Диана Манасир — о воспитании в семье миллионера и тяге к бизнесу

Бизнес

Диана Манасир — о воспитании в семье миллионера и тяге к бизнесу

В интервью дочь бизнесмена Зияда Манасира поделилась правилами воспитания в семье миллионера, рассказала о тяге к занятию бизнесом и силе своего личного бренда в Instagram.
23.09.2019

Диана, самое популярное упоминание твоего имени и фамилии в Google- «Диана Манасир вышла замуж». Это произошло полгода назад. Как тебе в этом новом статусе живется?

Прекрасно, замечательно. Семейная жизнь оправдала все ожидания.

Наш выпуск посвящен воспитанию. Расскажи, как тебя воспитывали родители? Были какие-то определенные правила? Возможно, вас в чем-то ограничивали до совершеннолетия? Или, например, до определенного возраста не разрешали пользоваться Айфонами?

С чего начать? Папа всегда в детстве, конечно, нас очень баловал. Он, в принципе, всех своих детей в детстве очень балует. Серьезных ограничений никогда не было. Но в связи с тем, что у него все-таки более восточный менталитет, конечно, он ограничивал нас во всяких гулянках, тусовках. Когда мы пошли в школу, и уже началась серьезная учеба, — то есть примерно в средней школе, — он стал покупать нам дорогие вещи за определенные успехи. То есть если, скажем, я получала двойки, учителя на меня жаловались, то, скорее всего, он не покупал мне какую-нибудь сумку.

Твой отец — бизнесмен в очень тяжелом структурированном нефтяном бизнесе. Он был с вами строг? Возможно, есть три правила воспитания Зияда Манасира?

Определенных трех правил нет. В связи с тем, что у него все-таки восточный менталитет, он всегда говорил «нет» на всякие гулянки, пьянки и все подобное. В остальном всегда, наверное, меня и своих дочерей он всегда баловал. Да, маленьких сыновей тоже баловал. За хорошие оценки всегда покупал нам дорогие вещи. Если мы себя плохо вели, не слушались его или, в принципе, не удовлетворяли его стандартны отличного поведения детей, то, скорее всего, мы оставались без каких-то новых вещей, гаджетов. Один раз даже без поездки.

Можешь рассказать какой-нибудь прокол, который у тебя случался? У всех детей такое бывает. Ты говоришь, что он ограничивал вас в гулянках. Наверняка вы как-то это нарушали — и что-то потом следовало.

Да, да. Пару раз. В подростковом возрасте. Я отпрашивалась в клуб с его позволения. Бывало, например, слишком много выпью. После этого он приходил в ярость. Правда, это было всего пару раз. Не разговаривал, был в каком-то смятении. Для него это, конечно, просто неприемлемо.

Он как-то наказывал тебя? Например, домашний арест?

В его понимании нет понятия «домашний арест». Все-таки нет. Но скорее, наказывал отсутствием своего общения. Его отец воспитывал так же: самое ужасное, что он может сделать, — это расстроить своего отца. Соответственно, для моего папы тоже так. Не бывало такого, что он лишал нас каких-то гаджетов, сажал под домашний арест, лишал чего-то очень строго. Но какие-то санкции все же были. И естественно, его недовольство было самой большей санкцией.

Ваша семья достаточно большая. Родители всем детям уделяли достаточно внимания?

Да, конечно. У нас с Элен вообще разница в 10 лет. Поэтому она уже была достаточно большим ребенком. И мне уделяли достаточно много внимания, когда я была малышкой.

У тебя сейчас в Инстаграме 264 тысячи подписчиков. Это гигантская аудитория. Как ты ее используешь? Ты хочешь ее монетизировать?

Я много об этом думала. На самом деле, вести Инстаграм — особенно во время учебы, работы, занятий — бывает не так просто. Но я стараюсь не забрасывать свою страницу. Безусловно, у меня есть цель и желание монетизировать аудиторию, иначе я бы уже давно перешла на закрытый профиль и вела бы его в свободное время. У меня сейчас намечается один крупный проект, о котором вы узнаете скоро — примерно осенью-зимой.

