Бывший следователь никак не уйдет от взгляда «Ока»

По данным “Ъ”, все более интригующей становится ситуация с уголовным делом бывшего следователя СКР Левона Агаджаняна, который обвиняется в фальсификации дела о перестрелке в башне «Око» в «Москва-Сити», произошедшей в 2017 году. Следствие попросило суд об очередном продлении срока ареста обвиняемого, который уже провел в СИЗО полтора года и прочитал более 60 томов своего уголовного дела. При этом до сих пор непонятна судьба приговора участникам перестрелки Магомеду Исмаилову и Эльдару Хамидову, на котором во многом и строится дело господина Агаджаняна: первое судебное решение в отношении них было отменено, а повторное его рассмотрение в апелляции еще не состоялось. Кроме того, Левона Агаджаняна признали склонным к агрессии из-за его личного конфликта со следователем: обвиняемый, просивший отправить его добровольцем в Донбасс, якобы при обсуждении этого вопроса угрожал оппоненту. Сам арестант и его защита обвиняют следователя в волоките.

С ходатайством о продлении срока содержания под стражей бывшего сотрудника московского ГСУ СКР Левона Агаджаняна обратился следователь центрального аппарата комитета полковник Виталий Никитченко. Господин Агаджанян, напомним, обвиняется в злоупотреблении должностными полномочиями (ч. 1 ст. 285 УК РФ), привлечении заведомо невиновных лиц к уголовной ответственности, соединенном с их обвинением в совершении тяжкого преступления (ч. 2 ст. 299 УК РФ) и фальсификации доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении (ч. 3 ст. 303 УК РФ). Между тем Левон Агаджанян с момента ареста провел в СИЗО почти 18 месяцев. По закону это предельный срок ареста, исключение делается только в том случае, если за это время не закончено ознакомление с материалами уголовного дела. Как сообщил “Ъ” защищающий господина Агаджаняна адвокат Московской коллегии адвокатов «Лексум» Алексей Петров, процесс ознакомления с делом идет с ноября прошлого года.

«Наш подзащитный за семь месяцев ознакомился с 63 томами из 80 и частично с вещественными доказательствами, а мы с коллегами — только с 54 томами, а вещдоки нам, несмотря на многочисленные просьбы, не предоставлялись, и пока этот процесс идет вяло»,— сказал защитник.

При этом он отметил, что защита готова оперативно знакомиться с материалами, но сталкивается с безразличием следствия, которое, по его мнению, намеренно допускает «вопиющую волокиту» для создания «искусственной процессуальной необходимости продления меры пресечения». Также господин Петров отметил, что, несмотря на то что расследование было завершено еще осенью, следователи продолжают проводить допросы обвиняемого, экспертов, назначать новые экспертизы в учреждениях ФСБ, результатов которых до сих пор нет, и т. д. «Об этом мы сообщили в жалобе на имя заместителя председателя СКР Эдуарда Кабурнеева с просьбой отменить незаконные постановления следователя»,— рассказали адвокаты.

Защитники говорят, что, по их данным, между господином Агаджаняном и ведущим его дело следователем сложились «стойкие неприязненные личные отношения». Они напомнили, что полковник Никитченко сначала категорически отказывался разрешить обвиняемому расторгнуть прежний брак, а затем заключить новый. Добиться своего Левону Агаджаняну удалось только через суд. Следователем также наложен запрет на свидания арестованного с родственниками, в том числе детьми, и на телефонные звонки.

А недавно конфликт получил новый импульс после того, как Левон Агаджанян написал письмо на имя Владимира Путина с просьбой отправить его в Донбасс для участия в спецоперации.

«Левон Агаджанян имеет специальное звание майора юстиции, в свое время проходил подготовку на военной кафедре и считает, что может быть полезен в зоне спецоперации, где востребованы не только боевые офицеры, но и юристы»,— пояснил Алексей Петров. По его словам, недавно арестованный через администрацию СИЗО получил официальный отказ из управления президента РФ по работе с обращениями граждан и организаций: с лицами, которые находятся под следствием, не может быть заключен контракт на прохождение военной службы. Между тем обсуждение этого вопроса якобы стало поводом для нового конфликта между следователем и обвиняемым. В результате господин Агаджанян якобы попросил своего оппонента больше с ним не общаться, так как он может не сдержать обуревающие его негативные эмоции. В ответ Виталий Никитченко якобы написал рапорт об угрозах, после чего сотрудники ФСИН признали Левона Агаджаняна «склонным к агрессии». Интересно, что это совпало со сменой у экс-следователя сокамерника — вместо осужденного за коррупцию офицера ФСБ Дмитрия Фролова теперь с ним сидит другой экс-сотрудник СКР Андрей Тринев, находящийся под повторным судом по делу о взяточничестве.

Отметим, что все эти события происходят на фоне затянувшегося разбирательства в отношении участников перестрелки в «Око» Магомеда Исмаилова и Эльдара Хамидова, которых якобы и пытался выгородить следователь Агаджанян. Как рассказывал “Ъ”, они были осуждены на 16 и 15 лет колонии соответственно, но недавно Мосгорсуд приговор отменил, посчитав, что прокуроры оказывали давление на присяжных заседателей. В надзорном ведомстве с этим не согласились и добились отмены данного решения в кассации. Теперь апелляционные жалобы осужденных будут рассмотрены заново.

Между тем обвинительный приговор участникам перестрелки, дело которых также вел следователь Никитченко, является важной составной частью обвинения Левону Агаджаняну.

Напомним, что претензии к Левону Агаджаняну связаны с расследованием обстоятельств перестрелки в «Москва-Сити», которая произошла осенью 2017 года. Как не раз рассказывал “Ъ”, ссора разгорелась между следившими за порядком сотрудниками ЧОПа и охранниками совладельца башни «Око» Гавриила Юшваева — спортсменами из бойцовского клуба «Скорпион», которыми руководил Магомед Исмаилов. Конфликт попытались погасить подошедшие сотрудники Росгвардии, после чего, по материалам дела, по команде Исмаилова его подручные достали оружие и открыли огонь. В результате один человек был убит, пятеро ранены. Сначала следствие квалифицировало происшедшее как покушение на убийство двух и более лиц (ст. 30 и ч. 2 ст. 105 УК РФ), незаконный оборот оружия (ч. 1 ст. 222 УК РФ) и хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 213 УК РФ). Как считают в ГСУ СКР, следователь Агаджанян, который вел это дело, желая оказать услугу Гавриилу Юшваеву, попытался выгородить Исмаилова и Хамидова, подтасовав улики. Сам господин Агаджанян вскоре уволился из СКР и стал адвокатом, а затем против него было возбуждено дело. Вину он не признает, указывая, что расследование не закончил и в суд материалы не направлял. При этом он допускает, что из-за большой загруженности на работе мог допустить некоторые процессуальные нарушения. Ряд бывших руководителей Левона Агаджаняна, по данным “Ъ”, подтвердили его показания.