Эмин Агаларов тоскует без арендаторов

После того как международные одежные и обувные бренды на фоне военной спецоперации на Украине приостановили свою работу в России, торговые центры, принадлежащие Crocus Group, лишились около 30% якорных арендаторов, рассказал РБК первый вице-президент группы Эмин Агаларов. Речь, по его словам, идет о компаниях, чья доля может достигать 40% арендных площадей ТЦ — у Crosus Group это «Крокус Сити Молл» и сеть Vegas.

В марте продажи в России приостановила шведская H&M Group, которой принадлежат магазины одежды H&M, COS, & Other Stories, Arket. Затем к ней присоединились Inditex (Zara, Pull & Bear, Stradivarius, Bershka, Massimo Dutti, Oysho), Mango, Uniqlo и другие известные ретейлеры. Свои люксовые бутики в России закрыл также конгломерат LVMH, владелец таких брендов, как Louis Vuitton, Dior, Fendi, Loro Piana, Berluti, Givenchy, Kenzo, Marc Jacobs, Bvlgari, Tiffany & Co., Tag Hauer и Hublot.

Пока торговые центры еще не лишились трафика, но, как ожидает Агаларов, в скором времени это произойдет, если магазины не откроются. «Сегодня мы просели на 20–30% по посещаемости, но если у тебя нет «якорей» (якорных арендаторов. — РБК), у тебя нет посетителей», — говорит Агаларов. О том, как торгово-развлекательные центры и выставочные комплексы выживают в условиях ухода международных компаний, первый вице-президент Crocus Group рассказал РБК.

Они держат нас на ниточке

Основными генераторами трафика с ключевыми локациями в торговых центрах были сети H&M, Zara, Adidas и кинотеатры, рассказывает Агаларов. По его словам, практически все сети, временно закрывшие магазины, продолжают платить за аренду. Объемы выплат простаивающих ретейлеров индивидуальны, так же как и условия аренды в целом. По подсчетам Crocus Group, сборы снизились примерно на 30% от оборота группы за аналогичный период прошлого года.

«Чтобы завлечь арендаторов на МКАД, где фактически находятся все наши торговые центры, нужно предложить гибкие условия и заверить, что будет посещаемость, которую они ожидают. Кто-то сейчас платит столько, сколько мы договорились, кто-то по выручке прежних лет. Но платят все», — рассказывает собеседник РБК.

Агаларов убежден, что западные ретейлеры продолжают платить за аренду, поскольку рассчитывают возобновить работу в России. Те, кто принял решение об уходе с рынка, уже анонсировали владельцу торговых площадей свое решение: среди них — магазины товаров для дома Jysk, сеть магазинов спортивной одежды Nike и обувной ретейлер Crocs.

Для тех компаний, которые временно закрыли магазины, но продолжают поддерживать сотрудников российских офисов, это «инвестиции в светлое будущее», считает Агаларов. «Такие бренды, как H&M, Zara, за десяток лет сделали огромные инвестиции в рынок, они боролись за лучшие локации, и помещения просто уйдут в никуда. Для них очевидно, что, если уйти с рынка, вернуться через 5–10 лет им будет намного дороже. А для H&M и Zara Россия входит в топ рынков», — напоминает он.

Для H&M Россия в 2021 году была шестым крупнейшим рынком по выручке, у владельца Zara — испанской компании Inditex — на долю бизнеса в России приходилось в прошлом году около 8,5% прибыли до вычета процентов, налогов, износа и амортизации, следует из отчетности компаний. «Сейчас они держат нас на какой-то ниточке: «Может быть, мы не уйдем», — добавляет Агаларов.

«Эти площади заполнить невозможно»

В случае если крупнейшие международные сети решат уйти из России и окончательно закроют свои магазины, заменить их на других арендаторов не получится, констатирует Агаларов. По его словам, сейчас «якоря» занимают около 150–200 тыс. кв. м площадей торговых центров Crocus Group, и если 80–100 тыс. кв. м останутся без арендаторов, ТЦ «обесточатся» и будут полупустыми.