Диана, как родители отнеслись к твоей огромной популярности? Многие бизнесмены в России не любят, когда за их жизнью пристально следят, особенно когда выставляют напоказ. Как твой папа к этому отнесся?

Папа не против. Он даже в какой-то степени пытается помочь. До того, как мне Инстаграм, например, дал галочку верификации сам — то есть это произошло самостоятельно каким-то образом, — он пытался нам ее через своих друзей каким-то образом подарить. Конечно, папа против того, что мы иногда показываем совсем личные кусочки жизни: дома, локации — ему это не очень нравится, потому что он переживает за безопасность. Но в плане соцсети — он прекрасно понимает, что сейчас происходит в мире, что за этим будущее. И он очень рад, что у нас с этим все так хорошо.

У тебя уже был шоурум. Получается, ты занималась бизнесом, шила одежду. Расскажи об этом.

Да. Я открывала шоурум с моей подругой, Машей Чигиринской, напополам. Недалеко от моего дома находилось ателье. Мы шили и продавали через Инстаграм. Все, в принципе, было более чем хорошо. Отчасти это был благотворительный проект: большую часть денег мы отдавали на благотворительность. Наш самый крупный профит был шестизначным. Так что проект был успешным, но мы исчерпали к нему интерес, потому что все-таки он требовал огромного количества энергии. А в связи с тем, что мы постоянно в отлетах, отдыхах, семьях, возможно, нам немного не хватило энергии и интереса. Мы поняли, что одежда – это для нас не столь интересная отрасль.

Как мне кажется, большая проблема детей из обеспеченных семей — отсутствие мотивации что-либо делать. Почему ты занялась бизнесом, чем-то полезным? Для чего это делать, когда у тебя достаточно денег, и ты можешь позволить себе не работать?

У нас знаете, как говорят? Когда тебе многое дано, то и спрос с тебя большой. Это относится к нашей семье и к моему отцу. Он, в принципе, не приемлет то, о чем вы сейчас сказали. Мне изначально очень хотелось самореализоваться и быть независимой. Хотелось доказать, что я могу. Мне, в принципе, очень интересно заниматься разными делами, я не люблю сидеть на месте. Также меня несильно захватывает учеба, поэтому я всегда мечтала заниматься чем-то. По мере возраста предпочтения менялись, но сейчас я определилась и работаю в направлении цели.

То есть у тебя есть желание доказать что-то отцу?

Даже не доказать что-то отцу, нет. Просто есть желание самореализоваться, ни от кого не зависеть. И быть уверенной в завтрашнем дне и полагаться только на свои силы. Потому что все-таки это же деньги отца, не мои.

Тебя мотивирует желание самой зарабатывать? Ты сейчас уже замужем. Какая тебе ближе модель: женщина сильная, независимая, должна делать все сама или ты можешь быть домохозяйкой, следить за домом, полностью посвятить себя семье и не работать?

Я могу, конечно, заниматься домом и бытом. Но желание работать будет всегда. Его можно, наверное, в себе притуплять, но я все-таки очень хочу самореализоваться. При этом я планирую совмещать. Я очень люблю готовить, заниматься домашними делами. Мне приносит удовольствие и то, и то. Поэтому хотелось бы совмещать по максимуму.

Я читал твое интервью 2016-го года на интернет-ресурсе «People Talk». Ты сказала: «Самым большим минусом нынешнего поколения я считаю невероятную зависимость от денег и стремление показать это всему миру». Уже прошло три года. Может быть, в твоей позиции что-то поменялось?

Скорее да, чем нет. Я думаю, что эта проблема отошла на второй план. Все-таки спустя три года я стала более осознанной. И, конечно, это теперь не такая большая проблема по сравнению с более глобальными вопросами.

То есть тебя волнует экология или что-то другое?

