Черному риелтору Крохину дали пожизненное и еще 12 лет

Криминал

Черному риелтору Крохину дали пожизненное и еще 12 лет

В Петербурге вынесли приговор экс-полицейскому, возглавлявшему банду черных риелторов.
14.01.2020

Сергей Крохин обвинялся в организации четырех убийств, совершенных с целью завладения квартирами потерпевших. В марте 2019 года Городской суд Петербурга уже признал Крохина виновным в пяти убийствах и приговорил к пожизненному сроку лишения свободы. Теперь к нему добавились еще 12,5 лет.

Группу черных риелторов из Колпино выявили и задержали в сентябре 2015 года. По версии следствия, группировку в 2010 году организовал старший участковый 39-го отдела полиции Колпинского УМВД Сергей Крохин. Подельники Крохина Виктор Зорин, Забара Зубов, Сергей Никитин и еще несколько человек, находящихся в розыске, подыскивали неблагополучных владельцев недвижимости — пьющих и наркоманов, втирались к ним в доверие и переписывали недвижимость на себя. После чего владельцы жилья скоропостижно умирали, а их недвижимость продавалась.

Группировка действовала не только на участке Крохина (там участковый прекрасно знал свой контингент), но и за пределами Колпино. Роковым для черных риелторов стал эпизод с квартирой в Адмиралтейском районе.

Началось все с исчезновения 54-летней Натальи Межаковой в августе 2015 года. Заявление о пропаже подали дети, они же рассказали, что в последнее время мать встречалась с дальнобойщиком Юрием Шаровым, жившим на Английском проспекте. Когда он в был городе, Межакова жила у него, а когда уезжал в рейс, возвращалась домой, так как сын Юрия Владимир употреблял наркотики и ужиться с ним было трудно.

Проверяя заявление об исчезновении женщины, сотрудники Адмиралтейского УМВД выяснили, что отец и сын Шаровы умерли тогда же, когда пропала Наталья. Шарова-старшего обнаружили в собственной квартире с признаками отравления алкоголем. А тело его сына нашли в поселке Саперный. Смерть наступила в результате передозировки метадоном.

Оба случая признали некриминальными, но пропажа Межаковой навела на подозрения. Вскоре выяснилось, что незадолго до смерти Владимир Шаров женился на цыганке, которая теперь хлопочет о наследовании квартиры умерших. Цыганку доставили в полицию. Где она довольно быстро призналась, что замуж ее выдал родственник — Забара Зубов.

Зубова в Адмиралтейском УМВД знали хорошо. Он несколько раз задерживался по подозрению в торговле наркотиками, но умудрялся избежать серьезного наказания. На этот раз дело шло не о торговле гашишем или метадоном, а о возможном тройном убийстве. Напуганный Зубов почти сразу пошел на сделку со следствием и рассказал, что идея убить владельцев принадлежала Крохину, а исполнителями были Зорин и Никитин.

Как следовало из рассказа Зубова, весной 2015 года он встретил своего старого клиента Владимира Шарова, который пожаловался, что отец вместе с новой пассией решил продать квартиру и переехать в область. Шарова-младшего такой расклад не устраивал. Зубов пообещал, что поможет остаться в Петербурге, но для этого Владимиру необходимо жениться. Что он и сделал, его женой стала та самая цыганка, которая после смерти Шаровых хлопотала о наследстве.

Шаров-старший женитьбе сына не обрадовался и решил форсировать события, выставив квартиру на продажу. Но продать не успел. Когда 1 августа 2015 г. он вернулся из очередного рейса, в квартиру явились «друзья» Владимира (это были Зорин, Никитин и Зубов) с выпивкой и закуской. Юрий Шаров пить отказался, а Межакова попыталась выгнать нежелательных гостей.

Никитин и Зубов принудительно влили в мужчину почти бутылку водки, а потом задушили и Юрия, и Наталью.

Труп женщины завернули в ковер, вынесли из квартиры, погрузили в машину, вывезли за город и закопали. Тело Шарова-старшего оставили в квартире. Где на следующий день его «обнаружил» Зорин и обратился в полицию.

А Шарова-младшего Зорин увез в Колпино, пообещав ему бесплатный героин. Мол, он знает, где дилеры устраивают закладки, и нужно просто успеть забрать наркотик раньше покупателя. Там он вколол парню смертельную дозу метадона и уехал в город.

Смерть отца и сына была признана естественной. Но заявление детей Межаковой о ее пропаже привело к задержанию всех участников аферы.

Проверяя данные Росреестра, сотрудники правоохранительных органов наткнулись еще на одну квартиру, связанную с Зубовым. Выяснилось, что его сестра в 2011 году пыталась получить права на квартиру в Пушкине. Основания для этого имелись: отцом ее трехлетнего ребенка был Дмитрий Веткин, один из владельцев квартиры. Летом 2011 года его труп обнаружили в лесу под Пушкином. Экспертиза показала, что он умер от алкогольного отравления.

Вторым владельцем двухкомнатной квартиры была сестра Веткина Ирина. Она исчезла в мае 2011-го. Ее тело нашли лишь после того, как всю группировку задержали в 2015-м. Место примерного захоронения указал Зубов. Хотя еще в 2011 году, после исчезновения 23-летней тети ребенка, органы опеки не дали разрешения на переезд ребенка в Псковскую область, в частный дом. И продать квартиру подельникам так и не удалось.