«При строительстве торговые центры проектируются под потенциальных арендаторов. А значит, сдать ключевые локации этих компаний, занимавших до 4–5 тыс. кв. м, некому. Других арендаторов с такой выручкой — условно, 100 млн руб. в месяц — нет», — поясняет первый вице-президент Crocus Group. Арендная ставка, по его словам, всегда состояла из фиксированной части и процента с оборота, который компенсировался высокой выручкой: «У другой сети такой выручки не будет, чем бы вы там ни торговали, разве что наркотиками, если это будет законно. Отбить аренду можно было бы, а по-другому не получится».

Важны и «имена» магазинов, убежден Агаларов. Мировая концепция торговых центров держится на якорных арендаторах, большинство из них — международные конгломераты. Если они уйдут, для всех торговых центров страны это будет фатально, продержаться на отечественных марках не сможет ни Vegas, ни другие ТЦ, предупреждает собеседник РБК.

«Если у тебя люксовый ТЦ, тебе нужны Prada, Chanel, Louis Vuitton, если средняя категория — Zara, H&M, Reebok, Adidas. А если их нет, то площадка обезличивается. Зачем ехать на МКАД? Раньше причиной было то, что у нас самый большой магазин бренда, самый широкий выбор предложений и полная коллекция. Если вы захотите купить заколку, прокладки или лекарство, зачем ехать к нам? Мы теперь ничего уникального предложить не можем», — говорит Агаларов.

Готовых вариантов заполнения торговых центров нет, и Crocus Group пока находится в режиме «ожидания». «Мы ждем и надеемся, что ситуация нормализуется. Если нет, я приду к владельцу и скажу: «У нас есть миллион квадратных метров, которые мы больше не можем сдавать. Что делать?» Пусть примет решение, мы подстроимся. Может, устроим самый большой в мире боулинг-центр или склад, не знаю», — рассуждает Агаларов.

Самостоятельно инициировать расторжение договоров с ретейлерами, временно приостановившими работу, Crocus Group не планирует. «Мы имеем такое право, но как арендодатель проиграем всегда, потому что эти бренды — рекордсмены по выручке с квадратного метра», — поясняет топ-менеджер.

«Летом в бутике — дубленки и меховые сапоги»

Как описывает Эмин Агаларов, ситуация с люксовым сегментом компании в еще более удручающем положении: «Крокус Сити Молл» зависим от люксовых марок, многие закрыты, работают те, у кого есть коллекция. Но проблема в том, что в новом сезоне новые коллекции есть не у всех, а значит, в мае в бутике висят дубленки и стоят меховые сапоги».

В портфолио бутиков торгового центра есть магазины, которые просто не успели получить поставки нового сезона. Часть арендаторов попросила у Crocus Group разрешения закрыть магазины и оплачивать только эксплуатацию, пока не прояснится ситуация с поступлением новых вещей.

«У меня открытый диалог с менеджментом каждого из брендов, ситуация сейчас такая. Во-первых они перекинули своих иностранных руководителей российских офисов обратно в Европу. Брендами заведуют российские менеджеры, и все они говорят: «Мы не знаем, что будет, и ждем указаний от головного офиса», — рассказывает Агаларов.

Топ-менеджер убежден, что ни параллельный импорт, ни попытки создания схем по выкупу товаров брендов через другие страны, которые обсуждаются на рынке, не сработают: «Во-первых, есть куча ограничений для такого импорта, а кроме того, ни Азербайджан, ни Грузия, ни Казахстан не захотят стать буфером для России, потому что потенциально могут попасть под санкции. Параллельный импорт, возможно, на локальном уровне можно использовать. У тебя есть связи, и ты через Узбекистан ввозишь Mercedes, но в индустриальном масштабе марки, как Chanel, H&M, Louis Vuitton, никогда на это не пойдут».

