День Художника

День Художника

Художник-акционист Петр Павленский был выпущен на свободу в зале суда 8 июня 2016 года. Так завершился процесс по акции "Угроза" с поджогом двери здания ФСБ на Лубянке — и практически никто не сомневается, что Павленский одержал победу. Блогосфера приветствует освобождение художника. Но при этом комментаторы задаются вопросом — что произошло с хватательными рефлексами власти?

Петр Павленский:

"Я благодарю Всех за поддержку!
Спасибо Всем, кто не боялся!"

Надежда Толоконникова:

"Давно не была так счастлива: Петя доказал, что ты выиграешь только при условии того, что не пойдешь ни на один компромисс. Блистательно, ход за ходом, Петя обезоружил чудовище, перед которым все предположительно должны трепетать — контору силовиков.

No Pasaran!"

"Судья сказала, что смягчилась. Петю отпускает. Штраф хочет пол лимона. Канистру с бензином, которая пока бережно хранится в анналах правосудия, постановила уничтожить. Правда, не сказала, публичной ли будет эта казнь. Поделом канистре, короче, по мнению Мещанского суда", — пишет Мария Чупринская.

Ярослав Греков:

"Где посмотреть картины художника Павленского?
Если вы в России, то просто откройте глаза.
(с) Козьма Прутков 2.0".

"В этом и есть замысел всех акций Павленского — все, кто к нему прикасаются, сами влипают в акцию", — считает Мария Александрова.

Михаил Пожарский:

"Понятно, что дело Павленского неизбежно сравнивают с делом Pussy Riot. На мой взгляд, в деле Pussy Riot реакция государства со всеми этими двушечками и мордорскими колониями стала для всех неожиданностью, включая самих участниц. Разумеется, в этом и вся суть акции — в том, что нашего якобы единственного европейца заставили показать свое истинное мурло. Но, тем не менее, произошло это внезапно, а не по плану.

С Павленским же совсем другое дело — здесь всем изначально было понятно, что акция закончится тюрьмой, причем финальный итог в виде полугода в СИЗО оказался куда мягче, чем предполагалось. То есть, человек осознанно и целенаправленно шел в тюрьму. И вся акция — это демонстрация того, чем так сильно не хватает нашему обществу в целом и оппозиции в частности — умения НЕ СС*ТЬ.

Поэтому то, что он вышел, выглядя при этом лучше, чем до тюрьмы — можно считать победой. Не засс*л и вышел, продемонстрировав, что бояться-то особо нечего".

"По поводу штрафа Павленскому за дверь ФСБ. Простите, а нельзя сообщить тариф на здание целиком?" — пишет Максим Дрозденко.

"Только по факту выполненных работ", — отвечает блогер Петро Лях.

Евгений Чичваркин:

"Открытое предложение:
Вношу штраф за Павленского. Пени, штрафы, неустойки, транспортировку.
Мне очень нужна эта дверь!!!

Это серьёзно".

Блогер Alexander Bumb:

"После оглушительного провала процесса над Савченко решили больше не подставляться? Кстати, Павленский и Савченко похожи. Оба бесстрашные бойцы.

А вот это войдет в историю чекистско-вертухайского режима:

потерпевшая сторона по этому делу предъявила художнику иск на 481 тысячу рублей, заявив, что здание, дверь которого он сжег, имеет историческую и культурную ценность, так как здесь в 1930-х годах там "содержались под арестом выдающиеся деятели культуры".

"Хм… Однако, логический парадокс. Если Павленский требовал сажать его за экстремизм, а его вместо этого выпускают на свободу — то для Петра это получается поражение, а не победа. Ну, если по логике-то", — пишет Аркадий Бабченко.

Егор Седов:

"Началась очередная, 1001-я серия троллячьей свистопляски "А если бы он сделал это в …"
Придется разочаровать троллей: точно не знаю, но предполагаю, что двери в ФБР, "Моссад" и здании британской разведки сделаны из прочных негорючих материалов. И — да, они не являются "объектами культуры" (в данном случае эксперты — молодцы, успешно продолжили акцию Павленского, даже если сами того не желали)".

Новый рисунок Сергея Елкина посвящен Петру Павленскому:

"По моему, сработал феномен братца кролика "только не бросай меня в терновый куст". Павел добивался, чтобы ему припаяли статью "терроризм", так фемида чисто из вредности его выкинула", — пишет блогер Betcher Victor.

Роман Попков:

"В конце 80-х — начале 90-х российское демократическое движение было (помимо прочего) мощной эстетической альтернативой ветхой советской цивилизации.

В 2014-м украинский Майдан с его ультрас, с его обветренными мужиками из Самообороны, с его Вакарчуком, с его молитвами, повстанческими песнями и повстанческими знаменами был (помимо прочего) эстетической альтернативой тогдашней украинской действительности с косноязычными чиновниками, бандюками, мордоворотами-ментами.

У нас протесты 2011-2012 годов не стали настоящей эстетической альтернативой — это, разумеется, не единственная их проблема, но одна из важнейших проблем. И, я уверен, она предопределила многие другие проблемы и беды.

В России сейчас эстетическую альтернативу тому, что есть сейчас, создают одиночки, типа Павленского. Ранее, в давние годы и НБП создавала эту эстетическую альтернативу. НБП кончилась именно когда перестала быть эстетической альтернативой российской действительности. Я, кстати, ровно тогда и ушел оттуда.

Надеюсь, Павленский будет сильнее чем мы и у него еще многое получится".

""Власть решила не плодить героев и мучеников. Включили мозги или пример Савченко отрезвил?" Вчерашний вопрос перешел в ответ: "таки да". Поздравляю Павленского и его близких", — пишет блогер Рами Юдовин.

Павел Соболев:

"Представление о том, что в текущий исторический момент нет более значительного русского искусства, чем Петр Павленский разумеется, абсолютно верное, но в то же время оно, если так можно выразиться, несколько секвестированное.

Более точно отражающей истину выглядит идея, согласно которой сейчас нет ничего более значительного чего угодно русского, но и она оставляет некоторый зазор между собой и абсолютным центром мишени; правильнее всего сказать, что нет значительней вообще ничего. Причем поступить так — вовсе не означает преувеличить значительность уже самой России; учитывая масштаб неприятностей, порождаемых для современного человечества русским миром, выделение последнего как самого проблемного из полюсов на современной "оси зла" (даже на фоне хоть самого ИГИЛа, если рассматривать его как автономную величину) выглядит совершенно естественной мерой.

Таким образом, получается, что Петр Павленский и его искусство противостоят силам, представляющим сейчас для человеческой цивилизации самую серьезную угрозу; эти силы крайне редко позволяют себе публичную капитуляцию, но, например, сегодня с ними случилась именно таковая. Причем если уж эти крайне редкие случаи все-таки фиксируются, то, как правило, эти капитуляции происходят, что называется, "под международным давлением"; а вот Петр настолько изобретателен в своем искусстве (и несокрушим в своей воле), что кладет силы зла на лопатки сам".

"После исторического заявления прокурора про "культурную ценность двери" наверху решили таки вмешаться и прекратить перфоманс, пока на весь мир не "прославились", — предполагает Сергей Бензенко.