-хозяйственной деятельности консерватории на 2018 год (есть в распоряжении редакции«Компромат-Урал») предусматривает 206 млн. рублей поступлений, из которых 134 млн. – от оказания платных услуг. Что в реальности скрывается за столь радужной цифирью? Об этом общественности и решился рассказать профессор Белоглазов.

Итак, слово Сергею Белоглазову, который озаглавил свой текст следующим образом: «После нас — хоть потоп: руководство Уральской консерватории озабочено собственным процветанием, а не развитием вуза»:

Старейшее на Урале, высшее музыкальное учебное заведение — Уральская государственная консерватория им. М.П. Мусоргского пребывает в плачевном состоянии. Снижается поток абитуриентов, падает нагрузка преподавателей и, несмотря на заверения ректората в обратном, зарплата преподавателя зачастую не превышает 15 тысяч рублей. Возникает ясное ощущение, что руководство одержимо только одной мыслью: после нас — хоть потоп! И это происходит сейчас, когда в обществе, в стране мы видим всплеск интереса к музыке вообще (чего стоит только 200-тысячная аудитория на Ночи музыки в Екатеринбурге!) и серьёзному искусству (переполненные концертные залы, аншлаги в театрах, выставках и пр.).

Глубокий кризис

Абитуриенты обходят стороной старейший музыкальный вуз: выпускники училищ стремятся поступать куда угодно, только не в консерваторию. Выпускники колледжа при консерватории уезжают в другие вузы. Особенно плачевна ситуация на фортепианной кафедре. В этом году подали заявления только девять человек! Естественно, ни о каком конкурсе речь уже идти не может и поступают все, кто просто подал заявление. Результаты экзаменов соответственно корректируются ректоратом, чтобы хоть как-то свести концы с концами. Понятно, что уровень абитуриентов падает с ужасающей стремительностью.

Но эта единичная проблема является одним из звеньев общего замкнутого круга в системном кризисе консерватории. Нет студентов — нет нагрузки преподавателям, падает зарплата. При этом ректор заявляет, что средняя зарплата преподавателей — 65 тысяч, тогда как в реальности большинство получает от 15 тыс. и ниже. Основной состав преподавателей находится в возрасте далеко за пенсионном, а молодёжь работать за копейки в буквальном смысле просто физически не может.

Ректорат «для своих»

Преподаватели, в прошлом озабоченные теми же проблемами, попав в «начальники», резко теряют интерес к общественным проблемам и начинают с важным видом покрикивать на коллег, стараясь сохранять полную секретность своей финансовой деятельности. Понятно, что при таком подходе проблемы развития вуза остаются вне сферы их интересов.

Ректор Валерий Шкарупа центром своей деятельности ставит неустанные попытки воплощения своих нереализованных исполнительских амбиций. Подобный «нарциссизм» он пытался осуществлять на посту худрука филармонии, предлагая постоянно свои концерты и концерты своих учеников вместо организации масштабной концертной деятельности международного уровня. Естественно, долго он там не задержался. То же самое произошло и в консерватории, где Шкарупа проник на пост проректора по концертной работе. И оттуда его убрали. И вот теперь, обладая всеми возможностями административного ресурса в качестве ректора, он старается наверстать упущенное (использует симфонический оркестр консерватории в качестве личного аккомпаниатора и средства для поездок за рубеж).

Проректор по учебной работе, бывший неприметный концертмейстер Резников (Григорий Иосифович – прим. «Компромат-Урал») вдруг стал вершить музыкальные судьбы всего вуза, совмещая сразу должности проректора и заведующего кафедрой специального фортепиано. Еще он возглавляет и выпускные экзамены по всем специальностям в колледже при консерватории, обеспечивая себя при этом большой преподавательской нагрузкой.

На всё это можно было бы смотреть сквозь пальцы, если бы эти люди демонстрировали действительные способности к организации дела в консерватории. Но нынешняя ситуация показывает, что нельзя больше терпеть бездарное руководство вуза, если мы не хотим стать свидетелями полного краха и ликвидации замечательного музыкального учебного заведения!

Профсоюз против бюрократов

Сложившаяся абсолютно недопустимая для нормальной работы ситуация в вузе закономерно подтолкнула профессорско-преподавательский состав, музыкальную общественность к созданию Первичной профсоюзной организации работников Уральской государственной Консерватории Профсоюза «Университетская солидарность» — законной самоорганизации коллектива, способной контролировать деятельность администрации. Это вызвало просто бешеную реакцию людей, временно занимающих ректорат! Вместо диалога с сотрудниками в ход пошли угрозы, запугивание увольнением и судебными разбирательствами.

Вскоре от угроз люди с «огромными зарплатами» перешли к делу и подали в суд на профсоюзную организацию. Естественно, первое же разбирательство в суде показало всю смехотворность нелепых попыток выдумывания каких-то обвинений. Суд даже не мог понять суть беспомощных инсинуаций консерваторских бюрократов против профсоюза! Не успокоившись после с треском проигранного суда Шкарупа и Резников подают в апелляцию, рассчитывая в это время расправиться лично с председателем профсоюза. Бездарность консерваторских бюрократов проявилась даже здесь: наплевав на законы Российской Федерации и уволив Заслуженного деятеля искусств РФ, лауреата Губернаторской премии, председателя профсоюза УГК им. М.П. Мусоргского профессора С.Г. Белоглазова (да ещё в момент триумфального выступления его ученика на международном конкурсе, где он получил II премию), они создали скандальную ситуацию в коллективе!

В чём же причина столь оголтелой реакции Шкарупы и Резникова? Конечно — деньги! Ведь первое и главное требование профсоюза — опубликование штатного расписания с целью сделать прозрачными направления расходов бюджетных средств. Но при немыслимой разнице в собственных доходах и зарплатах преподавателей это для них оказалось недопустимо. Сложившаяся ситуация, в которой саботирование майских указов Президента России, алчность и стремление к мелкому самоутверждению попросту зарвавшихся бюрократов, временно узурпировавших власть в УГК, разрушает значимую часть музыкальной культуры огромного региона, губит традиции, создававшиеся десятилетиями и наносит непоправимый урон классическому музыкальному образованию — требует пристального внимания общественности», — заключает профессор Сергей Белоглазов.

kompromatural.ru