То, что какие-то бутики приостановивших работу в России брендов могут устраивать подпольные распродажи или «по звонку» открываться для отдельных ВИП-клиентов, собеседник РБК считает маловероятной и немассовой историей.

«Это может происходить на каком-то местечковом уровне, условно, ты знаешь директора какого-то магазина, который может тебе продать какую-то услугу. Но масштаба это иметь не может, потому что большие мировые компании публичные, и они не будут рисковать из-за каких-то 100 сумок своей репутацией, если они сказали, что они закрыты», — считает Агаларов.

Шесть фактов про Эмина Агаларова

Родился 12 декабря 1979 года в Баку.
В 1983 году с родителями переехал в Москву. С 1994 по 2001 год жил в США, окончил Marymount Manhattan College в Нью-Йорке.

В 18 лет Агаларов начал заниматься бизнесом — открыл свой первый магазин одежды в маленьком городке в штате Нью-Джерси, а затем обувной корнер в магазине на Мэдисон-авеню в Нью-Йорке.

В 2001 году начал работать в семейном бизнесе. В Crocus Group Агаларов-младший занимает должность первого вице-президента.

В 2006 году Агаларов выпустил свой первый музыкальный альбом (выступает под псевдонимом Emin). Основал лейбл Atlantic Records Russia. Имеет звание народного артиста Азербайджана.

В 2020 году Эмин Агаларов входил в рейтинг 40 самых успешных звезд России до 40 лет по версии Forbes: он занимал 29-е место рейтинга, а его доход за год оценивался в $3,1 млн.

«Вместо кинозалов будут глухие коробки»

Одной из наиболее пострадавших от текущей геополитической ситуации Агаларов называет киноиндустрию. Из-за полного отсутствия громких западных премьер посещаемость кинотеатров, по словам первого вице-президента Crocus Group, «рухнула» практически на 70%: «Это космическая цифра, которая имеет релевантность к посещаемости торгового центра в целом».

Ассоциация владельцев кинотеатров уже фиксировала падение сборов на фоне отсутствия голливудских премьер с 44% в марте до 54% в апреле. В начале мая ассоциация прогнозировала, что из-за нехватки репертуара в ближайшее время может закрыться половина площадок. Гендиректор объединенной киносети «Формула кино» и «Синема парк» Алексей Васясин даже заявлял о проведении переговоров с владельцами торговых центров о возможном прекращении партнерства. В принадлежащих Crocus Group торговых центрах «Вегас» временно закрыто семь залов киносети «Каро» из 22, уточнил РБК представитель киносети.

«У нас 22 зала непосредственно в Vegas и Crocus. Умножьте это на 500–700 человек — это 12–17 тыс. человек за один сеанс. И раньше все эти залы были забиты. Для продолжения работы этих залов Россия должна обогнать за несколько месяцев Голливуд, который существует уже 100 лет, и начать выпускать такие фильмы, на которые захочет пойти вся страна. Причем не раз в год, а каждый день. Скорее всего, мы с этой задачей не справимся. И вместо кинозалов останутся глухие коробки. Будем в теннис там играть», — говорит Агаларов.

«Если нет «Макдоналдса», то я не хочу бургер»

Сеть «Макдоналдс», которая платила аренду 3–5% от оборота на фуд-корте, давала самый большой доход от арендной платы с квадратных метров относительно своих соседей — российского общепита и иностранных конкурентов Burger King и KFC, рассказывает Агаларов. Вывески «Макдоналдс» на фасаде зданий привлекали посетителей в торговые центры, которые получали благодаря самой популярной сети общепита дополнительный трафик.

Новая сеть фастфуда, которую бизнесмен Александр Говор перезапускает на базе перешедших ему бывших ресторанов американской McDonald’s, может оказаться менее популярной и потерять часть посетителей, которые привыкли ходить в «Макдоналдс», не исключает Агаларов.

