Дело обнальщиков вышло нижегородскому полковнику сроком

Чиновники

Дело обнальщиков вышло нижегородскому полковнику сроком

Бывшего начальника тыла нижегородского ГУ МВД Ихтияра Уразалина осудили за посредничество во взяточничестве.
13.11.2019

Бывшего тыловика нижегородской полиции Ихтияра Уразалина признали виновным в посредничестве при передаче взятки 30 млн руб. за прекращение в 2014 году уголовного дела. Третий год сидящий в СИЗО полковник в отставке просил оправдания, но суд приговорил его к восьми годам и шести месяцам заключения в колонии строгого режима со штрафом 60 млн руб. Давший на него показания посредник Иосиф Дриц осужден на семь лет условно со штрафом. При этом предполагаемые взяточники из следственной части областного управления МВД изобличены не были, но вещдоки по «делу Уразалина» суд решил хранить до привлечения неизвестных коррупционеров к уголовной ответственности.

Приговор бывшему начальнику тыла ГУ МВД России по Нижегородской области Ихтияру Уразалину и его подельнику Иосифу Дрицу зачитывали в райсуде почти восемь часов подряд. Арестованный полковник временами засыпал в стеклянной камере. Напомним, бывшего тыловика обвинили в посредничестве при передаче в апреле 2014 года 30 млн руб. взятки за прекращение уголовного дела в отношении обнальщика Максима Осокина и двух его коллег. В 2012 году при обысках в офисе обнальщика и в соседнем помещении банка «Богородский» оперативники изъяли 44,9 млн руб. наличными. Однако прокуратура в 2014 году отказалась утверждать обвинительное заключение и вернула уголовное дело против обнальщиков на доследование. В Нижегородской области это было первое крупное уголовное дело по незаконной банковской деятельности.

По данным следствия, во время расследования Максим Осокин договорился через решальщика Иосифа Дрица за переданную полицейским взятку в размере 40 млн руб. прекратить уголовное дело, снять аресты со счетов подконтрольных ему фирм и вернуть вещдоки: изъятые деньги и долговые расписки. В 2014 году при прекращении по амнистии уголовного дела десяток изъятых инкассаторских мешков следователи под расписку вернули Максиму Осокину, причем он отказался пересчитывать деньги, почти два года хранившиеся в полицейском управлении.

По версии следствия, теневой банкир договорился, что взятка 40 млн руб. будет оставлена в следственной части, и, приехав домой, обнаружил в выданных ему мешках только 11,9 млн наличными вперемежку с пачками бумаги и силикатными кирпичами.

Ключевым свидетелем по уголовному делу в отношении Ихтияра Уразалина, помимо самого обнальщика, скрытно писавшего на диктофон свои встречи, стал Иосиф Дриц. Как посредник, он рассказал следствию, что решал вопрос через тыловика нижегородской полиции, а взятка должна была быть разделена между руководством следственной части, областного управления МВД и заместителем прокурора области. Однако, несмотря на ряд известных фамилий, прозвучавших в суде (бывший первый заместитель прокурора области Евгений Денисов, бывший начальник СЧ ГСУ Альберт Витушкин), в СК не нашли доказательств против высокопоставленных нижегородских силовиков. В отношении «неустановленных должностных лиц» в СК еще идет отдельное расследование.

Ихтияр Уразалин отрицал свою причастность к этому преступлению, заявляя, что его оговорил второй обвиняемый Иосиф Дриц. Своего знакомого Дрица арестованный тыловик на допросах называл «тройным агентом» коррумпированных сотрудников МВД, ФСБ и группировки обнальщиков. Также бывший тыловик выдвинул версию, что его уголовное дело сфабриковано по мотивам мести тремя полковниками-гомосексуалистами за то, что он вскрыл злоупотребления «голубого лобби» со служебным жилым фондом. В прениях Ихтияр Уразалин заметил, что эту версию никто не проверял. В последнем слове отставной полковник рассказал, что третий год вынужден пытаться доказать свою невиновность по «абсурдному, нелепому и надуманному обвинению», построенному на противоречивых показаниях. Он посетовал, что следствие закрыло глаза на аудиозапись переговоров между Максимом Осокиным и предпринимателем Станиславом Серпуховым (на этой записи последний предлагал за 20 млн руб. помочь решить вопрос с прекращением уголовного дела еще в 2013 году).

Я никогда не думал, что, не имея ни одного прямого доказательства вины человека, гражданина РФ, его могут держать под стражей на основании лживых показаний. Я думал, что времена «троек» 1937 года прошли, но чтобы человека пытались осудить только за одно знакомство (с господином Дрицом.– “Ъ-Приволжье”), — такое не укладывается в голове!» — возмущался Ихтияр Уразалин. Свое выступление в суде он закончил словами, что был «честен перед судом в своих показаниях» и надеется на «справедливый оправдательный приговор».

Суд решил, что вина полицейского тыловика полностью доказана, а стенограмма переговоров коммерсанта Серпухова к делу не относится и лишь доказывает, что вокруг изъятой наличности было много желающих посодействовать. Добавим, что Ихтияру Уразалину и Иосифу Дрицу вменялось посредничество во взятке размером 30 млн руб. Еще 10 млн наличными Максим Осокин якобы передал в следственную часть нижегородской полиции через другого посредника, бывшего следователя Владимира Воликова (его судят в Советском райсуде), и эта часть взятки была зачтена неизвестными коррупционерами. В итоге суд приговорил бывшего начальника тыла к восьми годам и шести месяцам лишения свободы в колонии строгого режима со штрафом 60 млн руб. Второго посредника Иосифа Дрица за признание вины и помощь следствию осудили на семь лет условно с испытательным сроком пять лет, также назначив ему 30 млн штрафа.

Иосиф Моисеевич, поздравляю вас вместе с государственным обвинением!» — сказал подельнику полковник Уразалин, когда его уводил конвой.

Защитник бывшего тыловика Игорь Прокофьев намерен обжаловать обвинительный приговор, считая, что в уголовном деле нет ни одного доказательства вины, кроме слов второго подсудимого. Собеседники “Ъ-Приволжье” в нижегородском управлении МВД предполагают, что в перспективе обвинительные приговоры посредникам могут быть использованы против бывших руководителей полицейского следствия.

Напомним, что обнальщику Максиму Осокину сотрудничество со следствием не сильно помогло. В мае его признали виновным в организации преступного сообщества, обналичившего 10 млрд руб., и приговорили к 15 годам заключения.