ExxonMobil просит у вице-премьера Максима Акимова разрешения бурить под иностранным флагом

Бизнес

ExxonMobil просит у вице-премьера Максима Акимова разрешения бурить под иностранным флагом

ExxonMobil просит правительство РФ поправить законы в пользу иностранных платформ.
24.07.2019

Партнер «Роснефти» американская ExxonMobil столкнулась в России с «административными барьерами» и просит их устранить. В частности, компания хочет получить право использовать для сейсморазведки и бурения в России суда под иностранным флагом. Российских буровых не хватает, ограничения создадут проблемы для развития проекта «Сахалин-1» и повлекут «многомиллионные затраты», утверждают в ExxonMobil. Эксперты согласны, что новые нормы не учитывают реальную ситуацию с отечественными буровыми, а другие участники рынка, например «Газпром» и «Газпром нефть», уже используют китайские буровые.

Разведка под угрозой

Президент ExxonMobil Russia Inc. Гленн Уоллер в письме вице-премьеру Максиму Акимову от 3 июля (копия есть у “Ъ”) просит правительство РФ устранить два административных барьера. Так, в компании считают, что действующая с начала 2018 года редакция Кодекса торгового мореплавания (КТМ) грозит срывом сроков реализации нефтегазового проекта «Сахалин-1» и многомиллионными затратами РФ, поскольку проект реализуется на условиях раздела продукции. Проблема в том, что КТМ теперь запрещает использовать плавучие буровые установки и сейсморазведочные суда под иностранным флагом для работ на континентальном шельфе РФ. Гленн Уоллер просит внести поправки в КТМ, поскольку буровых под российским флагом недостаточно. Проблема, говорится в письме, обсуждалась 6 июня в рамках Американо-Российского делового совета на ПМЭФ-2019 при участии президента ExxonMobil Global Projects Нила Дафина.

«Сахалин-1» (включает разработку месторождений Одопту, Чайво, Аркутун-Даги) — крупнейший добычной проект в России с участием Exxon (30%, оператор), реализуется на условиях СРП. Другие акционеры — «Роснефть» (20%), японская Sodeco (30%), индийская ONGC (20%). Добыча нефти и конденсата «Сахалина-1» в 2018 году составила 11,6 млн тонн. Как отмечает Exxon, в ближайшие годы планируется новая сейсморазведка и очередной этап разработки Аркутун-Даги с использованием плавучей буровой.

В письме господин Уоллер уточняет, что Минтранс уже подготовил проект поправок в КТМ, который направлен в аппарат правительства. В Минтрансе пояснили, что цель законопроекта — «конкретизация полномочий правительства на определение случаев и порядка привлечения судов под иностранным флагом при невозможности по тем или иным причинам выполнения указанных работ судами под российским флагом». В Минпромторге “Ъ” подтвердили «существование подобной инициативы Минтранса», но отметили, что с ними проект не согласовывался. Представитель господина Акимова не ответил на запрос “Ъ”. В российском представительстве ExxonMobil отказались от комментариев. В «Роснефти», ЛУКОЙЛе, «Газпром нефти» и «Газпроме» (последние две компании достаточно активно ведут бурение на шельфе) также не дали комментариев.

Поправки в КТМ, принятые в конце 2017 года, уже становились проблемой для реализации крупных международных проектов. Закон обязал перевозить нефть, газ и уголь по Севморпути только судами под российским флагом, на что жаловался НОВАТЭК. Компания в итоге добилась масштабных исключений, оформленных постановлением правительства (см. “Ъ” от 19 марта).

Глава консультационного центра «Гекон» Михаил Григорьев говорит, что текущая редакция КТМ не учитывает реальную ситуацию с отечественными буровыми мощностями и может стать препятствием для геологоразведки. Другие участники рынка продолжают использовать иностранные буровые, отмечает эксперт. Например, в акватории Охотского моря в 2018 году «Газпром нефть» привлекала платформу Hai Yang Shi You 982 (HYSY982), принадлежащую China Oilfield Services Limited (COSL), для бурения на Баутинской площади Аяшкского участка. С 2017 года установка Nan Hai Ba Hao (Nan Hai 8) под флагом Китая, также принадлежащая COSL, работает на Ленинградском газовом месторождении «Газпрома» в Карском море.

Свободу филиалам

Вторую просьбу ExxonMobil, касающуюся возможности прямой работы филиалов иностранных компаний в РФ с российской административной системой, правительство, по данным “Ъ”, и так собиралось решить. Действующий порядок формально вступил в действие в 2001 году с принятием новой версии закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (129-ФЗ), закона «Об инвестиционной деятельности» (39-ФЗ) и закона «Об иностранных инвестициях» (160-ФЗ) в 1999 году.

На деле нормы, регулирующие деятельность аккредитованных филиалов иностранных компаний в РФ, восходят к законодательству РСФСР 1990–1992 годов и даже к советским нормам, основывающимся на почти потерявшем значение в мире во второй половине XX века порядке регистрации в системе торгово-промышленных палат (ТПП). Открытие филиалов и представительств было популярно до середины 1990-х, после чего нормой скорее стала работа через дочерние структуры.

По данным “Ъ”, Минфин и Минэкономики обсуждали проблему, указанную ExxonMobil, в рамках подготовки пакета законопроектов по соглашениям о поощрении и защите капиталовложений (СЗПК). Он предполагал отмену 39-ФЗ и 160-ФЗ с переносом положений в закон о регистрации. Госреестру аккредитованных филиалов и представительств иностранных компаний в РФ должны дать возможности, аналогичные регистрации в ОГРН (сейчас реестр ведет ФНС, отдельно предлагалось вести спецреестр филиалов для авиакомпаний под управлением Росавиации).

Этот вариант решил бы проблемы ExxonMobil. Схема аккредитации в целом сохранялась, хотя и упрощалась, предлагалось сохранить участие ТПП. Но согласовать весь пакет пока не удалось из-за споров внутри правительства о режимах поддержки инвестиций.

В целом вопрос работы филиалов иностранных компаний существенно шире, чем проблема ОГРН, которую упоминает ExxonMobil. В частности, в переговорах о присоединении России к ВТО не раз обсуждались предложения о предоставлении в отдельных секторах права филиалам иностранных компаний (в сильно зарегулированных сферах, в частности, страховых компаний и банков) работать напрямую под фактически совместным регулированием двух юрисдикций — материнской и национальной. Так финансовые компании и банки могут работать в рамках соглашений ВТО в Турции.

Полного открытия финансового рынка для филиалов при присоединении России к ВТО не произошло, но с 2021 года иностранные страховые и перестраховочные компании должны получить такую возможность — в 2018 году Минфин объявил, что разрабатывает для них отдельное регулирование (реализовывать его должен ЦБ).

Традиционно свободы прямого «филиального» доступа рассматриваются экономистами как сильная мера для стимулирования притока прямых иностранных инвестиций — задача, которой отчасти посвящен пакет СЗПК. Возможно, в летне-осенних версиях пакета нормы об аккредитации филиалов и их правах на рынках РФ предложат расширить. Однако сопротивление этой идее, параллельной почти забытой после 2003 года практике заключения тех же СРП, также может быть очень сильным: более или менее свободная работа филиалов в России предполагает возможность регулирования их национальным законодательством страны происхождения компании, если оно прямо не противоречит российским нормам.