— Если поменять его на условный «Фуддоналдс», мы понимаем, что все торговые центры страны потеряют какое-то количество тысяч людей в день. Можно переименоваться во все что угодно, но «Макдоналдс» — это не какой-то фейк. Я сам жил в Америке какое-то время, и если я хочу бургер и выбираю фастфуд, то я хочу пойти в «Макдоналдс». Если его нет, я не хочу бургер.

У ресторанного бизнеса, который развивает сам Агаларов, выручка в марте этого года «сильно просела». Хуже всего дела были у ресторанов, которые находятся в торговых центрах, где стало меньше посетителей. Трафик в ресторанах в среднем упал на 30–40%.

Сейчас ситуация, по словам Агаларова, нормализуется. Большой экономии среди тех посетителей, которые продолжают ходить в рестораны, топ-менеджер не заметил: «Мне кажется, рестораны и супермаркеты — это то, что страдает в последний момент. Пока у людей есть какие-то хотя бы сбережения, они все равно хотят удовольствия от жизни. Я знаю по своим друзьям, что, если они приходят в ресторан, где можно купить дорогое вино, которое они обычно пьют, они свои повадки не изменили. Хотя, может быть, в ближайшее время это поменяется, не знаю».

«Будем проводить выставки матрешек и жостовских подносов»

Международные выставки в выставочном комплексе Crocus Group на 500 тыс. кв. м в сегодняшних условиях проходить не могут, констатирует Агаларов. Говорить о полном простое пока не приходится — например, сейчас там проходит выставка строительной техники российских производителей, но первый вице-президент Crocus Group сомневается, что «самый большой выставочный центр страны и второй самый большой Европе» удастся заполнить отечественной продукцией.

— Мы, конечно, можем проводить там выставки матрешек, жостовских подносов и павловопосадских платков, но к нам пока не приходили арендовать такие площади. В моем понимании, заполнить 500 тыс. кв. м, в которых у нас проходили сотни выставок в год, локально будет невозможно.

В упадке находится и концертная деятельность артистов, отмечает Агаларов. Большая часть промоутеров разорились еще в период пандемии коронавируса. А из-за устоявшейся за последние два года практики постоянных переносов и отмен выступлений аудитория попросту боится покупать билеты.

В 2022 году на фоне изменения геополитической ситуации у артистов «массовая паника», признает Агаларов, выступающий на сцене как Emin. Для артистов единственный доход — это концертная деятельность, и «если она имеет неопределенный характер, они не понимают, как жить», добавляет собеседник РБК.

«Потери от отказа иностранных артистов выступать на нашей площадке или переноса концертов я бы оценил в 30% от общего объема концертов. Но и гастроли российских исполнителей проходят точечно. В социальных сетях много «хейта»: мол, как вы можете в такое время устраивать шоу. Планировать концертную деятельность в таких условиях бесполезно. «Крокус Сити Холл» будет закрыт на плановый ремонт с 6 июня на ближайшие три месяца», — рассказал Агаларов.

За рубежом «штучные гастроли» российских артистов тоже проходят, несмотря на геополитическую обстановку, утверждает Агаларов.

— Бывают случаи, когда, условно, закидывают помидорами и кричат что-то из зала. Но в целом, если ты являешься артистом уровня Валерия Меладзе, который на протяжении 30 лет создавал целую библиотеку хитов, на твоих концертах в Тель-Авиве или в Нью-Йорке даже сейчас будет полный зал.

Даже в 2018 году, когда Демократическая партия США обвиняла Эмина Агаларова и главу Crocus Group Араза Агаларова во вмешательстве в выборы американского президента, концертные площадки в США соглашались сотрудничать, вспоминает собеседник РБК. «Когда у меня были баталии по поводу того, что я оказывал влияние на выборы Трампа, у нас было несколько нью-йоркских площадок, которые нам отказали. Но в Town Hall, который нам не отказал, мы собрали полный зал — это 2 тыс. человек в центре Нью-Йорка», — говорит Агаларов.

