ЕСПЧ рассмотрит сразу восемь жалоб российских заключенных-инвалидов

ЕСПЧ рассмотрит сразу восемь жалоб российских заключенных-инвалидов

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) коммуницировал жалобу жителя Краснодара Александра Кондрашова, инвалида первой группы, который три с половиной года не получал в колонии необходимой медицинской помощи. Как сообщил 29 июня фонд "Общественный вердикт" Каспаров.Ru, ЕСПЧ рассмотрит жалобу Кондрашова вместе с семью другими подобными жалобами заключенных-инвалидов из России.

Отметим, что в 2012 году Кондрашов был осужден за совершение ДТП со смертельным исходом на 5 лет 9 месяцам колонии-поселения. В 2013 – 2014 годах он прошел медосвидетельствование: у него были выявлены заболевания, которые препятствуют отбыванию наказания.

Как было указано в заключении медкомиссии: "прогноз для реабилитации крайне неблагоприятный, прогноз для жизни сомнительный".

Осужденный обратился в суд с просьбой об освобождении, которую поддержало руководство колонии: Кондрашов передвигался с помощью "ходунков", был инвалидом 1 группы, не мог работать и нуждался в постоянном уходе. Колония никак не была оборудована для инвалидов, столовая находилась в другом корпусе, поликлиника располагалась в нескольких километрах от колонии.

Прикубанский районный суд Краснодара в феврале 2015 года отказался освободить заключенного, и крайсуд оставил это решение в силе, после чего правозащитники обратились в ЕСПЧ.

В начале 2016 года Верховный суд РФ, рассмотрев жалобу заключенного, отправил ее на повторное рассмотрение в краевой суд, указав, что: "Согласно принципу гуманизма, закрепленному в статье 7 УК РФ, наказание не имеет своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства. А учитывая диагностированные у Кондрашова заболевания, имеются основания полагать, что содержание в условиях лишения свободы может причинять ему дополнительные физические и моральные страдания, превышающие их допустимый уровень".

После этого Краснодарский крайсуд Кондрашова.

Российскому правительству ЕСПЧ задал следующие вопросы: (1) Является ли устоявшейся практикой содержание заключенных с ограниченными возможностями или серьезными заболеваниями в обычных условиях? (2) Принимались ли какие – либо меры для обеспечения нормального существования Кондрашова, а также заключенных с ограниченными возможностями в условиях лишения свободы? (3) Была ли оснащена колония, где содержался заявитель, специальным оборудованием для заключенных с ограниченными возможностями? (4) Была ли оказана Кондрашову надлежащая помощь в передвижении по территории колонии, а также при пользовании столовой, ванной комнаты и т.д.?