Конечно, меня волнует экология. Я бы хотела, чтобы мои дети и внуки жили в таком же прекрасном мире и смогли бы так же в полной мере им насладиться. Я много читаю на эту тему разных ресурсов. И конечно, это не может не беспокоить.

Инстаграм, насколько я знаю, — соцсеть, которая провоцирует зависть. Там все показывают свою лучшую жизнь: самолеты, роскошные яхты. Ты сама не является лицом этого? У тебя в Инстаграме только твоя красивая жизнь.

Вы немного неправильно меня поняли. Я не считаю, что это плохо — показывать красивую жизнь. Не считаю, что раз это вызывает зависть, то нужно этого сторониться. Мало ли что у кого вызывает зависть. Я думаю, это, скорее, личная проблема каждого. Я скажу так: я показываю то, что хотят видеть мои подписчики. Поскольку, как я уже сказала, я все-таки собираюсь монетизировать свою страницу. Скорее всего, это будет продвижение какого-то продукта. Мне важно поддерживать аудиторию в активном состоянии. У меня минимум 7 миллионов просмотров в неделю, когда я мало выкладываю сторис. Когда много, то 12-13.

Как ты борешься с завистью? Когда читаешь про тебя статьи, очень много желтых ресурсов, которые пишут какие-то непонятные вещи. Как ты с этим борешься в таком юном возрасте?

Вы знаете, когда мне было 13, про меня выпустили очень неприятную статью. И мне было очень неприятно, грустно, обидно. Но сейчас, наверное, мне просто абсолютно все равно. Как, в принципе, на мнение каких-то хейтеров. Как, в принципе, на любое общественное мнение, кроме мнения моей семьи. Мне, скорее, все равно.

Как ты к этому пришла? Кто тебя научил?

Сестра. Потому что мы все-таки с относительно раннего возраста обе вели соцсети. То есть мы сталкивались с этим не первый раз, и это не было каким-то шоком. Ко всему постепенно привыкаешь.

Она для тебя большой пример?

Скорее да, чем нет.

Вы хотите делать разные бизнесы? Твоя задумка никак не будет связана с ее? То есть вы не будете, как сестры Кардашьян, в одном клане. У вас будет конкуренция?

Мы хотели. Мы хотели с ней делать один проект. Но я все-таки решила, что мне нужно сначала добиться чего-то самой, а потом уже можно делать, что угодно. Всему свое время.

Когда тебе стали давать карманные деньги? И какие это были суммы: большие или маленькие? Когда у тебя появился первый Айфон, первая дорогая сумочка?

Я в детстве всегда пользовалась телефоном Samsung. Я помню, он был с закругленными углами, с кружками, разводами. И мне папа подарил Айфон, кажется, когда он вышел — лет в 7-8. Но я не стала им пользоваться, потому что мне было очень удобно пользоваться Самсунгом. И в нашей школе не было тогда принято меряться такими вещами, поэтому даже не помню. Наверное, лет с 10-ти. А первую сумку мне подарили в 11 лет. Меня сестра повела по магазинам — в ЦУМ, в «Столешников». Тогда там еще все основные магазины были. В принципе, сестра достаточно часто давала какие-то советы и одевала меня. Я смотрела на нее, на то, как она одевается. Она была для меня примером в плане вкуса и стиля. И мы с ней вместе ходили по магазинам.

Ты говорила, что у вас не было в школе такой традиции меряться Айфонами, брендами, деньгами родителей. Это была какая-то специальная школа? Потому что, насколько я знаю, у большинства в школьном обществе это имеет очень большое значение.

Это имеет значение, конечно. Но я училась в школе МЭШ и там, в принципе, все были обеспеченные, потому что там достаточно крупная сумма обучения за год. Это была интернациональная школа. Но мы тогда были маленькими. И не знаю, как-то я не помню, чтобы кто-то чем-то мерялся. У нас, скорее, было немного другие интересы в том возрасте.

А что, по-твоему, более важно: воспитание внутри семьи или школьное воспитание, школьное образование?

