Две крупнейшие за послевоенное время морские катастрофы в Италии произошли с интервалом в один день

Две крупнейшие за послевоенное время морские катастрофы в Италии произошли с интервалом в один день

Это катастрофа уникальна. Она не должна была произойти. Удивительное столкновение на выходе из порта, спасение людей с горящего парома не проводилось несколько часов, более того, горящий паром, находившийся, повторимся, рядом с выходом из порта, был обнаружен случайно, капитанами двух буксиров. Трагедия произошла рядом с логистической базой НАТО, что добавило в расследование ряд таинственных факторов.
И, наконец, никого из участников столкновения не объявили виновным (хотя погибли 140 человек), и никто не понес наказания. Судебные разбирательства возобновлялись несколько раз, каждый раз открывались новые, неизвестные обстоятельства трагедии, но результат оставался тот же – виновным в гибели людей никого не признали. Это столкновение по своему эмоциональному накалу сопоставимо с гибелью парома «Эстония» в Балтийском море, но о нем известно значительно меньше. В этой статье мы расскажем о столкновении парома «Moby Prince» и танкера «Agip Abruzzo» на выходе из порта Ливорно в 1991 году.
История этого парома обычна. Судно было построено в 1967 году на верфи города Биркенхела для голландской судоходной компании «Stoomvaart Maatschappij Zeeland». Паром получил название «Koningin Juliana» – «Королева Юлиана» и 17 лет без аварий проработала на линии Харвич – Хук-оф-Холланд в Северном море. В 1984 году паром был продан итальянской паромной компании «Navigazione Arcipelago Maddalenino (Navarma) Lines» – сегодня это компания «Moby Lines» для работы в Средиземном море. Паром переименовали в MV «Moby Prince». Он работал на линии Ливорно – Ольбия на острове Сардиния. Немного отвлекаясь, скажем, что Ливорно – это не только крупный порт Италии, но и военно-морская база итальянских ВМФ и 6-го флота ВМФ США. Этот порт используется военными как логистический хаб по транспортировке оружия в средиземноморском регионе. Как оказалось, это факт имел значения при разборе причин катастрофы.
10 апреля 1991 года в 22-03 по местному времени паром «Moby Prince» вышел из порта Ливорно. Надо сказать, что порт Ливорно, как впрочем, и большинство портов мира, за волноломами имеет внешний рейд. На нем на якорях находятся суда, которым, по каким-то причинам, не разрешили вход в акваторию порта. Таких причин может быть много – занятые причалы, размеры судна, не позволяющие ему зайти в порт, какие либо инфекционные заболевания на борту и многое другое. Суда могут располагаться на внешнем рейде произвольно, соблюдая одно условие – они не могут становиться на якорь на фарватере, ведущим в порт. В порту Ливорно это конус, узкая часть которого – молы.
Паром вышел в рейс в порт Ольбия на острове Сардиния. На борту находился экипаж из 66 человек и 75 пассажиров. Небольшое количество пассажиров объяснялось тем, что эта линия была малозагруженной, но обязательной – связь с островом должна была поддерживаться. Паромом командовал капитан Уго Чеса.
«Moby Prince» шел по фарватеру, и тут произошло необъяснимое. Паром врезался в борт танкера «Agip Abruzzo» («Аджип Абруццо»), пробив его борт в районе танка №7. Танкер доставил иранскую легкую нефть и, возможно, стоял на якоре, на внешнем рейде. В танке №7 находилось 2 700 тонн нефти. Забегая вперед (более подробно мы расскажем чуть позже) это столкновение породило два вопроса, на которых до сих пор нет ответа. Во-первых, как при нормальной видимости (а видимость была нормальной – это доказано) паром смог протаранить борт танкера? Если все-таки видимость была недостаточной, почему на пароме не была включена навигационная РЛС? Во-вторых, где стоял на якоре танкер – на фарватере, где бросать якорь категорически нельзя, или за его границей?
В 22-45 по местному времени радист парома передал сигнал бедствия, но почему то с портативного передатчика. Это доказано – тело радиста нашли вне радиорубки с портативным передатчиком. Капитан танкера то же дал по радио сигнал бедствия, но почему–то сообщил, что его таранил бункеровщик по-итальянски – беттолина. Бункеровщик – это небольшой танкер, который заправляет (бункерует) корабельным топливом суда в порту.
