Дмитрий Босов решил всучить «Росатому» свой угольный разрез на Таймыре

Бизнес

Дмитрий Босов решил всучить «Росатому» свой угольный разрез на Таймыре

Как на планы бизнесмена повлияли претензии Росприроднадзора и падение цен на уголь.
04.02.2020

«ВостокУголь» Дмитрия Босова и Александра Исаева предложил «Росатому» выкупить у компании угольный проект на Таймыре. Возможные причины продажи — снижение цен и спроса на уголь, а также претензии со стороны Росприроднадзора.

«ВостокУголь», который на паритетных началах принадлежит бизнесменам Дмитрию Босову и его партнеру Александру Исаеву, предложил «Росатому» выкупить у компании ее угольный проект на Таймыре. Оператор этого проекта — «дочка» «ВостокУгля» Арктическая горная компания (АГК). Об этом РБК сообщили три источника, близкие к сторонам переговоров.

Возможные причины продажи проекта, по словам собеседников РБК, — снижение цен на уголь и возникшие к АГК претензии со стороны Росприроднадзора. В «Росатоме» пока изучают вопрос, оценивают бизнес, никакого решения нет, уточняет источник РБК, близкий к госкорпорации.

Представители «ВостокУгля» и «Росатома» отказались от комментариев.

Что известно про проект на Таймыре

«ВостокУголь» создал Арктическую горную компанию для добычи угля (так называемого арктического карбона) на Таймыре в 2014 году. Начать добычу уже планировалось в 2019 году: утвержденные запасы Малолемберовского месторождения — 2 млн т, Нижнелемберовского — 67 млн т. Еще в 2017 году Дмитрий Босов заявил о планах добывать на Таймыре до 30 млн т угля в год и намерении построить там два глубоководных порта мощностью свыше 10 млн т в год каждый. «По нашим планам, каждый год мы сможем наращивать добычу примерно по 5 млн т, выйдя к 2022–2023 годам на 30 млн т общей добычи», — анонсировал бизнесмен. Но позднее планы скорректировались: теперь компания планирует добывать около 19 млн т к 2024 году.

В прошлом году под реализацию проекта Минприроды специально изменило границы Большого Арктического заповедника, где расположены месторождения. При этом в министерстве считают реальным объемом добычи для проекта «ВостокУголь» к 2024 году только 1 млн т в год. Добыча на месторождениях так и не началась. Официально компания не комментирует причины.

Почему «ВостокУголь» решил продать АГК

Собеседники РБК указывают на две возможные причины поиска покупателя на угольный проект.

Первая — снижение стоимости угля. Цены на энергетический уголь с весны прошлого года к февралю 2020-го упали на 40%, до $47 за т, поэтому рентабельность компании «ВостокУголь» снизилась, отмечает руководитель группы оценки рисков устойчивого развития АКРА Максим Худалов. Кроме того, в Европе наблюдается тренд на сокращение потребления угля.

Вторая — возникшие претензии к компании со стороны Росприроднадзора, которые уже стали поводом для судебных разбирательств. Служба утверждает, что АГК, получив лицензию только для геологического изучения угля на участке Малолемберовского месторождения, добывала его в промышленных масштабах и получала прибыль. Сумма иска — 600 млн руб. Компания, в свою очередь, объясняла это пробными партиями и проверкой спроса на рынке. В конце января 2020 года Арбитражный суд Московского округа отклонил кассационную жалобу АГК на поддержавшие позицию службы суды. Но «ВостокУголь» намерен продолжать оспаривать это решение в Верховном суде, сообщил РБК представитель компании. Из-за подозрений в незаконной добыче на этих месторождениях ФСБ весной прошлого года возбудила уголовное дело по факту незаконной предпринимательской деятельности (ст. 171 Уголовного кодекса) против топ-менеджмента АГК. Однако в конце 2019 года ФСБ вернула дело в суд, утверждают два источника РБК, знакомых с ходом расследования. Еще один иск к АГК на более чем 500 млн руб. Росприроднадзор подал в декабре 2019 года, но его суть в материалах суда не раскрывается. Этот иск представитель компании не комментирует. РБК направил запрос в службу.

«С учетом штрафов по проектам в Арктике продажа актива «Росатому» выглядит как разумная стратегия по монетизации актива, добычу на котором в ближайшее время начать не получится из-за необходимости разработки проектной документации и согласования ее с надзорными органами — теперь они будут более скрупулезно изучать предлагаемые проектные решения», — замечает Худалов. Но акционерам АГК, которая еще не начала промышленную добычу, будет проблематично продать компанию за сумму большую, чем штрафы Росприроднадзора, считает собеседник РБК.

Как отметил источник РБК, знакомый с ситуацией, «для развития своих проектов «ВостокУголь» рассматривает различные инвестиционные решения». «Одно из возможных решений — это вхождение в проект крупных госкорпораций, в том числе «Росатома». Никаких окончательных решений на этот счет не принято. Проводятся консультации», — отметил собеседник РБК.

Зачем «Росатому» добыча угля на Таймыре

От реализации планов АГК по добыче угля на Таймыре в том числе зависит выполнение майского указа президента Владимира Путина. Он поставил цель — увеличить грузооборот по Северному морскому пути (СМП) с 26 млн т (в 2019 году) до 80 млн т к 2024 году. В конце 2018-го правительство назначило «Росатом» единым инфраструктурным оператором по развитию СМП. Как отмечал заместитель гендиректора «Росатома» Вячеслав Рукша (руководитель проекта по развитию СМП), реализация проекта по добыче 19 млн т угля к 2024 году на Таймыре, предложенного «ВостокУглем», может сдвинуться на год позже. Еще одной проблемой этого проекта является то, что у «ВостокУгля» нет своего флота ледового класса для вывоза угля в зимний период, отмечал Рукша.

У самой госкорпорации есть один небольшой региональный угольный проект. «Дочка» госкорпорации Приаргунское производственное горно-химическое объединение ведет добычу угля на Уртуйском месторождении в Забайкалье: в 2019 году объем добычи составил более 3,5 млн т угля. Компания поставляет его на Краснокаменскую ТЭЦ и Харанорскую ГРЭС, а также зарубежным партнерам в Китай. Кроме того, у госкорпорации есть инвестпроект по добыче на Новой Земле цинка, свинца и серебра.

Как «Росатом» расширяется в Арктике

«Росатом» недавно заключил крупную сделку для развития логистики в Арктике. В декабре 2019 года стало известно, что госкорпорация получит 30% в группе «Дело» Сергея Шишкарева, которая незадолго до этого победила на аукционе по покупке контроля в «Трансконтейнере», крупнейшем контейнерном операторе России. Цель «Росатома» — реализация преимуществ СМП, чтобы он составил конкуренцию Южному морскому пути через Суэцкий канал. Расстояние по «северному» маршруту на 40% короче, время доставки грузов на 20–30% меньше (в зависимости от ледовых и погодных условий); кроме того, на СМП может быть сопоставимая себестоимость и есть возможность ее оптимизации при использовании атомных ледоколов, указано в материалах «Росатома».