Эксперт-эколог Юрий Коробов убеждён, что Россия имеет огромный потенциал развития рыбной отрасли

Эксперт-эколог Юрий Коробов убеждён, что Россия имеет огромный потенциал развития рыбной отрасли

Весной 2022 года Япония в одностороннем порядке пересмотрела экономические взаимоотношения с Российской Федерацией в рамках договоренности об «отсрочке» вопроса об определении суверенитета четырёх северных островов  Южно-Курильской группы.
Россия приняла ответные меры, прокомментировать которые мы попросили эксперта-эколога, координатора специальных проектов Национального экологического корпуса, члена Русского географического общества, исследователя Арктики, председателя совета директоров АО «Берега» Юрия Коробова.
Юрий Анатольевич, как Вы полагаете, создавшаяся ситуация лежит в политической или экономической плоскости?
На этот вопрос, думаю, ответили уже представители нашего МИДа – в данном случае вопрос экономический: партнёры отказались от выполнения обязательств и Россия соответствующим образом отреагировала. Напомню, речь идёт о взаимных обязательствах, принятых на себя странами в рамках соглашения о безопасном промысле. Это одна из четырёх составных частей большого пакета российско-японских рыболовных соглашений. Россия предоставила Японии определённую квоту на вылов биоресурсов в акватории Южных Курил (преимущественно речь идёт о возможности лова терпуга, трески, осьминогов и крабов), а Япония в ответ обязалась выплачивать определённые суммы в качестве компенсации и предоставлять российской стороне техническую помощь. Чисто экономические договорённости, которые изначально предполагали, что соглашения не будут затрагивать политические позиции и взгляды.
Хорошо, спасибо. Как это может повлиять на российский рыбный промысел?
Понятно, что рыбопромысловики острова Хоккайдо, ближайшего к «северным территориям», с приостановкой действия соглашения лишились промысла в богатых рыбой и морепродуктами территориях. Кстати, японское правительство, в некотором роде считает эти воды территорией Японии и рассматривает рыбный промысел здесь как деятельность, полезную для интересов страны. Поэтому японские рыбаки, осваивая наши воды, получают от своего государства поддержку, в том числе госсубсидии. Полагаю, что в этом вопросе тонкая политика японского правительства была рассчитана на то, что «безопасное рыболовство» в акватории Южных Курил послужит для Японии своего рода «ступенькой», маленькой промежуточной победой на пути окончательного разрешения территориальных проблем с Россией. То есть, промысел здесь велся на полную ногу, с устремлением в будущее. Полагаю, мы должны удержать тот уровень, на котором работали в этих территориях японцы. Естественно, нашему промыслу, в некотором роде, повезло.
То есть, произойдёт своего рода импортозамещение?
Своего рода, может быть. Дело в том, что, как мне кажется, не нужно ориентироваться только лишь на сиюминутную ситуацию, освобождение ниши, как говорится. Мы давно указывали на огромный потенциал нашей рыбной отрасли. В середине ХХ века объем рыбного промысла в нашей стране составлял почти 14 миллионов тонн — Советский Союз тогда занимал первое место в мире по этому показателю. Сейчас ежегодный объем промысла – около 5 миллионов тонн. Вместе с тем, технологии не стоят на месте. То есть, с середины прошлого века мы должны были, как минимум, сохранить показатели, как максимум, конечно, вырасти. Поэтому речь, я бы сказал, должна идти не об импортозамещении, а о пересмотре стратегических взглядов на отрасль.
Юрий Анатольевич, возможно об этом поподробнее, что Вы имеете в виду?
Рыбная промышленность страны пережила глубокий кризис. После распада СССР государство перестало поддерживать отрасль. Флот пришёл в упадок. В 2004 году добыча водных биоресурсов достигла исторического минимума – выловили меньше 3 миллионов тонн. Мы богатейшая страна мира по количеству озёр, морей и рек. А вот потребление рыбы и рыбных продуктов у нас очень низкое — всего 13 килограммов в год на душу населения. При этом медицинская норма – 21 килограммов в год, а средний уровень потребления в развитых странах – 26,1 килограммов в год. Больше всего рыбы, до 90 килограммов в год, едят исландцы. Японцы, кстати, потребляют до 70 килограммов в год. Общеизвестно, что обилие морепродуктов благотворно сказывается и на здоровье жителей, и на их долголетии.
Соответственно, эти показатели нужно повышать?
