Что стоит за обвинениями совладельцу «дочки» «Газпрома»?

Что стоит за обвинениями совладельцу «дочки» «Газпрома»?

Арест Владимира Тумаева, члена совета директоров компании «Газпром спецгазавтотранс» (дочернее предприятие «Газпрома»), по обвинению в организации покушения на убийство для многих стал неожиданностью.

71-летний бизнесмен, спортсмен и певец в своих кругах всегда производил впечатление человека разумного, умеющего решать любые проблемы в правовом поле. Под уголовную статью уважаемого человека подвела собственная семья, точнее бывший зять Вадим Чернов и его деловой партнер, с которыми у Тумаева несколько лет назад был совместный бизнес.

Конфликт в экс-семействе Тумаевых-Черновых длится уже около пяти лет. Но так как битвы за собственность шли на арбитражном поле, никого, кроме непосредственных участников, это противостояние особо не интересовало. Пока для решения затянувшейся проблемы одна из сторон не прибегла к откровенной уголовщине. Не исключено, что, когда этот бизнес только проектировался, все планировали жить долго и счастливо и, что существенно, одной дружной семьей. Но родственные отношения дали большую трещину. И бизнес начали делить.

Жертвой (в буквальном смысле) этого дележа стал 56-летний Вадим Стяжкин,директор ижевской юридической фирмы «Легат» и деловой партнер Вадима Чернова. Именно он представлял интересы последнего, да и свои собственные, в спорах со стороной Тумаевых во всех арбитражных судах. 15 марта 2017 года в подъезде жилого дома на улице Коммунаров в Ижевске, где расположен офис «Легата», на бизнесмена было совершено нападение. Двое неизвестных избили Стяжкина металлическими прутами (удары старались наносить по голове) и ранили выстрелом из травматического пистолета. Было возбуждено уголовное дело по статье «Хулиганство». Личности нападавших сразу установить не удалось, и расследование приостановили. А уже в этом году возобновили, сначала по ст. 213 ч. 2 УК РФ («Хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору»), впоследствии переквалифицировав в покушение на убийство группой лиц по предварительному сговору, совершенное по найму (ст. 30 и ч. 2 ст. 105 УК РФ). Изначально, после самого нападения, Стяжкин говорил следствию о своих предположениях, что убить его пытались по поручению Владимира Тумаева. Подтвердить эти предположения удалось лишь после задержания участников нападения — жителей Москвы. 

Владимир Тумаев во время судебного заседания по мере пресечения

После их признания, что заказ на Стяжкина они получили непосредственно от Тумаева, который предоставил им оружие, следствие приняло решение о предъявлении обвинения и аресте бизнесмена. Правда, его адвокат Андрей Захаров считает происходящее фарсом, утверждая, что нельзя вести речь об убийстве, если нет трупа. К тому же защитник уверен, что следствие в данной ситуации интересует не установление истины, а собственный пиар Следственного комитета Удмуртии и его руководителя Владимир Никешкина — далеко не каждому удается возбудить уголовное дело по столь тяжкой статье и стаким известным в регионе и за его пределами фигурантом в качестве обвиняемого. 

Справка:

Владимир Тумаев — российский бизнесмен, основатель и президент ижевского футбольного клуба «Союз-Газпром». В России считается видным специалистом по капитальному ремонту магистральных газопроводов. 
С 1984-го по апрель 2009-го — руководитель ДОАО «Спецгазавтотранс» ОАО «Газпром» (ПО «Союзгазавтотранс»). На сегодня — член совета директоров «Спецгазавтотранса», ему принадлежит 12,68% уставного капитала общества.
В 2009–2013 годы — заместитель генерального директора ООО «Спецстройгаз».
С 2013-го — заведующий кафедрой НОУ ВПО «Камский институт гуманитарных и инженерных технологий».
Занимает пост генерального директора и является владельцем ООО «Физкультурно-оздоровительный центр «СпортПаркСемья-Тумаев», руководит ООО «Дизол», ООО «Монтажпоставка», ООО «ПМ Инвестмент» и УРО ООО «ВДО «Спортивная Россия». 
В 2005 году вошел в Книгу рекордов Гиннесса как старейший профессиональный футболист России. Начал карьеру игрока в 43 года, а завершил ее в 58-летнем возрасте. С 1992 по 2005 год он выступал за «Газовик» на позиции нападающего и забил девять голов в 119 матчах. 
 
Однако следствие уверено — проявлять криминальный интерес к Вадиму Стяжкину Владимир Тумаев начал два года назад. В этот период был подожжен офис пострадавшего, разбита неизвестными машина его жены, а также на самого юриста было совершено два нападения. Правда, не с такими серьезными последствиями, как в марте 2017-го. И виновных ни в одном из этих случаев найти не удавалось. До момента, пока задержанные московские исполнители последнего нападения не начали давать показания. Сам же Стяжкин изначально был уверен, что все «неприятности» в его жизни подстроены именно Тумаевым — по его словам, экс-гендиректор «Спецгазавтотранса» неоднократно лично ему угрожал и физической расправой, и убийством.
 
