Если завтра война – без чего мы можем остаться?

Если завтра война – без чего мы можем остаться?

Переговоры президентов России и США зашли в тупик. А значит, не раз озвученные угрозы санкционного давления на российскую экономику становятся всё более реальными. Кажется, впору задуматься о новом этапе импортозамещения. Вот только вопрос – чего в этом плане удалось добиться за последние семь лет? Увы, вряд ли можно назвать хоть одну отрасль, которая за годы «санкционной войны» стала неуязвима для ограничений, которые может применить против российской экономики Запад.Жизненно важная сфера – фарминдустрия. В августе 2021 года Минпромторг утвердил очередной план по импортозамещению, рассчитанный до 2024 года. В нём устанавливаются целевые показатели по разным группам медтехники и препаратов, которые нужно достичь к этому времени. Цифры не впечатляют. По многим позициям Россия не выйдет на уровень даже 50%. Вот несколько примеров. Аппараты ИВЛ: сейчас 50%, должно стать 75%. Хирургические инструменты: сейчас 14–20%,должно стать 24–26%. Перевязочные материалы и лейкопластыри: сейчас 40%, должно стать 50%. Магнитно-резонансные томографы: сейчас 0, должно стать 25%.И заметим, что в этом списке нет лекарств, производство которых связано с многолетними исследованиями и испытаниями, речь идёт об оборудовании и расходных материалах. Попытки что-то сделать в этом направлении предпринимаются, но зачастую заканчиваются плачевно. К примеру, в 2016 году калужский депутат Александр Бушин открыл масштабное производство памперсов для взрослых на предприятии «Гигиена-Сервис Мед», на что получил от государства 500 млнрублей под 5% годовых. Однако к качеству продукции возникли вопросы. И уже через год компания обанкротилась, а её основатель попал под уголовное преследование. В материалах дела говорилось о том, что связанные с производством памперсов юрлица выдавали кредиты аффилированным компаниям на общую сумму 183,7 млн рублей. При этом на основном производстве работникам несколько месяцев не выплачивали зарплату.В плане импортозамещения собственно лекарств Минпромторг и вовсе решил умерить амбиции. В прошлом году ведомство предложило пересмотреть планы по доле отечественных лекарств на 2024 год: вместо 45% остановиться на 30%. Среди причин названы государственное регулирование цен на лекарства из списка жизненно необходимых. Получается, «короли фармацевтики» хотели бы работать на расчищенном от конкурентов рынке, получать госдотации, да ещё при этом устанавливать свои цены! А ведь всё идёт к тому, что так и будет. При этом эксперты критикуют российскую фарминдустрию за отсутствие собственных разработок. Ставка делается на выпуск дженериков – копий устаревших импортных препаратов, которые уже потеряли патентную защиту. Причём копии зачастую по качеству не дотягивают до уровня оригинала.Пищевая промышленность признана сектором российской экономики, который успешно справился с задачами импортозамещения. И действительно, в условиях продуктового эмбарго товаров с этикетками отечественных производителей на полках магазинов стало больше. Но стоит немного копнуть вглубь, и картина уже не выглядит столь оптимистично. Пожалуй, крупами, макаронами и сырым мясом россияне способны обеспечить себя сами без иностранных технологий. А вот с молочкой уже сложнее. Здесь импортное оборудование и материалы используются чуть ли не на каждом шагу – начиная от доильных аппаратов и заканчивая ферментами для сыров.В прошлом году были опубликованы результаты исследования рынка семян экспертов Высшей школы экономики. Эксперты пришли к выводу, что за последние 10 лет зависимость от импорта в этом секторе только выросла. К примеру, по кукурузе – с 37 до 58%, по подсолнечнику – с 53 до 73, по сахарной свёкле – от 0 до 98%. При этом важно понимать, что основные поставщики семян в Россию – это крупные транснациональные компании с корнями в США и Европе (Syngenta, BASF, Bayer, поглотивший Monsanto). К тому же они не просто отгружают российским аграриям семена в мешках – компании продают технологии выращивания своих эксклюзивных сортов, которые включают весь спектр агрохимии, набор сельхозтехники и даже севооборот. Слезть с этой иглы не так уж просто.Животноводы тем временем обзавелись высокопродуктивными импортными породами коров. Но для поддержания породы теперь требуется импортное семя. Конечно, без него можно обойтись, но удастся ли при этом сохранить продуктивность – большой вопрос.Хотя вряд ли стоит беспокоиться о том, что Запад запретит ввоз в Россию продуктов питания. Продуктовое эмбарго – это скорее инструмент российской политики. А вот продажи агротехнологий могут быть либо ограничены, либо обложены пошлиной — это вполне вписывается в логику Вашингтона.На днях появилась новость: в этом году АвтоВАЗ не смог выпустить 100 тыс. машин из-за недостатка комплектующих. Речь идёт о полупроводниковых микрочипах, которые используются для управления бортовой электроникой. У кризиса с поставками комплектующих было несколько причин, в том числе и рост спроса на электронику в связи с пандемией. Но в основе проблемы – санкционная война между США и Китаем. Трамп запретил поставки американского оборудования китайскому производителю микрочипов SMIC, и тот сразу же был вынужден сократить производство. Потому лидерство на рынке перешло его конкурентам из Тайваня и Южной Кореи. Правда, они из-за пандемии не смогли быстро воспользоваться ситуацией и нарастить производство. При этом заметим, что российский автопром в данном случае всего лишь попал под рикошет. Вряд ли он смог бы противостоятьцеленаправленному удару, как это сейчас пытается делать российская оборонка. Выходит это у неё так себе. К примеру, летом появилась информация об уголовном деле против руководства НИИ точных приборов. Российские разработчики не смогли обойтись без американских чипов и начали искать пути обхода санкций. В итоге заключили договор с посредником, которому в результате переплатили как минимум 160 млн рублей.Обвиняемые свою вину не признают, утверждая, что это была обычная сделка НИИ ТП с коммерческими партнёрами, подобных которой заключено несколько сотен. В связи с этим остаётся только гадать об истинных объёмах потерь, которые российская оборонка несёт, пытаясь раздобыть американские детали для российских ракет и спутников.