Вот именно! Никто не прогнозировал и не хотел приостановки взаимоотношений в этом вопросе с японцами. Да, нам нужно было задуматься об увеличении потребления рыбопродуктов. Но, раз ситуация возникла – нужно её использовать! Это может стать прекрасной возможностью для развития отечественного производства и инвестирования в предприятия береговой переработки и увеличение количества вылова необходимой для экономики нашей страны рыбы.
Нужно вложиться и в отечественные технологии – это обеспечит рабочие места, что крайне важно всегда, не только в условиях нынешних санкций. Нужно вести комплексную работу: расширять ассортимент, популяризировать потребление рыбы в стране. Важный вопрос – проработка логистики. Цены на перевозку рыбы в центр страны должны снижаться. В долгосрочной перспективе это позитивно повлияет как на ВВП, так и на объемы экспорта рыбной продукции в другие страны.
Так может быть России вообще стоит отказаться от таких квот, всё добывать самой?
Это вопрос будущего. В идеале, считаю, что да. Но это произойдёт, когда мы будем в состоянии в полном объёме использовать имеющиеся у нас рыбные ресурсы. Всё-таки мы живём в мире, где нас окружают множество других государств. Водоёмы отличаются от сухопутных территорий, это динамические системы. Многие вопросы нам приходится решать вместе с зарубежными партнёрами, в том числе экологические, а в их числе регулирование популяций.
Не нужно, я полагаю, быть собакой на сене: есть излишки – возьмите. Естественно, не задаром. Но проблема в том, что российские рыбаки для сохранения возможности промысла уже сегодня вынуждены продавать улов за границу. В то время как существуют отечественные рыбоперерабатывающие предприятия, работающие на импортном сырье. Опять-таки вопрос в логистике. Заводы у нас находятся в Москве и Санкт-Петербурге, а лов идёт на Дальнем Востоке. Зачем тащить продукцию через всю страну, если её можно продать японским или китайским предпринимателям?
И что в итоге, замкнутый круг?
В итоге, улов мы реализуем на сторону, а потом за границей покупаем консервы, крабовые палочки и прочие продукты переработки. Даже импорт охлажденной рыбы и морепродуктов у нас растёт с начала 2000-х. А приобретаем мы главным образом так называемую аквакультуру, то есть рыбу, выращенную в искусственных условиях, уступающую по качеству «дикой». Фермерская рыба более жирная вследствие условий жизни и сильно измененного рациона, и ценных минералов, таких как, например, кальций и железо, в ней меньше. Увы, сегодня многим россиянам даже такая рыба не по карману.
Важно научиться не только ловить рыбу, но и потреблять её. То есть, нужны отечественные перерабатывающие предприятия в местах добычи. Иначе будет как сегодня: ловим рыбы много – едим мало. Если развитие глубокой переработки внутри страны продолжит активно развиваться, наши рыбные ресурсы будут использоваться эффективнее и экологичнее. Где-то требуется законотворчество. Внесение некоторых поправок, касающихся рыбной отрасли, в законодательство, могло бы значительно увеличить объём мероприятий, направленных для восполнения и приумножение российских рыбных ресурсов. Вообще, это забота не только о природных ресурсах РФ, но и о здоровье всей нашей планеты.
Из Ваших слов следует, что добычу нужно вести обдуманно?
К любому делу нужно подходить обдуманно. Внешние санкции в сегодняшней ситуации не только в чём-то ограничивают, но и стимулируют для принятия мер по обеспечению продовольственной безопасности России. Акцент должен делаться, прежде всего, на сохранении собственных водных ресурсов. Уменьшение квот для других стран должно стать толчком для развития отечественного промысла и развития рыбной отрасли в целом, как одной из составляющих продовольственной безопасности нашей страны.
Бездумное наращивание лова может быть экологической угрозой, ведь оно ведет к сокращению запасов рыбы промысловых пород, к затруднениям с восполнением их популяции. При глубокой переработке потребление биоресурса снижается без ущерба для рациона питания. Безотходное производство является и наиболее экологичным, и наиболее эффективным, ведь при этом используются все части рыбы, в том числе для производства кормов для животных.
Спасибо, Юрий Анатольевич, за содержательную беседу. Что бы вы сказали нашим читателям напоследок?
Уважаемые читатели, советую всем непременно употреблять рыбу и рыбопродукты. Надеюсь, скоро они станут доступнее. Это уникальный биоресурс, который, при должном подходе, то есть, разумном потреблении, может способствовать поддержанию продовольственной и экологической безопасности нашей страны и всей планеты, сохранению богатств рек и морей для следующих поколений.