«Это все выдумано!»: как Алексей Миронов уехал из суда на черном Mercedes

«Все, что сказано, не соответствует правде. Все, что делалось, делалось нами в рамках закона», — кратко произнес вчера в суде отправленный под домашний арест глава ГК «Еврогрупп» Алексей Миронов. Между тем следком успел предъявить ему второй эпизод мошенничества, связанный не с налогами, а с самим получением в аренду земельных участков под Sunrise City. Защита бизнесмена настаивает, что ни один из 7 свидетелей следствия не указывает на причастность Миронова к преступлениям.

ПОЧЕМУ ГАТИНА ОСТАЛАСЬ СВИДЕТЕЛЬНИЦЕЙ

Непростая неделя выдалась для бенефициара ГК «Еврогрупп» и одного из крупнейших землевладельцев Набережных Челнов Алексея Миронова. Бизнесмена задержали в понедельник после допроса в отделе следственного комитета по Набережным Челнам. На допрос он пришел самостоятельно в сопровождении адвоката и уже в следкоме узнал, что допрашивается как подозреваемый.

По версии СК и УБЭП, Миронов провел махинацию с уклонением от уплаты налогов при реализации земельных участков, на которых сейчас расположен жилой комплекс Sunrise City. Позицию следствия «БИЗНЕС Online» подробно излагал ранее. Доставшийся от муниципалитета за 11 млн рублей участок бизнесмен продал Kastamonu Entegre якобы за 407 млн рублей. При этом, считает следствие, была использована хитроумная схема, позволившая вместо 143 млн рублей налогов заплатить 16 миллионов.  
 
Одна из интриг дела состоит в том, что СК подозревал в сговоре с Мироновым неустановленных сотрудников ИФНС по автограду (об этом сообщалось в официальном пресс-релизе). Туда вчера рано утром органы нагрянули с обысками. СК и УБЭП исследовали рабочий кабинет начальника ИФНС Лилии Гатиной, оттуда перекочевали в ее дом. Сама Гатина была вызвана на допрос, но участи Миронова пока избежала — поздним вечером она покинула кабинет следователя в статусе свидетельницы.

По нашей информации, Гатина дала обширнейшие показания, однако у нее есть аргумент, объясняющий, почему у возглавляемой ей структуры не было претензий к Миронову. Дело в том, что фирмы, которые фигурируют в фабуле дела, зарегистрированы в Самаре, соответственно, они не подотчетны челнинской ФНС. Тем не менее это не сняло все вопросы правоохранителей к, пожалуй, самой известной сотруднице налоговой Татарстана.

«МИРОНОВ ИМЕЕТ ОБШИРНЫЕ СВЯЗИ И ЧУВСТВУЕТ СВОЮ БЕЗНАКАЗАННОСТЬ»

Накануне Миронова доставили к Советскому райсуду еще до обеда. Все это время он находился в машине в сопровождении двух сотрудников челнинского межрайонного отдела БЭП, который осуществляет оперативную поддержку расследования. К трем часам дня Миронова наконец завели в здание, проводили до зала федерального судьи Рафаэля Кашапова. Но оказалось, что в ближайшие полчаса рассматривать дело Миронова не будут, и оперативники проводили его на первый этаж — подальше от глаз журналистов.

Миронов, прикованный наручниками к оперативнику, тем не менее излучал уверенность. Правда, в ответ на вопросы журналистов он предпочел хранить молчание. В положенный час подозреваемого ввели в зал судебных заседаний, где в первом ряду уже сидел активист Дмитрий Бердников в фирменной майке «Вор должен сидеть в тюрьме». За ним разместились еще несколько великовозрастных мужчин с плакатами на ту же тему.

Как только судья Кашапов установил личность подозреваемого, слово было предоставлено следователю по особо важным делам челнинского СК Станиславу Хораськину.

Он не стал рассказывать фабулу налогового дела, но тут же выдал сенсацию. Оказалось, что перед самым судом, 24 января, Миронову «впаяли» еще один эпизод, связанный с Sunrise City. А именно — мошенничество с получением прав аренды на сам участок. Это то самое дело, фигурантом по которому выступает юрист ГК «Еврогрупп» Альберт Халиуллин. Следственный комитет четырежды пытался его арестовать, однако каждый раз суд отказывал. С самого начала казалось странным, почему Миронова подозревают в уклонении от уплаты налогов при продаже участков, но при этом к нему нет вопросов о том, как он их заполучил. Возникли подозрения, что таким образом из дела хотят вывести бывших чиновников исполкома. Но в итоге все встало на свои места — все дела по турецкому ЖК объединены в одно производство.

«Причастность Миронова к совершению инкриминированного преступления подтверждается материалами уголовного дела, показаниями Кузнецова, Ахмедзянова, Газизовой, Гатиной, Михеевой, Захаровой», — перечислил следователь СК.

Отметим, что он назвал 6 фамилий, однако позже защита говорила о 7 свидетелях. Четверо последних, включая Гатину, — это налоговики. Также в списке свидетелей, как можно предположить, Ленар Ахметзянов, начальник правового управления исполкома Челнов. Кто такой Кузнецов, неизвестно. Заметим также, что в числе допрошенных почему-то нет покупателя земли — представителей турецкого холдинга Hayat (в него входит Kastamonu Entegre), например, Кемаля Эврена Демирджи. Самой ценной информацией, конечно, должны располагать они.