Дальнейшее развитие событий напоминало театр абсурда, где каждое последующее действие ухудшало и без того катастрофическую ситуацию. Из-за столкновения часть нефти разлилась по поверхности моря и загорелась. Забегая вперед, скажем, что по данным комиссии по разбору этой катастрофы, в море горело порядка 300 тонн нефти. Капитан «Аджип Абруццо» Ренато Суперина приказал дать полный ход, и за счёт этого маневра вырвал нос парома из борта своего танкера. Но, поскольку в танке №7 уже бушевал пожар, этот маневр привел к тому, что горящая нефть стала вытекать в море. Команда парома, в свою очередь, не остановила главный двигатель парома, и он стал самопроизвольно двигаться по заливу в море горящей нефти. Пожар очень быстро охватил весь паром
Все палубы парома были в огне. Экипаж собрал пассажиров в одном месте – зале «Люкс» на верхней палубе. Огонь добрался до зала «Люкс» через полчаса после столкновения. Неразбериха у спасателей усугубилась тем, что береговой центр первоначально получил SOS только от танкера, и о пожаре на пароме никто не подозревал, ведь капитан танкера доложил о столкновении с бункеровщиком. Почему-то сигнал бедствия от радиста парома на берегу не услышали. Возможно, это произошло потому, что радист передал его с переносной, а не со штатной рации. Хотя, расстояние между паромом и береговым центром, расположенным в порту, было небольшое. Только в 23-35 по местному времени – это более, чем час после столкновения – капитаны двух буксиров Мауро Валли и Вальтер Маттеи, заметили горящий паром. Из-за работающего двигателя он отошёл на большое расстояние от танкера. В месте, где обнаружили «Moby Prince» море не горело, но сам паром был полностью охвачен огнем. Экипажам этих двух буксиров был спасен единственный выживший с парома – Алессио Бертрана, юнга. Чтобы огонь до него не добрался, он висел на кормовом поручне. Бертрана сказал, что на пароме много людей ждут помощи, капитаны буксиров многократно запрашивали помощь специализированных судов, но, ни одно спасательное судно не ответило на эти призывы. В конце концов, Бертрана был передан на портовой спасательный катер СР-232. Он около получаса находился возле парома в надежде найти ещё выживших людей, но потом ушел в порт, так как Бертрану требовалась медицинская помощь. Как выяснило следствие, большинство пассажиров и членов экипажа погибли от отравления угарным газом (густой чёрный дым от горения пластика, масла и сырой нефти), остальные – от ожогов. В завершении картины апокалипсиса выяснилось, что не были выключены не только главный двигатель, но и система вентиляции парома. Это значит, что пожар на «Моби Принце» постоянно подписывался потоком свежего воздуха.
Спасательная операция была медленной и хаотичной. Командир военно-морской базы Ливорно адмирал Серхио Альбанезе прибыл на танкер на борту корабля Береговой охраны СР-250. Впоследствии, свидетели во время расследования расскажут, что адмирал вел себя странно, и у них создалось впечатление, что основной задачей Серхио Альбанезе было не тушение пожара на танкере, а проход какого-то корабля через зону пожара. Он не передал ни одного распоряжения на пожарные суда по радио, что для руководителя спасательных работ очень необычно.
Постепенно к горящему «Моби Принцу» подошли специализированные противопожарные суда, которые начали тушение пожара. С воздуха вертолет карабинеров обнаружил труп, лежащий на спине, на палубе кормовой части парома. Труп не был обуглен, хотя рядом бушевало пламя. Уже потом, когда паром привели на буксире в порт, эксперты выяснили, что тело принадлежало пассажиру парома, который смог преодолеть пожар и удушье, но на открытой палубе он погиб от жара, исходящего от горящего металла. Через год, в 1992 году была найдена видеозапись, сделанная одним из пассажиров парома. Запись сохранилась в хорошем состоянии. Она подтверждает, что пламя и жар можно было терпеть какое-то время, и, если бы спасательная операция была проведена оперативно, многих пассажиров можно было спасти. Во время пожара на пароме «Моби Принц» погибли 140 человек.
Продолжение следует