Бывший зять Владимира Тумаева Вадим Чернов

Так что же не поделили два ижевских бизнесмена? Одной из причин конфликта называют кредит в 14 миллионов рублей. Однако по большому счету за этим стоит история о том, как люди, разорвав семейные отношения, пытаются разрушить бизнес друг друга и подставить экс-партнера. А в том, что в основе этого противостояния лежит личный конфликт между Владимиром Тумаевым и его экс-зятем Вадимом Черновым, никто в Ижевске не сомневается. После того как Чернов был исключен из клана Тумаевых, последним было сделано все, чтобы выдавить его и его родню из любого семейного бизнеса. К примеру, возьмем известный в столице Удмуртии спорткомплекс «Семья». До конца прошлого года спорткомплексом управляло ООО «ФОЦ СпортПаркСемья», в котором 20% принадлежали брату Вадима Чернова Алексею, 80% — Наталье Черновой (Тумаевой). На сегодня организация ликвидирована. Для управления спорткомплексом создано другое юрлицо — ООО «ФОЦ «Спортпарксемья-Тумаев», в котором 100% принадлежат Владимиру Тумаеву. 

 
Некогда Владимир Тумаев и Вадим Чернов

История же, жертвой которой едва не стал Вадим Стяжкин, началась в 2013 году. Тогда зять Тумаева Вадим Чернов и его брат Алексей учредили ООО «Столичный». В том же году фирма начала строительство коттеджного поселка «Чешская деревня» в районе деревни Старые Кены по заказу фирмы жены Владимира Тумаева — Тамары Тумаевой — на принадлежащей ей земле. На эти цели только что учрежденное ООО легко получило в ОАО «Быстробанк» кредит в 14 миллионов рублей. Поручителями по кредиту выступили сам Вадим Чернов и его деловой партнер, глава фирмы «Легат» Вадим Стяжкин. Но на следующий год Чернов развелся с женой — дочерью Тумаева Натальей. И семейный бизнес, в одночасье переставший быть семейным, начал приносить проблемы. Практически в начале бракоразводного процесса Натальи и Вадима Владимир Тумаев выкупил у банка право требования по кредиту ООО «Столичный», поскольку в залоге у банка находилось имущество его дочери, и подал в суд заявление о взыскании всей суммы долга с двух поручителей. Суд требования удовлетворил частично на сумму порядка 8,5 миллионов рублей. Стоит отметить, что Тумаев, получив исполнительный лист, стал взыскивать долг почему-то только со Стяжкина. 

 
Наталья Чернова (Тумаева)

В ответ на действия Тумаева в 2014 году ООО «Столичный», представителем которого выступал в суде Вадим Стяжкин, обратилось с исками к ИП Тумаев В.А. и ИП Тумаева Т.Г. о взыскании денежных средств на общую сумму более 4,2 миллиона рублей. В обоих исках указывалось, что ООО «Столичный» перечислило ответчикам деньги за строительные материалы, но сами материалы не получило. Но Тумаевы в суде доказали обратное — стройматериалы были поставлены и приняты заказчиком. Это подтвердил свидетель — главный бухгалтер, работавшая одновременно на два фронта — и на Тумаевых, и на ООО «Столичный». Свидетель документально доказала, что и перечисляла деньги, и принимала товар по накладным. В результате суд отклонил оба иска и удовлетворил встречный иск Тамары Тумаевой к ООО «Столичный» на сумму более 2,1 млн рублей за поставленные, но не оплаченные стройматериалы. Таким образом, в 2014 году фирма Вадима Чернова не только не смогла отсудить у Тумаевых деньги, но и осталась должна им. Что интересно, бухгалтером и у Тумаевых, и в ООО «Столичный» работала Елена Ломаева, жена директора ООО «Столичный» Анатолия Ломаева. На одном из судебных процессов он недоумевал, что реальная ситуация в корне отличается от той, которую подтверждают документы, отмечая, что «не может пояснить, был или нет такой товар». «Главный бухгалтер должна была контролировать доставку товара до места. Договор о материальной ответственности с главным бухгалтером не заключался. Это семейный бизнес, все отношения строились на доверии, никто никого не проверял, не контролировал», — добавил он, при этом подчеркивая, что товарные накладные он увидел только после подачи иска в суд и представления ответчиком отзыва на иск. Однако вместе с разрывом родственных отношений между Вадимом Черновым и Тумаевыми закончилось и доверие, что привело как к взаимным материальным претензиям, так и к уголовной статье для главы клана Тумаевых. Стоит добавить, что во время судебного процесса, о котором шла речь выше, Ломаев обратился в полицию с заявлением, что Владимир Тумаев угрожает ему физической расправой. Но по результатам проверки было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела, поскольку словесные угрозы Тумаева не были подтверждены реальными действиями.

