Дмитрию Мазепину приглянулся российский бизнес Cargill и Viterra

Дмитрию Мазепину приглянулся российский бизнес Cargill и Viterra

Российский холдинг «Уралхим» лоббирует, как можно понять, на самых верхних этажах власти покупку российских активов двух международных торговцев зерном – компаний Cargill и Viterra. Интрига в том, что сами иностранцы не хотят уходить из России. Попытается ли «Уралхим» «отжать» активы? Или это ещё один эпизод в истории с аммиакопроводом Тольятти – Одесса, вокруг которого сплелись интересы США и России?
Предыстория здесь такова. К началу нулевых иностранные транснациональные компании подмяли под себя львиную долю экспорта зерна из России. Дабы увеличить маржинальность, они инвестировали немалые средства в развитие портовой инфраструктуры. Идея потеснить варягов обсуждалась на высших этажах российской власти уже давно. Главным инициатором этого процесса прослыл глава ВТБ Андрей Костин. И он даже достиг на этой ниве определённых успехов, о которых мы скажем ниже. Потому «Уралхим», ополчаясь на транснационалов, много чем рискует. Мало того что ему грозит ответный удар с Запада, так ещё и конфликт с зерновым холдингом ВТБ может разразиться. Ради чего же тогда затевается весь сыр-бор?
Когда браться Магемедовы, близкие к бывшему куратору сельского хозяйства в правительстве Аркадию Дворковичу, попали в СИЗО, банк ВТБ скупил их зерновые активы. Это были очень важные звенья экспортной инфраструктуры – сеть элеваторов по всей России и зерновые терминалы в Новороссийске. Но владеть активами мало, нужно ещё создать бизнес. Чтобы не делать этого с нуля, госбанк в 2019 году приобрёл компанию «Мирогрупп ресурсы». После этого ВТБ стал крупнейшим владельцем зерновой инфраструктуры в России, получив отлаженный бизнес по экспорту зерна. Собранные активы были оформлены в «Деметра-Холдинг».
Параллельно Костин лоббировал для новой зерновой структуры государственную поддержку. Он написал письмо самому президенту, прямо через голову министра сельского хозяйства Дмитрия Патрушева. Костин предложил создать на базе активов ВТБ Объединённый зерновой холдинг. Новый игрок, как говорилось в письме, сможет консолидировать связанные с экспортом и хранением зерна активы и «взять на себя функции ведущего трейдера российской пшеницы». Сейчас, писал Костин в 2019 году, определяющую роль в стратегическом для России экспорте зерна играют международные компании, контролирующие 25% мощностей по перевалке зерна в портах и 50% продаж российской пшеницы на мировых рынках «не всегда на оптимальных для России условиях».
Потому помимо стандартных мер господдержки Костин просил правительство посодействовать выкупу активов украинского агрохолдинга Kernel, который владел половиной зернового терминала в порту Тамань. Сделку с украинцами удалось закрыть в 2020 году. А вот вторая половина терминала осталась в руках международного зернотрейдера Glencore (позже он изменил название на Viterra). Понятно, что «Деметра-Холдинг» заинтересован в том, чтобы получить полный контроль над активом, потеснив иностранцев. Но до сих пор «Деметре» вместе с Костиным этого не удавалось.

Неужели Мазепин верит, что иностранцев получится успешно использовать для давления на Зеленского? Или он действительно метит в «зерновые короли», не боясь конфликта с Андреем Костиным?

