Дворцы, алмазы и скакуны: чем владеет королева Елизавета II

Власть

Дворцы, алмазы и скакуны: чем владеет королева Елизавета II

Как и сколько зарабатывают Елизавета II и члены ее семьи, почему монарх не входит в список Forbes, сколько стоит Букингемский дворец и другие вопросы об экономике британского королевского дома
13.05.2019

Фраза «родился с золотой ложкой во рту» — определенно про Арчи Харрисона Маунтбеттена-Виндзора, ведь прабабушка первенца принца Гарри и Меган Маркл — королева Великобритании Елизавета II. Однако насколько велико состояние самого влиятельного монарха мира?

Несмотря на то, что Елизавета II, правящая королевством с 1953 года, называет домом сразу несколько дворцов и поместий, носит тиары от Cartier, владеет редкими картинами, держит чистокровных английских скакунов и сочетает невероятное количество элегантных шляпок с не менее невероятным количеством ярких костюмов, она не является долларовым миллиардером. По оценке, состояние монарха составляет около $500 млн, и в рейтинге богатейших людей мира по версии Forbes она бы пропустила вперед как минимум всех его нынешних 2153 участников. Тем не менее, любой миллиардер определенно позавидовал бы стилю жизни Елизаветы II.

93-летняя королева непосредственно владеет лишь некоторыми объектами недвижимости вроде замка Балморал в Шотландии и Сандрингемским дворцом в Норфолке на востоке Англии. Самыми же ценными активами монаршей семьи, включая Букингемский дворец, управляет специальный орган под названием Собственность Короны. Он не подконтролен ни королеве, ни правительству Британии.

Если бы Елизавета II владела Собственностью Короны (а это огромное число земельных участков и недвижимости в Британии), а также герцогством Ланкастер (учрежденным в 1265 году частным трастовым фондом недвижимости, к которому применяются такие же имущественные права), то, по оценке Forbes, была бы самым богатым человеком страны и третьей богатейшей женщиной в мире с состоянием более $25 млрд. Причем эта оценка не учитывает стоимость трастового фонда королевской коллекции: с такими ценными экспонатами, как яйца Фаберже и полотна Рембрандта, она стоит более $1 млрд.

Кроме того, Елизавета II еще и зарабатывает. Королева получает годовой доход от Собственности Короны, общая стоимость активов которой оценивается в $18 млрд, и герцогства Ланкастер. В 2018-м на личные расходы монарх получила $27 млн (до уплаты налогов). Грант суверена, составляющий 25% дохода Собственности Короны, выделяется на представительские расходы, в которые входят заработная плата персоналу, средства на поездки, услуги горничных, техническое обслуживание и даже информационно-технологическую поддержку (у королевы есть аккаунт в Instagram). Отдельной статьей идут средства, которые королева выигрывает, ставя на скачках.

Старший сын Елизаветы, принц Чарльз, пока не может тягаться с матерью в богатстве. 70-летний принц Уэльский получает ежегодный доход от герцогства Корнуолл. Оно управляется трастовым фондом недвижимости, в котором 53 000 га земель и коммерческих активов на сумму более $450 млн. Доходы от Корнуолла покрывают расходы не только Чарльза, но и семей двоих его сыновей — принца Уильяма, герцогини Кембриджской и троих их детей, а также принца Гарри, его жены Меган Маркл и новорожденного Арчи. И хотя молодые Виндзоры более прогрессивные, чем их бабушка, живут они тоже как настоящие аристократы: в 2018-м семьи Уильяма и Гарри потратили $6,1 млн на личные нужды. Правда, в декларациях королевской семьи не уточняется, на что именно.

Несмотря на то, что королевской семьей восхищается весь мир, в Британии есть скептики, которые считают, что на налогоплательщиков траты Елизаветы II и ее потомков ложатся тяжким бременем. Ричард Хейг, управляющий директор фирмы Brand Finance, считает, что критика незаслуженна: «В прошлом году мы пришли к выводу, что свадьба принца Гарри и Меган Маркл в Виндзорском замке принесла экономике Соединенного Королевства почти $1,5 млрд». В последнем отчете по оценке монархии за 2017 год аналитики Brand Finance выяснили, что благодаря королевской семье сфера туризма ежегодно получает свыше $700 млн.

Иными словами, от королевской щедрости выигрывают все.

Королевская семья в цифрах

Недвижимость

$4,7 млрд — оценка стоимости Букингемского дворца аналитиками компании Luxent. Для сравнения, состояние Ричарда Брэнсона Forbes оценивает в $4,1 млрд

$600 млн — оценка стоимости Кенсингтонского дворца от Luxent, где провела детство королева Виктория. На протяжении трех столетий это резиденция молодых членов королевской семьи

$18,7 млрд — оценка портфеля недвижимости во владении Собственности Короны. Технически этим портфелем владеет королева, однако она не имеет права на продажу объектов из него.

