Если Сербия начнёт войну на Балканах, чем ответит Москва?

Если Сербия начнёт войну на Балканах, чем ответит Москва?

Как и 100 лет назад, накануне Первой мировой, «войны не хотел никто – война была неизбежна». 100 лет назад лорд Керзон сокрушался, что нельзя «оттащить Сербию на середину Адриатики и там утопить», зато сегодня её можно окончательно растоптать. Хватит ли сербам воли сопротивляться, с оружием в том числе? И хватит ли воли у России, чтобы дать сербам это оружие?
Напряжённость в северном Косово не спадает годами, а периодически там начинает искрить, и непосвящённому зрителю кажется, что вот-вот запылает. Ан нет, поиграв друг у друга на нервах, косовары и сербы расходятся, чтобы через непродолжительное время схлестнуться вновь. Почему же на этот раз ситуация, как никогда, близка к войне? Да потому, что неспособный к сопротивлению Западу Белград более не определяет течение конфликта. Теперь чуть ли не впервые в истории всё решается не в Белграде, а в сербских анклавах, и то, что косовские сербы наотрез отказались разбирать баррикады, несмотря на все уговоры из сербской столицы, – иллюстрация изменений. Теперь и Белграду, несмотря на явное нежелание сербского президента Александра Вучича усугублять ситуацию, придётся действовать жёстче, чтобы не спровоцировать сербов, уже в метрополии, к ещё более жёстким решениям. Мы часто мерим их по себе и недооцениваем их решимости – а зря. Характер у сербов, особенно не столичных, под стать нашим чеченцам. И крови они не боятся.
Казалось бы, ну а нам-то чего? У России – своя спецоперация и своя изоляция, и какое нам дело до сербов, с которыми мы даже не граничим? Тем паче что «братушки», похоже, на нас кровно обижены. «Мы, конечно, благодарны России за поддержку в Совбезе ООН, – отметил на днях Вучич, – особенно в 2015-м, когда Москва заблокировала проект британской резолюции, обвиняющей сербов в организации геноцида в Сребренице. Хотя это Россия вводила рестриктивные меры против нас, продавала оружие Хорватии и поддержала независимость Черногории». Ну спасибо! А то, как 100 лет назад Россия отправила на фронт Первой мировой 12 млн солдат (защищать сербов, между прочим) и половину из этих солдат потеряла убитыми, Вучич, похоже, не помнит? У европейских политиков нынче короткая память, даже у тех, кто «братушки».
Но Вучич – политик. А вот что говорят в Белграде военные. «У Сербии есть свои «красные линии», и они сейчас перейдены, больше ни у кого нет заблуждений, – заявляет министр обороны Милош Вучевич. – Ошибочно предположение, что Сербия не знает что делать, что у нас нет стратегии. Есть. Просто пока мы ведём себя пристойно, стремясь вернуться в рамки диалога». На что же намекает Вучевич? Не на то ли, что если Запад не уймёт косоваров (а это едва ли произойдёт на сей раз), Белград выполнит резолюцию Совбеза ООН № 1244 и в одностороннем порядке вернёт в северные районы Косово и в Метохию своих солдат? «Это право Сербии, которое никто не может отнять и от которого Сербия не отречётся», – уверил министр.
Но одно дело хотеть, а другое – мочь. «Без силовой поддержки косовские сербы обречены на поражение, – отмечает военный эксперт Владислав Шурыгин, в 90-е годы участвовавший в балканских войнах. – Вучич не тот человек, который может пойти на принцип и применить армию даже для формальной демонстрации силы. Силы как таковой у Белграда нет! Армия Сербии слишком мала и неважно вооружена. Но следует помнить, что НАТО и Запад ничего не забыли и ничего не простили сербам. Вся вина уже возложена на них. И Белград отползёт – в очередной раз. Пример Сербии – наглядная демонстрация, что происходит с теми, кто проиграл войну против Запада. Унижение, распад, проигранная история».