До 75% товаров во всей российской непродовольственной рознице – импортного происхождения, подсчитали в Высшей школе экономики. В отдельных сегментах доля импорта достигает 90%. Причём в 2020 году она увеличилась на 1–2%. Наиболее высока зависимость от импорта в сегменте автозапчастей – она составляет 95%. Доля импортных детских игр и игрушек достигает 92%, обуви – 87%. Импортное телекоммуникационное оборудование занимает 86% рынка. В меньшей степени от импорта зависят сегодня продажи спорттоваров (48%), бытовой химии и косметики (57%), а также товаров для дома. «Хотя даже в этих категориях с 2017 года наблюдается незначительный, но стабильный рост доли импорта», – отмечают экономисты.

Президент США Джо Байден заявил, что Белый дом проводит консультации с европейскими партнёрами на предмет санкций, чтобы они имели максимальный экономический эффект. «Я думаю, в новый набор санкций попадут те, которые ранее никогда не вводились», – заявил прессе источник в Белом доме.

Администрация президента США Джо Байдена разрабатывает несколько вариантов жёстких санкций против России, но ограничения в сфере энергетики являются крайней мерой, сообщает CNN со ссылкой на трёх американских чиновников.

Также сообщается, что меры, которые обсуждает администрация Байдена, в случае обострения на Украине могут коснуться суверенного долга России. Кроме того, в санкционный список могут попасть физические лица «из ближайшего окружения» президента России, российские энергетические компании и банки. Радикальным вариантом, передавал телеканал CNN, является отключение России от межбанковской системы SWIFT: согласно его источникам, на такие меры американские власти готовы пойти, чтобы удержать Россию от вторжения на Украину.