$1,3 млрд — оценка активов герцогства Корнуолл. В портфель входят острова Силли, жилые и коммерческие объекты в Лондоне и Луйневермуде в Уэльсе

$740 млн — оценка активов герцогства Ланкастер. В портфель входят 18 000 га земель в Англии и Уэльсе, а также королевская часовня Савойского дворца в Лондоне, построенная в 1512 году, известняковые и песчаные карьеры и гипсовая шахта

Бизнес и филантропия

$428,2 млн — прибыль Собственности Короны в 2018 году, переданная не в распоряжение королевы, а в министерство финансов Великобритании

$146,5 млн — активы во владении благотворительных фондов принца Чарльза

$46,7 млн — сумма, потраченная фондами принца Чарльза на благотворительность в 2018 году

$31,5 млн — стоимость имущества принцессы Дианы на момент ее смерти. Согласно завещанию, бóльшая часть активов отошла сыновьям покойной, принцам Уильяму и Гарри. Каждый унаследовал свою долю на 25-й день рождения. Остаток состояния был разделен между 17 крестниками Дианы и бывшим дворецким Полом Баррелом, которому достались активы на сумму $81 000

1 762 — количество береговых надводных ветряных турбин во владении Собственности Короны

Стиль жизни

200 млрд — столько почтовых марок произведено с изображением королевы Елизаветы II. Рисунок 1967 года считается самым тиражируемым произведением искусства в истории

$17,627 млн — сумма которую в 2006 году на аукционе Christie’s принесли ювелирные украшения и изделия Фаберже из коллекции принцессы Маргарет, сестры Елизаветы II. В число лотов входила уникальная Полтиморская диадема, созданная ювелирным домом Garrard для леди Полтимор, жены казначея при королеве Виктории. Она была продана за $1,7 млн

$2,423 млн — сумма, за которую в 1993 году была продана неиспользованная двухпенсовая марка «Голубой Маврикий» 1847 года. Такая же хранится в Королевской филателистической коллекции. Коллекция легендарна — дать ей хотя бы приблизительную оценку никто не берется. В собрание также входит, например, одна из двух дошедших до наших дней бермудских марок почтмейстера У.Б. Перо 1854 года. Вторая ушла с молотка в 1996 году за $340 000

$2,2 млн — состояние Меган Маркл, подсчитанное на основе ее гонораров за съемки в телесериале «Форс-мажоры». В юридической драме герцогиня Сассекская на протяжении семи сезонов играла роль Рэйчел Зейн и получала в среднем $57 500 за серию

$1,039 млн — аукционная цена автомобиля Rolls-Royce модели Phantom IV 1955 года, принадлежавшего королеве и проданного аукционным домом Bonhams в сентябре 2018-го. Годом ранее за Daimler Super V-8 2001 года, сделанный по заказу королевы, удалось выручить $55 575, а в ноябре 2016-го Audi Cabriolet 1994 года, любимый автомобиль принцессы Дианы, ушел с молотка на классическом автосалоне аукционного дома Silverstone за $59 500

$583 000 — доход от побег скакунов Елизаветы II за прошлый год, по подсчетам Британской ассоциации скачек. Самый ценный «актив» в истории конюшни — чистокровная верховая лошадь Эстимейт, которая одержала победу в девятом забеге Queen’s Vase на скачках Royal Ascot в 2012 году и получила золотой кубок Ascot в 2013-м. В общей сложности до «пенсии» в Сандрингеме кобыла принесла хозяйке более $487 000 призовых

$222 500 — за такую сумму в 1997 году было продано темно-синее бархатное вечернее платье от Виктора Эделстайна, которое принцесса Диана надела на проводимый Рональдом Рейганом правительственный ужин в Белом доме, где танцевала с Джоном Траволтой

$25 277 — стоимость обучения принца Джорджа в школе Джоанны и Дэвида Томасов в районе Баттерси в 2019-2022 учебном году, включая учебники и регистрационные сборы

23 578 — число драгоценных камней, выставляемых в качестве королевских регалий в лондонском Тауэре. Скипетр с крестом, который использовался на каждой коронации начиная с Чарльза II в 1661 году, украшен «Большой звездой Африки», крупнейшим в мире белым алмазом высочайшего качества огранки с массой 530,2 карат

$7500 — за такую сумму на аукционе Julien’s в декабре 2014 года был продан кусочек торта со свадьбы принца Уильяма и Кейт Миддлтон. За четыре месяца до этого с молотка за $1375 ушел кусочек пятиярусного фруктового торта с церемонии бракосочетания принца Чарльза и леди Дианы Спенсер. Годом ранее был продан праздничный десерт со свадьбы королевы Елизаветы и принца Филиппа, однако за кусок торта высотой 2,7 метра и весом 226 кг удалось выручить лишь скромные $896

$3900 — конечная цена за куклу из фетра и бархата, принадлежавшую в далеком 1935 году принцессе Елизавете и проданную в декабре 2018-го. За год до этого пара игрушек, Микки и Минни Маус производства Dean’s Rag Book, подарок принцессам Елизавете и Маргарет от няни Клары Найт, принесла организаторам аукциона $1164

1306 — число собак породы корги, зарегистрированных в Соединенном Королевстве в 1944 году. Собаку такой породы принцесса Елизавета получила на свое 18-летие. Темпы регистрации корги подскочили тогда на 56% и увеличивались вплоть до 1960-го. Влияние королевы на мир собак оказалось настолько сильным, что когда у Елизаветы умер последний любимец в 2018 году, Британское объединение собаководов временно поместило корги в список пород, находящихся «под угрозой»

800 — число компаний, имеющих статус поставщика королевского двора. Среди них есть самые разнообразные предприятия: от люксовых брендов вроде Burberry до семейных мастерских типа Abbey England, производителя конских седел. Королевская лицензия является свидетельством того, что организация предоставляет товары или услуги королевской семье. По мнению Brand Finance, такой статус может приносить компании до 5% от общего дохода

7 — место Арчи, новорожденного сына принца Гарри и Меган Маркл, в очереди на престол