Чем известна Crocus Group

Crocus Group основал в 1989 году Араз Агаларов. Сначала основным направлением деятельности компании был выставочный бизнес, затем компания занялась крупными девелоперскими проектами. Сейчас ей принадлежит крупнейший в России торгово-выставочный и деловой центр «Крокус Сити», объединяющий, в частности, выставочный комплекс «Крокус Экспо», концертный зал «Крокус Сити Холл», торговый центр «Крокус Сити Молл».

Группе также принадлежит сеть торгово-развлекательных комплексов Vegas, жилая и офисная недвижимость (элитный жилой дом Agalarov House в Москве, поместье Agalarov Estate в Подмосковье), рестораны, бутики премиум-класса, сеть гипермаркетов «Твой дом». В 2009 году Crocus Group открыла станцию метро «Мякинино» в «Крокус Сити».

В 2013 году Араз Агаларов и его сын Эмин вели переговоры о девелоперских проектах в Москве с Дональдом Трампом. Они планировали построить в Москве самый высокий небоскреб Европы Trump Tower. Но после избрания Трампа президентом США в Crocus Group заявили, что вместо Trump Tower построят Agalarov Tower. В 2018 году Агаларовы вошли в число ответчиков по иску Национального комитета Демократической партии США о вмешательстве в выборы американского президента.

Crocus Group входила в 2021 году в число 200 крупнейших российских компаний по версии Forbes: группа была на 179-м месте, ее выручку за 2020 год издание оценивало в 55,5 млрд руб. Владелец 100% Crocus Group — Араз Агаларов.

С 2016 года Эмин Агаларов развивает активы под брендом «Жара» — в структуру холдинга входят одноименные телеканал, радиостанция и журнал. Кроме того, компания занимается организацией музыкальных фестивалей и вручением премии «Жара», а также выпуском энергетиков под этим брендом. В июне 2019 года стал новым собственником российской версии глянцевого журнала «ОК!».

В 2021 году Агаларов продал созданный им вместе с партнером лейбл Zhara Music американской Warner Music Group. После сделки лейбл сменил название на Atlantic Records Russia. Но в марте этого года Warner Music приостановила работу в России. Деталей по деятельности Atlantic Records Russia Агаларов не знает, но лейбл, по его словам, продолжает работу. «Если бы я мог выкупить его обратно, я бы это сделал», — говорит собеседник РБК.

В ближайший год Агаларов планирует запустить еще около 50 радиостанций под брендом «Жара» по регионам. «Это будут мои личные инвестиции. В среднесрочной перспективе расширение потребует порядка $10 млн», — сообщил предприниматель.

У Агаларова также есть планы по расширению производства напитков под брендом «Жара». Энергетический напиток, который до сих пор выпускался в Германии, теперь будет производиться в России на купленном недавно заводе «Спасо-Бородинские воды» в Подмосковье.

Новое производство потенциально может стать боттлером для напитков тех иностранных брендов, которые раньше поставлялись в Россию из-за рубежа, говорит Агаларов. Кроме того, на заводе под Можайском он обещает запустить производство не только энергетика, но и кваса, чая, лимонада и питьевой воды.

Конкретных договоренностей о розливе зарубежных брендов, по словам Агаларова, пока нет. Инвестиции в проект он не назвал, но уточнил, что планируемые мощности производства — около 100 млн банок в год.

Самый большой курорт в Азербайджане

Курортный поселок Sea Breeze Resort в Азербайджане, где в 2016 году прошел первый фестиваль «Жара», может стать «самым большим курортным проектом в Азербайджане», рассказывает Агаларов. Сейчас там строится около 200 тыс. кв. м новой недвижимости — апарт-отели, отели и дома. В ближайшие три года в проект планируется вложить около $1 млрд.

В России и странах СНГ расширяется также сеть фитнес-клубов Crocus Fitness. Фитнес — это «независимый от санкций проект, потому что заниматься спортом хотят все, и этот рынок развивается», поясняет собеседник РБК. В период пандемии Crocus Group запустил строительство пяти новых клубов, каждый с инвестициями около $2–3 млн. В этом году Агаларов откроет еще несколько новых клубов.