Параллельно с этим судебным процессом Вадим Стяжкин отсудил у Тамары Тумаевой 1,1 миллион рублей по гражданскому иску. Грамотный юрист смог доказать, что женщина незаконно использовала чужие денежные средства. Суть претензий заключалась в следующем — еще в 2013 году по просьбе Тумаевой Стяжкин оплатил со своего личного счета через банк сумму, выставленную предпринимательнице за приобретение стройматериалов у ООО «Ижевский завод строительных материалов». Практически сразу после этого Тумаева сделку расторгла, но деньги Стяжкину не вернула. После этой процессуальной победы в адрес Стяжкина начали звучать первые угрозы, число которых увеличивалось пропорционально выигранным юристом делам в судах. Более того, на этот период времени приходится первый существенный инцидент, повлекший материальные потери — офис юриста подожгли. Поджигателей найти не удалось. Но этот пожар оказался на руку клану Тумаевых. Воспользовавшись тем, что в огне сгорели все подлинники документов, подтверждающие факт приобретения офиса в Москве, который ранее принадлежал ООО «ПМ Инвестмент» — одной из компаний семьи Тумаевых, компания взыскала со Стяжкина стоимость офиса второй раз.

Практически в тот же период времени был подан еще один иск от лица ООО «Столичный» — о взыскании задолженности по договорам подряда по строительству коттеджного поселка к Тамаре Тумаевой, так как с мая 2013 года заказчик перестал оплачивать выполненные работы. Но и в этом иске суд отказал — в ходе судебных слушаний было установлено, что работы выполняла не эта фирма, а ООО «Металлург Монтаж».
К этому моменту у ООО «Столичный» начались внутренние проблемы — работники организации, не получавшие зарплату в течение года, стали писать жалобы во все инстанции. И только после обращения в суд долги были погашены. Кстати, банкротом фирма была признана в мае 2016 года. Спустя ровно два месяца конкурсному управляющему поступило заявление о включении в реестр требований кредиторов требования от Владимира Тумаева на сумму более 10,7 миллионов рублей (в нее, по всей видимости, входит и сумма кредита, перекупленного у Быстробанка). Все это время бывшие партнеры, заваливая исками арбитражные суды, публично продолжали обвинять друг друга в развале перспективного строительного бизнеса. При этом, по данным защиты Вадима Стяжкина, свою часть долга как поручитель по кредиту деловой партнер бывшего зятя Тумаева погасил. Но противостояние на этом не закончилось.

 

Чтобы вернуть часть денег, Стяжкин приобрел у ООО «Металлург Монтаж» право требования к Тамаре Тумаевой, решением суда его требования были удовлетворены. Параллельно юристы самого Тумаева пытались признать недействительными договоры подряда, по которым Стяжкин взыскал с супруги экс-директора «Спецгазавтотранса» задолженность, однако это им не удалось. В ходе этих судебных разбирательств произошел еще один существенный инцидент, жертвой которого стал Стяжкин.

В октябре 2016 года Владимир Тумаев публично продемонстрировал бывшему соратнику по строительному бизнесу свою всесильность и тесные связи в верхушке правоохранительных структур города.

Под предлогом заключения мирового соглашения бизнесмен пригласил оппонента в кафе «Кофе Семь». В ходе беседы в заведение (есть видео с камер наблюдения) вошли сотрудники регионального УЭБиПК в сопровождении бойцов Росгвардии и задержали Стяжкина, заковав в наручники. Наручники сняли только после приезда в кафе адвоката Стяжкина. Протокол задержания при этом не составлялся. Продержав задержанного несколько часов в отделении полиции, его отпустили. Однако прямых намеков, что пора прекратить борьбу со структурами уважаемого в Ижевске человека, глава фирмы «Легат» не понял.

 
 

И 7 марта 2017 года подал в службу судебных приставов исполнительный лист о взыскании денежных средств с Тамары Тумаевой по судебному решению в пользу ООО «Металлург Монтаж». А спустя неделю, 15 марта, едва не был убит на пороге собственного офиса. Мотивом неудавшегося заказного убийства, по мнению самого пострадавшего, стали серьезные убытки, которые накопились за 4 года судов, закончившихся поражением Тумаева.

Тумаев известен как спортсмен
 
И как певец

Владимир Тумаев, обвиненный в организации этого преступления, свою вину не признает. Ближайшие два месяца он проведет под домашним арестом. Защита Стяжкина намерена оспорить это решение суда. «Заказчику убийства домашний арест — это смешно просто. У потерпевшего есть реальные основания опасаться угроз, поскольку ранее все угрозы, случаи нападения, порчи имущества, потерпевшего происходили либо в период судебных процессов, либо после того, как процессы были Тумаевым проиграны. В настоящее время потерпевшим подано исковое заявление об обращении взыскания на заложенное имущество, поскольку ранее потерпевший выплатил как поручитель ООО «Столичный» Тумаеву. Залогодателем данного имущества является дочь Тумаева Наталья. Поэтому есть все основания опасаться каких-либо действий со стороны Тумаева, — говорит адвокат потерпевшего Евгений Новоселов.