Диссертация Андрея Воробьёва «пахнет липой», но писать об этом он запретил

Диссертация Андрея Воробьёва «пахнет липой», но писать об этом он запретил

Один из самых неприятных фактов про губернатора Московской области Андрея Воробьёва кроется в его «липовой» диссертации.

Оказывается, у известного учёного кандидата экономических наук Андрея Воробьёва ворованными оказались 107 страниц диссертации из 165. Это примерно 65 процентов объема. Когда Воробьёв видит в интернете информацию о своём плагиате, он впадает в невероятное бешенство.

Душевное равновесия губернатора Московской области Андрея Воробьёва в последнее время раскачивает множество неприятных фактов. «Странные» выборы в Подмосковье, которые больше походили на издевательство над избирателями были подстроены так, чтобы именно Воробьёв, самый непопулярный кандидат, который завалил область тоннами мусора и убил экологию, победил на этих выборах. Ходят слухи, что в Московской области воробьёвские политтехнологи под любыми угрозами не допускали выдвижение любых альтернативных кандидатов, не согласованных Воробьёвым. Даже в случае выставления технических спойлеров, как во Владимирской области, люди бы проголосовали именно за них, а не за ненавистного Воробьёва.

Также наше издание неоднократно обращалось к теме семейного бизнеса Воробьёвых, который уже давно прописался в оффшорах и успешно качает деньги из России.

Ещё один крайне неприятный для Андрея Воробьёва факт заключается в той диссертации, которую ему подготовили для получения им степени кандидата экономических наук. Причём, все прекрасно понимают, что никакую диссертацию Андрей Воробьёв, как и множество других чиновников, не писал. Престижное по «меркам» 2000-х годов в среде чиновников звание кандидата экономических наук породило целое направление нелегального бизнеса по продаже диссертаций, научных званий и учёных степеней. Основные покупатели данных услуг – губернаторы, прочие чиновники, функционеры «Единой России».

Мы предполагаем, что с Андреем Воробьёвым произошло тоже самое, что почти всегда происходит в подобных случаях. Чиновнику пишут диссертацию, организуют диссертационный совет, который уже заранее знает, как голосовать, даже не ознакомившись с текстом представленного «научного труда». Естественно, за каждое действие по предоставление учёного звания, чиновник платит огромные деньги.

Не стоит заострять внимание на том, что щедро проплаченные таким образом диссертации не отличаются безупречным качествам. Зачастую, наоборот, как бы в насмешку над простофилей-чиновниом, ему подсовывают откровенный мусор, 100 раз скаченный из интернета. Заплатил за диссертацию и Андрей Воробьёв. Заплатил много, правда, зря… Диссертация оказалась банальным плагиатом.

Андрей Юрьевич и сам давно догадался, что ждать свидания с Диссернетом ему осталось недолго, и этот торжественный для его научной карьеры час, в общем-то, неотвратимо приближается.

Блогер Сергей Пархоменко в 2013 году писал:

«Мы подробно, обстоятельно изучили защищенную им 22 декабря 2004 г. в Российской Академии Государственной Службы при Президенте РФ диссертацию на соискание ученой степени кандидата экономических наук под названием «Развитие инвестиционного потенциала депрессивного региона».

И по результатам этого изучения у сообщества «Диссернет» есть к самому Андрею Юрьевичу вопрос. Этот вопрос такой: как сам Андрей Юрьевич предпочитает, чтобы мы его называли, а вслед за нами называла и почтеннейшая публика, которой предстоит ознакомиться с результатами экспертизы. Вариантов, собственно, два: мы можем называть его вором, а можем — мошенником. И выбор тут за самим Андреем Юрьевичем.

Потому что он, конечно, вправе сказать нам, что сам создавал произведение, в дальнейшем именовавшееся его диссертацией по экономике. В этом случае мы должны будем признать, что он — вор. Поскольку текст этого произведения — ворованный.

А может, наоборот, заявить, что этот злополучный так называемый диссер он сам вовсе не писал, а просто заказал его посторонним людям, и они эту работу сделали, как смогли и как посчитали нужным, — за деньги ли, или по дружбе, или в виде особой услуги влиятельному политическому лицу, это уже совершенно не важно. В таком случае мы должны будем назвать Андрея Воробьева мошенником: потому что ведь он отлично знал, что никаких научных исследований не вел и никакой диссертации не писал. Он знал, что он никакой не кандидат никаких наук. А между тем он уже почти девять лет систематически, снова и снова, в разных обстоятельствах называет себя кандидатом экономических наук. Упоминает эту мошеннически приобретенную степень в своих личных данных, вписывает в анкеты, размещает на визитных карточках, указывает в справочниках, на персональных страницах интернет-сайтов и в статьях бумажных и электронных энциклопедий. Он не имеет на это права, знает, что не имеет, но тем не менее это сознательно делает. Заначит — мошенник.