Для полноты картины нужно вспомнить ещё несколько деталей. Во-первых, ВТБ немного сдал свои позиции в зерновом бизнесе. Попав под санкции, он в феврале сократил свою долю в «Деметра-Холдинге» до 45%, теперь крупнейший российский зернотрейдер работает под контролем частных инвесторов. Это АО «Агронова», связанное с Таймуразом Боллоевым, бывшим президентом питерской «Балтики» и «Олимпстроя», который в последнее время хорошо зарабатывал на пошиве формы и спецодежды. А также Marathon Group, известная как крупный акционер «Магнита». Причём долю в «Магните» компания получила посредством того же банка ВТБ. Marathon Group основана выходцами из структур «Альфа-Групп» Александром Винокуровым (в Сети упоминается как зять главы МИД РФ Сергея Лаврова) и Сергеем Захаровым.
Во-вторых, хотя банк снизил долю в этом бизнесе, Андрей Костин всё ещё опекает «Деметру». Одна из его идей – приватизировать оставшуюся у государства половину Объединённой зерновой компании (владеет сетью элеваторов по всей стране). Пока она пробуксовывает на уровне Минсельхоза и ФАС. Тем временем Костин даже начал новое наступление на иностранцев. Не далее как в сентябре он снова через голову Дмитрия Патрушева предложил президенту запретить компаниям из «недружественных стран» покупать и перепродавать зерно (в том числе для экспорта), а также владеть мощностями по перевалке и хранению. Кстати, глава Минсельхоза тогда поспешил заверить общественность, что «выгонять» международных зерновых трейдеров РФ не намерена. Наметилась любопытная интрига – Патрушев-младший попытался помериться аппаратным весом с мастодонтом российского госкапитализма Андреем Костиным. И тут вдруг появляется «Уралхим».
За «Уралхимом» всегда стоял Дмитрий Мазепин. Долгие годы он в тяжёлых корпоративных войнах консолидировал химические активы, чтобы стать одним из ведущих в мире игроков на рынке удобрений. Попав под санкции Евросоюза, он снизил долю в компании со 100 до 48% – нынешний главный бенефициар химического холдинга неизвестен. Однако в медийном поле и в лоббистских войнах Мазепин продолжает отстаивать интересы компании.
Что примечательно, США не имеют претензий к Дмитрию Мазепину. Более того, крайне непубличная, но очень влиятельная американская компания Trammo совсем не прочь делать с российским олигархом бизнес, покупая у него аммиак. Для этого сырьё нужно переправить из Тольятти в Одессу по трубопроводу, чему сопротивляется президент Украины Владимир Зеленский. И в этом вопросе переплелось уже много чего.
Напомним, что представитель МИДа Мария Захарова называла возобновление поставок аммиака частью «зерновой сделки» с Украиной. Однако после этого как Захарова, так и сам Мазепин жаловались, что украинское зерно на международные рынки пошло, а российский аммиак – нет. На Киев пытались давить даже через ООН, но Зеленский продолжает выставлять свои условия. Кремль на уступки, как видно, не идёт. И вот тут нужно вспомнить, кто вывозит украинское зерно на мировые рынки. Правильно, те же самые транснационалы – Cargill и Viterra. Значит, они вполне могут быть рычагом воздействия на Украину. Но неужели Мазепин верит, что иностранцев получится успешно использовать для давления на Зеленского? Так ли сильно Киев зависит от продажи зерна, получая один за другим многомиллиардные транши от западных правительств? Может быть, история с аммиаком в данном случае просто наводит тень на плетень? И Дмитрий Мазепин действительно теперь метит в «зерновые короли», не боясь конфликта с Андреем Костиным и не опасаясь возможного ответа Запада за атаку на зернотрейдеров? Понятно же, что поднятый «Уралхимом» шум по поводу поглощения зерновых активов может быть очень плохо воспринят в Европе. А ведь ситуация с фрахтом и страховкой судов для вывоза российского зерна только-только начала выправляться. В чьих же интересах играет «Уралхим»? Возможно, ответ на этот вопрос станет яснее, когда будет раскрыто имя нынешнего главного бенефициара компании.

Ещё вчера Минсельхоз скептически относился к идее Костина подвинуть иностранцев, а сегодня выясняется, что ведомство Дмитрия Патрушева согласовало предложение «Уралхима» выкупить доли транснационалов. Более того, пошли явные сигналы сверху, что к идее «Уралхима» благосклонно отнёсся сам президент. И теперь правительству поручено заняться проработкой деталей. Получается, «Уралхиму» с ходу удалось сделать то, на что у «Деметры» вместе с её непростыми акционерами и ангелом-хранителем Андреем Костиным уходят годы?