Следствие установило, что, совершив шесть убийств, подельники получили всего 800 тысяч рублей.

А поначалу дело казалось выгодным и несложным. На участке Крохина в двухкомнатной квартире проживал наркоман Виктор Сергеев (имя и фамилия изменены по просьбе сестры погибшего. — Ред.). Квартира ему досталась от бабушки, и использовал он ее в качестве наркопритона. Крохин по долгу службы знал эту квартиру, куда его не раз вызывали соседи Сергеева.

Заключив в апреле 2018 года сделку со следствием, Крохин рассказал, что от Сергеева он частенько получал информацию о мелких преступлениях, совершаемых наркоманами. И даже оформил его штатным осведомителем. Поэтому, когда полицейский обратился к наркоману с просьбой помочь его знакомой с пропиской, тот подвоха не почувствовал.

Летом 2014 года Сергеев оформил фиктивный брак с дочерью Зубова. А через два месяца скоропостижно скончался от передозировки. Зубов на следствии рассказал, что никакой передозировки не было: Сергеева задушил и вывез в лес (где тело и обнаружили) лично Крохин. Но когда вдова стала оформлять наследство, подельников ожидал сюрприз — сестра Сергеева, которая тоже претендовала на бабушкину квартиру. В результате грязная двушка была продана за 1,6 млн рублей (Крохин признался, что если бы не появилась сестра погибшего, он бы сделал в ней ремонт и продал не менее чем за 2,5 млн рублей). Деньги были поделены между вдовой и сестрой.

На факт несоизмеримо малого (по сравнению с шестью жизнями) материального дохода обратила внимание государственный обвинитель Надежда Мариинская, требуя для Крохина высшую меру наказания — пожизненного лишения свободы.

«Столь малый доход от такой кровавой деятельности можно объяснить лишь двумя факторами, — заявила на суде в феврале 2019 года Мариинская. — Либо Крохин и компания — банда серийных убийц, которым просто нравилось убивать людей, либо это был брак в работе, и были другие эпизоды, более выгодные, окупавшие такие форс-мажоры. Крохин написал явку с повинной и признался еще в четырех убийствах. Но это никак не может стать смягчающим обстоятельством».

Речь прокурора Крохин слушал равнодушно. Скорее всего, заключив сделку со следствием, он ожидал, что срок не будет столь серьезным. Но судья Городского суда Петербурга Ирина Туманова не нашла повода для снисхождения, и 6 марта 2019 г. бывший участковый был приговорен к пожизненному лишению свободы. Зубов и Зорин, пошедшие на сделку сразу после ареста, были приговорены к 8 и 9,5 годам лишения свободы. Никитин, признавший вину в суде, получил 13 лет. Крохин и Никитин подали апелляцию, которую Верховный суд отклонил.

Следствие по четырем убийствам в Колпино, в организации которых признался Крохин во время первого суда, провели довольно быстро. Схема была та же, что и в предыдущих случаях. В 2014 году участковый познакомился с пьяницей Виктором С. Тот проживал с матерью, тоже злоупотреблявшей спиртным, в трехкомнатной квартире стоимостью около 6 миллионов рублей.

Для совершения убийств Крохин привлек двух человек, числившихся у него осведомителями. Пожилую женщину, ее сожителя и сына опоили и задушили. Смерть всех троих признана некриминальной. Причем смерть женщины и ее друга фиксировал лично Крохин. Он же давал пояснения экспертам, которые проводили вскрытие.

Продать квартиру Крохин не успел: когда все документы были готовы, бывшего участкового задержали по подозрению в убийстве на Английском проспекте.

Еще один эпизод все-таки увенчался успехом. На участке Крохина проживал (и тоже с матерью) наркоман Игорь В. Весной 2010 года, пока сын где-то пьянствовал, Крохин и два его подельника явились в квартиру и задушили женщину. Труп поместили в ванную, где ее и обнаружил вернувшийся домой сын. Испугавшись, что в смерти матери могут обвинить его, сын легко согласился на требование Крохина передать ему часть квартиры. Которая после вступления Игоря В. в права наследования была продана: на долю Крохина пришлось 800 тысяч рублей. С подельниками, по его собственным словам, бывший полицейский рассчитался наркотиками.

Еще один эпизод, который вменялся в вину Крохину в Колпинском суде, до логического конца доведен не был. На этот раз к пьянице привели любовницу Зубова, которая должна была очаровать мужчину, женить его на себе и заставить переписать на нее квартиру. После чего владелец, видимо, должен был исчезнуть. Первая часть плана — обольщение и женитьба — прошли успешно. Но муж внезапно обнаружил молодую жену в постели с Зубовым, после чего заставить его переписать на нее квартиру стало проблематично.

Дело слушалось в особом порядке, а потому суд продлился всего два дня. 26 декабря обвинитель огласил обвинительное заключение, а 30 декабря вынес приговор: Крохину к пожизненному сроку добавили еще 12,5 лет. Адвокат осужденного с прессой разговаривать отказался, сославшись на запрет, который получил от своего клиента. Но в суде выяснилась деталь, которая позволяет предположить, что точка в деле черных риелторов из Колпино не поставлена. Несмотря на то что соглашение со следствием, заключенное Крохиным в 2018 году, никак не повлияло на смягчение приговора Городского суда, в сентябре 2019 года бывший участковый заключил новое соглашение со следствием. Видимо, Крохин еще многое может рассказать. Только вот что он может выиграть от своих откровений, пока остается тайной.