Чаянда Алексея Миллера не оправдывает надежд Китая

Бизнес

Чаянда Алексея Миллера не оправдывает надежд Китая

Об этом говорят специалисты, наблюдающие за работами на Чаянде — главном и пока единственном источнике поставок для престижного инфраструктурного проекта экспорта российского газа по новому направлению — в Китай.
19.02.2020

Еще осенью прошлого года сразу пять ведущих инженеров блока бурения Чаяндинского нефтегазоконденсатного месторождения, которое разрабатывается ООО «Газпром добыча Ноябрьск» в рамках проекта «Сила Сибири»: С. В. Романчишен, С. И. Солдатов, М. В. Ляхов, А. Г. Файзрахманов и В. В. Щёголев — обратились к председателю совета директоров «Газпрома» Виктору Зубкову с просьбой провести комплексную проверку «по фактам грубого нарушения технологии, служебного подлога и оказания давления на работников».

Назначенная комиссия, по словам авторов обращения, попыталась спустить проблему «на тормозах». Начальник газпромовского департамента прямо заявил: «Обращайтесь хоть к президенту, всё равно это передадут нам». Потому специалисты были вынуждены снова выйти на высшее руководство «Газпрома» и государственные ведомства — от Минэнерго до Счетной палаты и правоохранительных органов. А пока идут проверки, они предложили аналитикам отрасли посмотреть, кто и как срывает один из любимых проектов российского руководства.

Как известно, в мае 2014 года «Газпром» подписал в Шанхае соглашение с китайцами, пообещав им поставлять по «Силе Сибири» ежегодно по 38 млрд кубометров газа. Российской аудитории объявили, что в течение 30 лет проект принесет 400 млрд долларов при расходах на строительство в размере от 55 до 70 млрд. В декабре прошлого года руководители России и Китая приняли участие в торжественном пуске газопровода. Газ Чаяндинского месторождения пошел через границу.

Когда Чаянду только начали исследовать специалисты, предполагалось, что она сможет на пике добычи дать около 33 млрд кубометров газа в год, но позже оказалось, что из-за геологических особенностей этот прогноз надо уменьшить примерно до 25-26 млрд кубометров — и это будет только часть требуемого «Силой Сибири» объема. Дело в том, что для поставки 38 млрд кубометров товарного газа надо добывать как минимум 42 млрд, поскольку местный газ содержит много других компонентов, помимо метана: от ненужного азота до стратегически ценного гелия. Чтобы обеспечить оговоренные контрактом поставки, в 2023 году к Чаянде надо будет подключить 800-километровым газопроводом Ковыктинское месторождение в Иркутской области.

Подключение Ковыкты — дело будущего, но тут выясняется, что и Чаянда не сможет дать нужные объемы. По свидетельству Вячеслава Щёголева — одного из авторов обращения, работающих на месторождении, — на одной только установке комплексной подготовки газа УКПГ-3 вместо запланированного суточного дебита 250 тыс. кубометров средний показатель падает наполовину. Причина — значительное число скважин, при строительстве которых были допущены нарушения технологических норм и рабочего проекта. Пара десятков из полутора сотен скважин на этот момент имеют «нулевой дебит», то есть вообще не способны дать газ, а еще у пары десятков — «пограничный дебит» (в них из-за аномально низкого пластового давления дебит упадет до нуля через год-другой).

«На пике годовой добычи месторождения, — говорит Щёголев, — от первоначально озвученных запланированных 355 скважин (на текущий момент в плане не более 280 скважин) Чаянды ожидается дебит в 26 млрд кубометров в год. Однако идеальный дебит 25,4 млрд кубометров можно будет поддерживать лишь в течение года-двух, после чего добыча на месторождении должна сократиться ниже плановых показателей из-за аномально низких пластовых давлений, естественного ухудшения проницаемости горных пород, увеличения «скин-эффекта», то есть загрязнения призабойной зоны и т.д.».

Причина срыва планов добычи, как утверждают эти ведущие инженеры, кроется в системных просчетах на этапе проектирования, постоянных нарушениях технологии строительства скважин, в предоставлении подложных расчетов, в прямых угрозах от руководства подрядной организации на технических совещаниях, в низком качестве работы подрядчика по строительству скважин.

