Фархад Ахмедов дорого обошелся британским юристам

Бизнес

Фархад Ахмедов дорого обошелся британским юристам

Британская юридическая компания Burford Capital почти разорилась, пытаясь арестовать активы российского предпринимателя.
09.08.2019

По сообщениям Bloomberg и Financial Times, акции британской финансово-юридической компании Burford Capital за неделю рухнули на 75 процентов, что фактически означает крах бизнеса и серьезные последствия для его владельцев.

Бизнес компании, возглавляемой экс-секретарем Казначейства Ее Величества сэром Питером Миддлтоном, заключался в так называемых судебных инвестициях. Вкладываясь в одну из сторон судебно-арбитражного спора, Burford Capital таким образом в случае выигрыша процесса и исполнения судебного решения претендовала на значительную часть оспариваемых активов. Такой подход к защите и продвижению интересов клиента западные СМИ прозвали «бизнесом стервятников» — на том основании, что Burford выступал одновременно в роли спекулянта, шантажиста и коррупционной «крыши» для незадачливых физических и юридических лиц.

Рисковый бизнес Питера Миддлтона получил первую пробоину весной этого года, когда юристам Burford не удалось добиться продажи в свою пользу яхты Luna, ранее арестованной в ОАЭ по требованию Лондонского суда в рамках имущественного спора по бракоразводному процессу российского предпринимателя Фархада Ахмедова и его супруги – гражданки Великобритании Татьяны Ахмедовой (Сороки). Взявшаяся сопровождать иск Татьяны Ахмедовой к бывшему мужу компания Burford инвестировала в процесс около 5 миллионов британских фунтов, рассчитывая в итоге получить значительную долю от продажи арестованной яхты стоимостью свыше 500 млн долларов. Однако суд в Дубае не только отказался удовлетворить требования Burford, но и освободил оспариваемое судно из-под ареста. Тогда акции Burford потеряли в цене сразу 20 процентов.

После этого у структуры сэра Миддлтона началась настоящая черная полоса: провал в Дубае повлек за собой претензии других клиентов, у которых стали открываться глаза на непрозрачный бизнес компании. Как отмечает Bloomberg, любая попытка разобраться в бухгалтерской практике Burford или проблемах с денежными потоками … будет иметь разрушительные последствия для Burford и может оказаться фатальной».

Новым ударом для Burford – и, похоже, на этот раз нокаутирующим, — стало известие о том, что Дубайский суд принял к рассмотрению встречный иск трастового фонда Ахмедова к компании Миддлтона на 200 миллионов долларов. Рынок отреагировал на это обрушением котировок акций Burford, что практически означает предрешенность исхода нового судебного разбирательства в ОАЭ. Очевидно, что ввязавшись в передел активов российского предпринимателя, лидеры британского «бизнеса стервятников» потеряли не только свои инвестиции, но и репутацию, а значит, и сам бизнес.

Это первый случай, когда российскому предпринимателю в противостоянии с британским правосудием и его адептами удалось не только остаться при своих, но и нанести мощный встречный удар, который по достоинству оценили ведущие англо-британские СМИ. До сих пор на берегах Темзы считалось, что «русские олигархи» — легкая добыча для британского права, однако теперь выясняется, что сила в правде, а не в праве силы. Прецедент Ахмедова означает также, что российский бизнес не на словах, а на деле адаптировался к западным санкциям и научился успешно им противостоять, заодно показательно наказывая тех, кто пытается заработать на отечественных предпринимателях и их проблемах. К слову, во время одного из прошлых судебных разбирательств представители Burford с британской надменностью заявляли, что Фархаду Ахмедову просто повезло сколотить свое состояние, потому что он «оказался в нужное время в нужном месте». Однако на фоне последних событий такое представление об успехе российских предпринимателей выглядит сильно упрощенным и не соответствующим действительности. Пример Ахмедова, одолевшего в судебном поединке Burford, показывает, что элита российского бизнеса прошла крепкую закалку и заслуженно заработала свои капиталы в условиях жесткой конкуренции, которая и определила сильный характер отечественного бизнеса. И напротив – стратеги из Burford, которые мнили себя элитой британского права и финансов, не сумели оказаться «в нужное время в нужном месте», но не по причине невезения, а из-за слабости позиций.

Между тем, с самого начала пресловутого бракоразводного процесса в Лондоне Фархад Ахмедов не признавал британского суда и его вердиктов, предлагая бывшей супруге более чем выгодное для нее компромиссное решение финансового спора. Однако под нажимом «стервятников» из Burford истица не согласилась на такое предложение, отдав процесс взимания активов бывшего мужа на откуп околосудебных спекулянтов. Жадность и коварство основателя Burford и его партнеров в конце концов их и погубили. Все громче раздаются требования инвесторов, вложившихся в бизнес сэра Миддлтона, о полном аудите компании. Но, судя по комментариям экспертов в Bloomberg и Financial Times, вопрос пора ставить не об отчетах Burford, а о привлечении к ответственности.