Безусловно, воспитание внутри семьи. Мне кажется, это неразделимые понятия: воспитание и образование. Потому что если ты воспитываешь своего ребенка, воспитываешь, в принципе, человека, то безусловно, в это входит образование, какие-то знания.

Например, растет ребенок, живет он с семьей, с мамой, с папой. У них нет на него времени, значит, у ребенка три няни, водитель. Потом ему исполняется определенное количество лет — его отправляют за границу, и он там живет вообще без родителей. То есть воспитание внутри семьи он получает минимальное. По-твоему, это приемлемо? Или все-таки нужно обязательно уделять свое время детям?

У меня была другая ситуация. Меня воспитывали, в принципе, все: и сестра, и няня, и мама, и папа. Но я видела случаи, когда ребенка залюбливали. Родители воспитывали его — и он вырастал балдой, ужасным человеком. А видела и другие: когда у ребенка было намного меньше внимания, но он вырос почему-то лучше. Мне кажется, что тут нет прямой зависимости.

Почему, как ты думаешь, многие дети рождаются в обеспеченных семьях, с большим количеством возможностей, а вырастают без каких-либо амбиций и ничего не хотят делать?

Я даже не знаю. Наверное, слишком много им было дано не только денег и внимания, но еще и свободного времени. И в принципе, отсутствие какого-то воспитания, отсутствие границ. Потому что у меня эти границы всегда были. Всегда было и есть и, надеюсь, будет желание развиваться в нужном направлении.

То есть у тебя не было безлимитной кредитной карточки, с которой ты могла пойти гулять и делать все, что хочешь?

Папа мне давал периодически свою карту. Но тем не менее, это не отбило у меня стимул добиться большего. Конечно, всегда приятнее, тратить свои деньги, чем чьи-то чужие, когда тебе их дадут.

Как ты получала подарки? Тебе говорили: «Диана, ты должна учиться в школе только на пятерки, тогда мы тебе что-то подарим»?

Скорее, не так. Я могла что-то попросить. И папа решал, покупать это или нет, в зависимости от того, заслужила ли я это своим отличным поведением и учебой. А все крупные подарки: какие-нибудь украшения, часы, — в основном дарил только на дни рождения. Часто я не знала, чего хочу – и родители дарили мне что-то на свое усмотрение.

А работой ты папиной увлекаешься? Смотришь на то, как он ведет себя?

По поводу папиной работы — я проходила стажировку в его компании в Иордании два года назад летом. У него очень интересный, очень крупное предприятие. Мне, конечно, это все интересно. Но себя я бы хотела все-таки реализовать в чем-то другом. А с него я могу просто брать пример относительно его поведенческих паттернов.

Он не навязывал тебе, что надо тоже идти в нефтяную отрасль?

Нет. Он всегда считал, что выбор, как профессии, так и второй половинки, должен быть исключительно выбором каждого отдельного человека.

У тебя есть ролевые модели из списка Форбс или, какие-то публичные личности, за которыми тебе нравится наблюдать и смотреть, как они воспитывают своих детей, как они относятся к своим семьям?

Скорее нет, чем да. Я все-таки придерживаюсь выражения «не сотвори себе кумира». У нас у самих в семье в приоритете семейные ценности. Поэтому, скорее нет. А в плане бизнес — конечно, в первую очередь это мой отец, который всего добился абсолютно с нуля.

Ты не следишь, там, за Ким Кардашьян, например?

Я подписана на нее. Но это, скорее, какое-то стадное чувство — то, что я на нее подписана. Мне абсолютно не интересна ни она, ни ее как бы, честно говоря, семья, ни ее продукты. Она у меня ассоциируется с каким-то дурновкусием.

А Билл Гейтс тебе нравится? Он пообещал отдать половину своего состояния на благотворительность.

Я больше читаю про Марка Цукерберга, который тоже добился всего с нуля. Про его жену, которая активно занимается благотворительностью. Мне очень нравится их семья и то, как они распоряжаются своими деньгами. Я считаю, что это действительно потрясающе. Достигнуть верха — и сохранить такую адекватность.