Это компания «Краснодар бурение» — филиал фирмы «Газпром бурение», которая до недавнего времени принадлежала Игорю Ротенбергу и Борису Ротенбергу.

Список просчетов, который инженеры направили в руководство «Газпрома», весьма внушителен.

Здесь и неправильный выбор бурового раствора, который, смешиваясь с водяным паром, в пластовых условиях превращается в «холодец», пагубно влияющий на дебиты скважин или сводящий их к нулю, и нарушение программ промывки ствола скважины. Отмечены предоставление подложных гидравлических расчетов и некорректная посадка без герметизации обсадных труб, а главное — практика сокрытия этих нарушений. Налицо фальсификация документов, применение оборудования сомнительного качества.

По словам Щёголева, уже «выявлено сокрытие грубейших нарушений технологии на шести скважинах при спуске и посадке ключевых для добычи газа хвостовиков — упущенная прибыль за 25 лет эксплуатации могла составить миллиарды рублей».

Нарушения технологии подрядчиком при спусках хвостовиков «покрывались» руководством блока бурения ООО «Газпром добыча Ноябрьск», за скважины выплачивалась полная стоимость без выставления штрафных санкций и предписаний выполнения ремонта за счет подрядной организации, факты нарушений нигде не отражались в отчетности.

Документально обоснованные претензии по качеству работ есть у инженеров и к другому подрядчику — компании «Мекаминефть», которая занималась на Чаянде гидроразрывом пласта.

Приписки и очковтирательство на Чаянде тоже имели место. Так, например, к концу 2017 года на месторождении были освоены 16 скважин, но в «Газпром» на протяжении нескольких месяцев отправлялась сводка, где утверждалось, что было освоено в соответствии с планом 22. Разница в 6 скважин составляет несколько миллиардов рублей, за что должны нести прямую ответственность главный геолог и бывший руководитель блока бурения ООО «Газпром добыча Ноябрьск». За «нарисованную» сводку и хорошие показатели бывший руководитель блока бурения был переведен в 307-й департамент ПАО «Газпром» и теперь курирует в том числе и строительство скважин на Ковыктинском месторождении, еще одном стратегическом источнике газа для «Силы Сибири».

Часть нарушений уже после первого обращения к Зубкову была подтверждена, заработали комиссии по проверке фактов, хотя, по свидетельству авторов обращения, в состав комиссий были введены как раз те, кто покрывал нарушения. В любом случае последствия халатности и фальсификаций ликвидировать придется еще долго, и скважины, загрязненные несоответствующим раствором, сильно подорвут потенциал газовой добычи на Чаянде, а значит — и график выполнения обещаний «Газпрома», данных китайцам. 

Только после коллективного обращения к руководству ПАО «Газпром» подтверждена проблема с буровым раствором и начата его оперативная замена, ведутся зачастую малоэффективные закачки химикатов, разрушающих высоковязкие эмульсии. 

В Министерстве энергетики РФ подтвердили, что занимаются проверкой сообщений о нарушениях на Чаянде.

«Силе Сибири» не везло с самого начала. Вот что сказал на совещании комиссии по расследованию обращения инженеров Андрей Филиппов, первый заместитель 307-го департамента «Газпрома», отвечающего за поддержание добычи и бурение: «Основная проблема Чаянды заключается в том, что она не была готова к разработке, геологоразведка была не завершена… Более того, и расчеты по Ковыкте не подтвердились, мы были вынуждены убрать из расчетов одну зону, потому что она оказалась полностью сухая — только из-за того, что геологоразведка была выполнена не полностью».

Иными словами, начатая под фанфары «Сила Сибири» в действительности даже не имела подтвержденных запасов газа, которым ее надо заполнять.

Чтобы заключить шанхайское соглашение, «Газпром» при поддержке политического руководства России уговаривал китайцев согласиться с прокладкой газопровода и поставкой газа, который в принципе Китаю был не слишком нужен. При подписании соглашения не были оговорены заранее коммерческие условия и цена газа, а заявления газпромовцев о том, что китайцы якобы обещали инвестировать в проект 20-25 млрд долларов, оказались неправдой. Первоначальная оценка стоимости в 55 млрд долларов оказалась заниженной. А заместитель министра энергетики Юрий Сентюрин даже признал на заседании Госдумы в апреле 2015 года, что инвестиции в проект вообще не окупятся…