Дочь полковника Захарченко поживет за границей, так как из московской квартиры ее выселили

Общество

Дочь полковника Захарченко поживет за границей, так как из московской квартиры ее выселили

Росимущество решило освободить конфискованную квартиру от родственников осужденного полицейского.
17.02.2020

Как стало известно “Ъ”, Росимущество через суд пытается выселить из единственного жилья 12-летнюю Ульяну Захарченко, дочь осужденного экс-полковника МВД Дмитрия Захарченко. Эта квартира на Якиманке, как и другое имущество офицера и его родственников на 9 млрд руб., еще два года назад была обращена в доход государства Никулинским райсудом. Однако все это время в ней продолжали проживать девочка и ее мать Марина Семынина, поскольку права пользования квартирой их никто не лишал.

О том, что квартира в ЖК «Имперский дом» (Якиманский пер., д. 6) опечатана, Марине Семыниной сообщили соседи 16 января 2020 года. В этот день по этому адресу с обыском приехала следственно-оперативная группа, в которую входили сотрудники СКР и местной полиции. Их сопровождали представители территориального управления Росимущества и управляющей компании. Мероприятие проводилось в рамках расследования второго уголовного дела в отношении экс-полковника МВД Дмитрия Захарченко. В прошлом году Пресненский райсуд приговорил его к 13 годам заключения за получение взятки и воспрепятствование правосудию (ч. 6 ст. 290 и ч. 3 ст. 294 УК РФ), оправдав по еще одному взяточному эпизоду. Сейчас бывшего полковника снова подозревают в коррупции.

Поскольку в квартире никого не оказалось — Марина Семынина с дочерью Ульяной Захарченко гостили у родственников в другом городе,— замки в двери были сломаны. «Мы не знаем, что там искали»,— заявила “Ъ” адвокат Валерия Туникова, представляющая интересы госпожи Семыниной. По ее словам, после ухода полицейских представители Росимущества врезали в дверь новые замки, а саму квартиру опечатали.

27 января 2020 года от Росимущества в Замоскворецкий райсуд Москвы поступил иск о выселении из нее Ульяны Захарченко и ее матери, слушания по которому еще не назначили.

«Требования о выселении несовершеннолетней априори не соответствуют нормам действующего законодательства, даже если бы были заявлены в судебном порядке, так как эта квартира является для матери и ребенка единственным пригодным для проживания жилым помещением»,— отметила адвокат Туникова, приведя соответствующие разъяснения Конституционного и Верховного судов.

В 2017 году эта квартира, как и другое имущество Дмитрия Захарченко и его родственников, оцениваемое в 9 млрд руб., по иску Генпрокуратуры была обращена в доход государства. По словам госпожи Туниковой, сейчас мать с дочерью находятся за границей и в Москве им жить больше негде. Еще одна квартира на улице Дмитрия Ульянова, которую, как утверждает сама госпожа Семынина, ей еще в 2007 году подарили родители, по решению того же Никулинского райсуда также обращена в доход государства.

Лишить Марину Семынину и Ульяну Захарченко доступа в квартиру на Якиманке, где они зарегистрированы, Росимущество пыталось еще в августе прошлого года. Тогда представитель этой структуры потребовал от УК «Имперский дом» аннулировать их пропуска. Впрочем, добиться желаемого в тот раз не удалось, поскольку Никулинский райсуд лишил несовершеннолетнюю лишь права собственности на жилое помещение, оставив ей право пользования квартирой. Из-за отсутствия соответствующего судебного решения УК и отказала Росимуществу.

Отметим, что о нарушении прав своей несовершеннолетней дочери в обращении к уполномоченному при президенте по правам ребенка Анне Кузнецовой упоминал и сам Дмитрий Захарченко. По его мнению, к участию в деле в качестве третьего лица в Никулинском райсуде необоснованно не привлекли органы опеки и попечительства. При этом экс-полковник напомнил об аналогичном деле 2019 года в Головинском райсуде, где Генпрокуратура добилась обращения в доход государства имущества на сумму около 6,5 млрд руб. экс-начальника банковского отдела управления «К» СЭБ ФСБ полковника Кирилла Черкалина. Тогда благодаря органам опеки и попечительства в суде удалось отстоять квартиру сестры чекиста Анастасии Черкалиной, в которой она была зарегистрирована с несовершеннолетним ребенком, и это также оказалось их единственным жильем. Оперативно получить комментарии в Росимуществе “Ъ” не удалось.