Но есть нюанс, который эксперт упускает из виду, но о котором было сказано выше. Белград более не определяет ход конфликтов в сербских анклавах Косово и Метохии. У косовских сербов появились лидеры из местных – бывший косовский министр Горан Ракич и партия «Сербский список», куда входят мэры четырёх городов севера Косово и десяток депутатов косовского парламента. И они, судя по происходящему, готовы к самостоятельным действиям – вразрез с белградскими страхами. И об этом известно в Москве, иначе и речь не заводилась бы о том, чтобы оказать косовским сербам военную помощь.
На прошлой неделе в Госдуме заявили о возможности военной помощи сербам. Тот случай, когда уместнее полная цитата: «У России при помощи третьих стран сохраняется возможность оказания военной поддержки Сербии в конфликте вокруг Косово», – заявила депутат Мария Бутина. Фигура неоднозначная, хотя и представляет «Единую Россию», но тут важнее другое: «при помощи третьих стран». В самом деле, перед Россией Запад вновь опустил железный занавес. Белорусские самолёты с военной помощью Европа тоже едва ли пропустит сквозь свои воздушные коридоры. Напрямую об оказании военной помощи сербам не может быть и речи – как отвезти-то её? Но «третьи страны», которые нам в этом могут «помочь», – это интрига. Что хоть за страны-то? Послушаем Бутину: «Да, надо быть реалистами и понимать, что прямые поставки военной техники, мягко говоря, затруднены с учётом географического расположения страны, окружённой НАТО. Но есть страны, имеющие свои возможности. Если братья сербы обратятся за помощью, вариант «остаться в стороне» Россия не рассматривает. Невозможно допустить ситуацию 90-х годов. Ни Евросоюз, ни НАТО не готовы на прямой военный конфликт с Россией, нужно повысить ставки».
Про 90-е Бутина явно напомнила неспроста: Косово и Метохию отрывают от Сербии методично, и не факт, что не оторвут в будущем что-то ещё. Кто бы мог подумать, что у Сербии уведут Черногорию вместе с последним кусочком Адриатики?! Это не как Россию от Украины оторвать, это как Петербург с Балтикой у Москвы оттяпать. Югославию резали медленно, в начале 90-х поделив её на Сербию, Хорватию, Македонию и Словению. По итогам натовских бомбардировок 1999 года уже от Сербии отрезали целую треть, Боснию с Герцеговиной. А в 2008-м настал черёд Косово и Черногории. И Россия не вмешивалась. Ну а теперь-то времена, кажется, изменились?
Так вот, о «третьих странах». Не всё с ними просто, и есть одна тонкость. Она в том, что российские военные поставки не факт, что пойдут через Сербию. А не напрямую к косовским сербам. Поставить военную помощь в Сербию – дело немудрёное, даже несмотря на санкции и железный занавес. У них там Венгрия по соседству и Австрия. Но кто поручится, что попавшая в руки Белграда российская военная помощь в итоге окажется там, где она нужнее всего? Именно, что никто. Не так давно эксперты ЦАСТ (Центра анализа стратегий и технологий) оценивали соотношение военных ресурсов у Сербии и Косово, и выводы их были таковы, что эти ресурсы несопоставимы, у сербов значительный перевес. Но есть нюанс – в военном противостоянии сербов с косоварами на стороне последних будет сражаться НАТО. А сербы будут воевать в одиночку. Таким образом, вся сербская боевая армада из 229 танков, 449 пушек, 77 ЗРК малой дальности и 17 ЗРК ближнего радиуса действия вкупе с 14 истребителями и 17 штурмовиками может быть уничтожена за пару недель. Правда, в Европе у НАТО имеются определённые сложности – значительная часть бронетехники альянса и практически все боеприпасы уничтожены в ходе украинской кампании. Прижимать к ногтю сербов нечем – разве что авиацией, как и в 1999-м. Это значит, что в первую очередь будут нужны ПЗРК. Но как их притащить на Балканы?