Хораськин отметил, что следствие не нашло заболеваний, которые бы препятствовали Миронову находиться под стражей. «Расследование данного уголовного дела представляет особую сложность, во-первых, тем, что совершено более четырех лет назад, что значительно затрудняет поиск свидетелей и сбор доказательств по делу, — отметил следователь. — Во-вторых, тем, что Миронов имеет большой вес в городе Набережные Челны, имеет обширные связи в правоохранительных и судебных органах, что позволяет ему длительное время уходить от уголовной ответственности, и благодаря которому он чувствует свою безнаказанность и продолжает совершать иные преступления».

Представитель СК заявил в суде, что у следствия есть основания полагать: Миронов, находясь на свободе, будет оказывать давление на ход следствия или вовсе может скрыться. Таким образом, СК просит суд отправить его под стражу почти на месяц до 22 февраля.

«НИ ОДИН ИЗ СВИДЕТЕЛЕЙ НЕ УКАЗЫВАЕТ НА ПРИЧАСТНОСТЬ МИРОНОВА»

«Я считаю, что это все выдумано!» — так начал свое недолгое выступление сам Миронов, находясь в так называемом аквариуме, который с недавних пор заменяет в суде привычные клетки. Говорил он лаконично, не вдаваясь в подробности уголовного дела.

«Все, что сказано, не соответствует правде. Все, что делалось, делалось нами в рамках закона. С нашей стороны все налоги, все оплачено, у нас все документы есть, мы можем предоставить», — заявил он.

Уже в перерыве корреспондент нашей газеты спросил у защитника Миронова, адвоката Елены Точилкиной, не готов ли ее доверитель высказаться более подробно. Адвокат отметила, что пока нет, но, возможно, в будущем. Заметим, что газета «БИЗНЕС Online» многократно обращалась к Миронову с предложением об интервью и раньше. Если бы он аргументированно представил общественности свою позицию и ответил на все вопросы, кто знает, быть может, события развивались бы иначе.  

Сама защитница выступила в суде весьма подробно. Сначала Точилкина приобщила ряд характеризующих ее доверителя документов, среди которых выделялся тот, что обозначает единственную официальную должность «короля недвижимости» — главы благотворительного фонда «Открытые сердца».

Сразу после оглашения решения челнинского бизнесмена отпустили из клетки, и он подошел на беседу к адвокату, следователю и прокуроруФото: Максим Тимофеев

Затем адвокат перешла к комментариям фабулы дела о мошенничестве, связанного с уклонением от уплаты налогов. «Хотелось бы пояснить, что преступления — хищение путем уклонения от уплаты налогов — в настоящее время не существует. У нас есть специальная норма — это 199-я статья УК, «Уклонение от уплаты налогов», — начала свое выступление защитница. — Хищение — это изъятие чужого имущества. В данном случае, предположительно, Миронов недоплатил, а не изъял, не похитил. Я считаю, возбудив уголовное дело таким образом и по данной норме права, следователь пытался обойти запрет на содержание под стражей».

Подкрепив свои доводы несколькими постановлениями пленумов Верховного суда, Точилкина продолжила. По ее словам, следствие основывается на показаниях семерых свидетелей как на достоверных доказательствах причастности Миронова к преступлениям. «Три из них касательно одного эпизода дела – по нему хочу отметить, что еще вчера этого эпизода не было. Миронов даже не допрошен по этому эпизоду. Он не мог ни признать, ни не признать вину, потому что его даже не спросили по этому факту», — негодовала Точилкина.

Адвокат подробно разобрала показания, касающиеся выделения участков в аренду. Один из свидетелей, по ее словам, указывает, что передача земель в аренду на 10 лет была незаконна в первую очередь со стороны исполкома. Следующий свидетель, утверждает защитник, говорит о том, что Миронов воспользовался моментом, сформировал участок под застройку и заявился на аукцион, на который больше никто не подал документы. Третий свидетель вообще не упоминает Миронова и говорит о нарушениях при составлении договора, но опять же со стороны исполкома.

Следующие четыре свидетеля давали показания по эпизоду с мошенничеством, которое связано с неуплатой налогов. Это показания Газизовой, Гатиной, Михеевой и Захаровой. «Они говорят о том, что видят в каких-то документах схему дробления бизнеса. Все, что следует из их допросов, больше ничего нет. Если схема дробления бизнеса у нас теперь хищение, то я не знаю. Я считаю, что доказательств причастности к этим преступлениям не представлено ни одного», — пояснила Точилкина.

Напомнив, что у следствия нет доказательств того, что Миронов желает скрыться или препятствовать следствию, Точилкина попросила отклонить ходатайство и не ограничивать свободу своего доверителя.

Судья Кашапов удалился на короткий перерыв, а вернувшись, объяснил, почему не видит причин для заключения Миронова под стражу. В частности, в его пользу сыграло то, что с момента инкриминируемого деяния прошло четыре года и за это время подозреваемый никак не пытался замести следы.

В итоге судья отправил Миронова под домашний арест. Сразу после оглашения решения челнинского бизнесмена отпустили из клетки, и он подошел на беседу к адвокату, следователю и прокурору. А примерно через полчаса, сев на пассажирское сиденье черного внедорожника Mercedes, отправился отбывать домашний арест. Вероятно, по месту жительства — в элитный поселок Белоус под автоградом.