Из 165 страниц текста диссертации Андрея Воробьева ворованными оказались 107. СТО СЕМЬ СТРАНИЦ КРАДЕНОГО ТЕКСТА. Это примерно 65 процентов объема.

Тут надо сделать одну оговорку: когда пишешь, что украдено 65 процентов объема текста, у читателя может нечаянно создаться впечатление, будто остальные страницы там не краденые, а чисто авторские. Увы. «Непрокрашенные» на схеме страницы — это просто страницы, для которых ПОКА не удалось обнаружить источник заимствования. Не будем все-таки забывать, что Россия в интернет-эру остается далеко-далеко в хвосте мирового рейтинга стран по доступности оцифрованных текстов монографий, учебников, научных публикаций. Именно это и является причиной того, что в явно покраденной диссертации появляются фрагменты неустановленного происхождения.

Вопрос о научной ценности этого труда снимается окончательно и решительно, прямо-таки соскабливается дочиста, в тот момент, когда эксперт внимательно присматривается к самому главному фрагменту диссертации: к ее заключению, содержащему научные выводы. Как известно любому диссертанту, именно эти последние страницы научного текста — его святая святых, его зерно, в котором содержится весь смысл проделанной автором работы. Как раз поэтому и эксперты диссернета всегда начинают свою работу с анализа этого ключевого фрагмента текста.

В данном случае вердикт оказывается совершенно очевидным: выводы диссертации Воробьева располагаются на 4-х последних страницах текста, и все эти четыре страницы полностью украдены из диссертации С.А.Тескиной «Управление развитием региональной инвестиционной политики», защищенной двумя годами раньше в той же Российской Академии госслужбы. Характер заимствований тут очень простой: тотальный. Вот так, например, выглядит первая страница присвоенных Воробьевым выводов:

При передирании этой страницы человек, осуществлявший покражу (был ли это сам Воробьев — пусть сам и скажет), ограничился легким макияжем вступительных предлоджений двух абзацев, а также произвольной заменой шести слов в тексте: «мероприятия» заменил на «меры», «политику» на «стратегию», «конкретный регион» на «дотационный регион» и еще что-то в том же духе… Остальное — украл вчистую. И так все четыре страницы выводов.

В принципе, на этом экспертизу можно было бы считать завершенной. Можно было бы просто захлопнуть папку с текстом, в дальнейшем именовавшимся «диссертацией А.Ю.Воробьева», посмотреть сурово в глаза так называемому автору и спросить: А ЧТО, ПАПКА-ТО ТВОЙ ЗНАЕТ, ЧЕМ ТЫ ТУТ ЗАНИМАЕШЬСЯ?

А и правда. Вот в газетах охотно и много писали, что у Андрея Воробьева имеется какой-то в высшей степени заслуженный, героический отец — Юрий Леонидович Воробьев, герой России, один из создателей всероссийской системы борьбы с чрезвычайными ситуациями, ныне зампред Совета Федерации. Интересно, он знает, что его сын украл свою диссертацию, а вместе с нею свой диплом кандидата наук? А если знает, то как к этому относится? И вот теперь, когда он прочтет эти строки, — что ему скажет? «Ничего, сынок, бывает, наше дело — такое…»

Однако в «Диссернете» не принято прерывать экспертизы на середине, не доведя до исчерпывающего конца. Поэтому проверка на криминальные, неформализованные заимствования продолжилась со всеми обнаруженными подозрительными источниками. Таковых источников набралось, как мы теперь знаем, одиннадцать.