Югославия распадалась с кровью и войнами, мирного выхода территорий из её состава не наблюдалось. Даже Словения уходила после Десяти­дневной войны Югославской народной армии (ЮНА) с силами территориальной обороны республики. Кстати, та война закончилась по Брионскому соглашению, согласно которому Любляна, в ответ на отвод ЮНА, обязалась ввести мораторий на объявление независимости, но, как только военные вышли, соглашение было нарушено. Сербы отключили словенцам электричество, но это не помогло, как не помог и бойкот словенских товаров. По сути, «мирный уход» Словении знаменовал распад единой страны. Считается, что Сербия стремилась сохранить союзное государство СФРЮ, но это не вполне так: именно Белград запустил процесс децентрализации ещё в 1986 году, обнародовав меморандум Сербской академии наук и искусств, провозглашавший, по сути, безоговорочный примат Сербии в СФРЮ. Возможно, таким образом сербы решили подстраховаться от появления «нового Тито» (а Тито был хорватом). Но их меморандум запустил процесс создания национальных движений по всей стране. Началось со Словении – далее, как говорится, везде. Хорваты, писавшие на латинице, воспротивились насаждению сербской кириллицы (в Юго­славии использовались и та и другая). Босняки вспомнили, что они мусульмане, и собрались провозгласить исламскую республику. А Сербия вела себя примерно так же, как Россия накануне августовских событий 1991-го. Провозгласила в Белграде Национальное вече и взяла курс на независимость. Но когда Белград собрался провести референдум в Хорватии об автономии сербов, обалдевшие от такого нахрапа хорваты силами своего МВД попытались противостоять разделу республики. Но были сметены силами ЮНА. Мало-помалу начиналась война. Сербы воевали с хорватами и босняками, хорваты – с Сербской Краиной. Босняки, в свою очередь, пытались стереть в порошок Республику Сербскую. По сути, большая югославская война подошла к завершению лишь в 2006 году. Но осталась нерешённой проблема Косово – так, во всяком случае, решили на Западе. И сербский мусульманский анклав получил «международное признание» от Запада. А теперь всё к тому, что за эту подаренную независимость косоварам придётся повоевать.

Пока не застопорилась «зерновая сделка», можно рассчитывать на наших турецких парт­нёров. Единоверцы из Косово и Албании для Анкары, конечно, важны, но не важнее денег и прибылей. К тому же албанцы в альянсе, в известной мере это вызов для турок. Дружбы меж них отродясь не водилось, скорее наоборот. А косовары – албанцы. В общем, расчётливый Реджеп Эрдоган скорее подставит им ногу, нежели протянет руку. Впрочем, едва ли сами турки рискнут поставлять оружие косовским сербам – это слишком наивная комбинация, чреватая многими вызовами и неприятностями для Эрдогана, у которого на носу президентские выборы. Единственное, на что может пойти Анкара – открыть проливы для прохода кораблей с подарками из России. Но куда им причалить, этим кораблям? К берегам Черногории – исключено. Там нынче блокируют даже сухопутные дороги, чтобы к сербам на помощь не рванули местные добровольцы. Черногорские комиты – недружественные сербам националисты, сторонники главы республики Мило Джукановича, – нипочём не пропустят военные грузы. Зато есть Греция и, как ни странно, Хорватия. Казалось бы, у сербов с хорватами отношения не ахти, в 90-е годы они даже успели повоевать. Но у президента Зорана Милановича свой собственный взгляд и на Сербию, и, кстати, на Россию. Недаром Миланович, по случаю и без оного, любит напоминать, что всемогущий глава Югославии Иосип Броз Тито был этническим хорватом, а страной управлял так, что ей не указ были ни СССР, ни Запад. К тому же у Милановича имеется «пунктик» насчёт мусульман, и не только ненавистных конкретно ему соседей-босняков, но и косоваров. Может статься, что российское оружие попадёт к сербам через хорватский Сплит. Во всяком случае, особого удивления это не вызовет.
Второй вариант тоже небанальный. Но сначала – загадка. Как вы думаете, где в Средиземном море заправляется и ремонтируется российская военно-морская группировка? Она у нас там, кстати, немаленькая, современных боевых кораблей и подлодок там больше, чем на Черноморском флоте. Подсказка – не только в сирийском Тартусе. Так вот, вы не поверите, но на Средиземном море нас очень поддерживает натовская Греция. У которой, разумеется, свой расчёт – в Афинах давно не обманываются касательно действий НАТО в случае зреющего греко-турецкого противостояния. А вот на российский военный флот греки вполне могут рассчитывать традиционно, так скажем, потому и отношение к нам там не натовское, а чуть ли не братское. Не верите – обратитесь к открытым источникам, информации – море. Все российские крупные боевые суда размещаются неподалёку от греческих портов. Где они в основном и обслуживаются. И заправляются. А теперь посмотрим на карту. Между Грецией и Косово – Македония. Но разве это препятствие?! Через Македонию поставки оружия могут идти и на юг Сербии, а не прямиком в Косово, тут уж как задастся. Как говорится, была бы на то политическая воля – у Москвы.
А что дальше-то? Допустим, до косовских сербов дойдёт наше оружие и они без оглядки на осторожный Белград перей­дут к вооружённому сопротивлению косоварам-албанцам. В принципе дело может закончиться возникновением очередной точки горячего местечкового противостояния в Европе – как Северная Ирландия в Британии или Страна Басков в Испании. Но это в том случае, если в конфликт никто не полезет извне. А это вряд ли. Но ни из Москвы, ни из Брюсселя, ни даже из Белграда такой перспективы, как видно, не разглядеть. Зато будущее, похоже, хорошо видно из Киева. Опыт, однако, сын ошибок трудных. Так вот, украинские военные эксперты убеждены, что, если Россия всё-таки решится поставить косовским сербам оружие, в конфликт непременно втянется Албания, а дальше – страны НАТО. И завертится, как накануне Первой мировой! «Военный конфликт косовских сербов, а затем и всей Сербии с курируемыми Западом косовскими сепаратистами может разгореться до мировых масштабов, – уверяет киевский военный эксперт Олег Стариков. – И в этом его отличие от украинского конфликта, локализованного на территории одной страны». «Наш конфликт, – поясняет Стариков, – контролируется Западом, но Запад не принимает в нём непосредственного участия. А в сербском конфликте Западу придётся участвовать непосредственно. Украинский конфликт несложно купировать, если на то будет политическая воля Москвы и Киева. А вот в том, что купировать можно будет косовский конфликт, я не уверен – там будет много непосредственных участников, точно больше двух. Вовлекутся многие страны мира – не случайно Запад уже сейчас усиливает свой восточный фланг средствами ПВО. А дальше это будет уже мировая война всех со всеми. И всем это будет выгодно, все будут биться за свой кусок в будущем мироустройстве. Там не только ж Россия будет. Там и Белоруссия будет, и даже китайцы». Вот и командующий немецким контингентом KFOR в Косово полковник Эгон Франк не исключает возможности эскалации: «Существует постоянный риск того, что ситуация может ухудшиться в ближайшее время. Общий уровень недовольства – и сербов, и албанцев – создаёт основу для перехода конфликта в горячую фазу и вспышки насилия». Тушить этот пожар, похоже, некому.

По состоянию на 16 декабря на севере Косово и в Метохии сербские баррикады никто и не думает разбирать. Несмотря на заморозки и выпавший снег, местные жители по очереди дежурят на пунктах сбора и не собираются их покидать. В палаточный городок в Рударе прибывают люди. В окрестностях Зубин-Потока и Лепосавича возводятся новые баррикады, больше похожие на полноценные укрепрайоны. В сербских населённых пунктах дежурят косовские полицейские патрули. В Приштине прошла встреча премьер-министра самопровозглашённой республики Альбина Курти со спецпосланником ЕС «по диалогу» Мирославом Лайчаком и спецпосланником США Габриэлем Эскобаром. «На ней, – ёрнически пишет белградская пресса, – «было принято единогласное решение разобрать баррикады косовских сербов». Сербов, само собой, не спросили. Сроки разгона протестов тоже не озвучивались. Тем временем руководство Сербии направляет официальный запрос к миротворческим силам НАТО (KFOR) с требованием разместить в Косово до тысячи сербских силовиков – в соответствии с резолюцией Совбеза ООН № 1244. Однако спецпосланник США заявил, что в Вашингтоне «категорически отвергают идею возвращения сербских миротворческих сил на север края». Одновременно с этим на севере Косово в сербских муниципалитетах началась серия силовых захватов власти косовскими албанцами. Косоваров поддерживают босняки-мусульмане. Конфликт разгорается медленно, но неотвратимо.