Среди них особое место заняла книга А.Ш.Хуажевой «Основные вопросы разработки перспективных организационно — институциональных концептуальных моделей и механизмов устойчивого развития регионального агропромышленного комплекса», изданная в 2004 году и тогда же удостоенная специального диплома за лучшую научную книгу года среди преподавателей высших учебных заведений. С книгой этой экспертам пришлось поработать особенно дотошно: дело в том, что формально монография датирована тем же 2004 годом, что и диссертация Воробьева. Так что весьма вероятно было, что автор краденой диссертации применит стандартную в таких случаях тактику «обороны обратным плагиатом» — то есть станет утверждать, будто это несчастная Хуажева воровала его текст, а не наоборот. Однако защита Воробьёва состоялась в 22 декабря 2004 года, а монография Хуажевой, согласно выходным данным, была уже подписана в печать 27 февраля 2004, то есть ясно, что она была с очевидностью закончена ещё в 2003 году. Так что прикинуться несчастной жертвой грабежа не удастся. Придется отвечать за все 33 украденных у Хуажевой страницы. А украдены они были вот так, незамысловато:

То есть работа с данной страницей текста Хуажевой свелась для Андрея Воробьева, видного отечественного и государственного деятеля, к следующим операциям:

1) Удаление черненьких бульбочек в началах абзацев — 3 шт.

2) Замена строчной буквы на прописную в слове «Республика» — 1 шт.

3) Замена слова «нужно» на слово «надо» — 1 шт.

4) Вставление в текст дополнительного слова «стороны» — 1 шт.

Все. Весь остальной текст Андрея Воробьева вполне удовлетворил, и он с довольным урчанием затащил его в свою диссертационную норку.

Любопытный материал для аналитика представила также проверка совпадений текста Воробьева с диссертацией Махмуда Анзауровича Каратабана «Управление трудовым потенциалом в ресурсном обеспечении развития экономики региона», защищенной в Адыгейском госуниверситете в 2003 году, — то есть как раз тогда, когда Андрей Воробьев был Адыгее совсем не чужим человеком: аккурат представлял ее интересы в Совете Федерации. Там украдено 25 страниц текста, и картина покражи выглядит обычно таким образом:

Отметим тут трогательное упорство составителя краденой диссертации в написании слова «Республика» с заглавной буквы. Очевидно, именно в этом отразилось то глубочайшее уважение, которое в тот период испытывал к Адыгее ее сенатор.

Между тем диссертация Каратабана послужила Андрею Воробьеву источником не только высококачественного текста, почти не требующего глупых затрат времени на редактуру. Очень интересно так же наблюдать, как совершается покража оттуда же фактического статистического материала. Происходит она очень просто и решительно: методом прямого копипаста целых таблиц с хладнокровным уничтожением всяких следов указания на источник сведений. Вот, например, одна такая характерная таблица, приглянувшаяся копипастеру:

Обратите внимание, что в диссертации Каратабана добросовестно указан источник приведенных данных (внизу страницы). В тексте же Воробьева никаких таких указаний или ссылок нет. Потому что проверять данные по изначальному источнику авторам цельносвистнутой работы неохота. А признаваться, что таблица целиком скопипизжена у далекого адыгейского автора — важному государственному деятелю как-то несолидно, правда же?

С фактическим материалом составители воробьевской диссертации вообще обходятся весело и размашисто, ничем особенно себя не стесняя. В тексте, защищенном Андреем Воробьевым под видом своего диссера, имеется интересный кусок: серия заимствований из составленного И.Г.Косиковым и Л.С.Косиковой справочника 1999 г. по экономике Северного Кавказа. Несколько статей из этого справочника лежат в открытом доступе в интернете (под таблицей заимствований Воробьева имеются ссылки на эти страницы, можно посмотреть самому, если интересно), так что мастерам диссерорезательного ремесла не пришлось даже книжку искать в библиотеке.

Надо сказать, что в некоторых местах текста Воробьёва имеются формальные ссылки на этот справочник. Такой прием экспертам диссернета хорошо знаком: он, кстати, имеет вполне интернациональное распространение и впервые был описан еще немецкими «охотниками за плагиатом», в пору проверки диссертаций германского менистра обороны цу Гутенберга. Немцы назвали его Bauernopfer, то есть «жертва пешки»: мастер-диссерорез бегло ссылается на первоисточник в одном месте, а совсем в другом — протаскивают в текст с десяток страниц, никак не упоминая, откуда они взяты.

Так же точно обстоит дело и у Веробьева. Но самое главное, что авторы этой подделки, не изменив ни одной цифры из источника 1999 года, при переписывании статистики везде хладнокровно заменили 1999 год (который указывался в справочнике) на 2002. Типа, чтоб сведения выглядели «посвежее», не такими тухлыми, относительно времени защиты диссертации. Это уже не просто механическое воровство. Это — бери выше — осознанный научный фальсификат.

ustav.net