Борис Ротенберг vs финские банкиры

Бизнес

Борис Ротенберг vs финские банкиры

Борис Ротенберг пробует на прочность судебную систему Финляндии, требуя установить баланс между столь уважаемыми в Европе правами человека и страхом банков стать нарушителями санкционного режима США. Каков может быть результат тяжбы?
19.09.2019

Первая сотня российского Forbes не может похвастать громкими судебными процессами. А те, что есть, чаще всего связаны с санкциями. После недавнего объявления о мировой Валентина Гапонцева с Минфином США главное дело по другую сторону Атлантики — оспаривание Олегом Дерипаской своего нахождения под санкциями. В Европе же взоры притянуты к небольшому государству Финляндия, где Борис Ротенберг пробует на прочность судебную систему этой тихой страны и требует найти компромисс между столь уважаемыми в Европе правами человека и страхом банков стать нарушителями санкционного режима США.

При этом Борис Ротенберг даже не находится под санкциями этой страны и ограничениями ЕС. Младшего брата Аркадия Ротенберга F 41 понять можно. И как гражданина Финляндии, и как потребителя финансовых услуг. Особенно с российской точки зрения: Гражданский кодекс РФ не наделяет банки правом в одностороннем порядке закрывать счет или отказывать в проведении операций из-за требований американского законодательства.

Но можно понять и ответчиков по его делу. Все западные банки хорошо усвоили урок французского банка BNP Paribas, оштрафованного властями США на $8,9 млрд за обслуживание попавших под санкции лиц из ряда юрисдикций.

Братья Ротенберги попали в «российский» санкционный список США одними из первых. 20 марта 2014 года их включили в самый жесткий санкционный список вместе с другими участниками «ближнего круга» президента России. По мнению американского Минфина, именно «ближний круг» выступает основным бенефициаром присоединения Крыма и именно входящие в него лица надоумили российского лидера на такой шаг.

OFAC привело следующую мотивировку включения братьев в список: «Аркадий Ротенберг и Борис Ротенберг поддержали любимые проекты Путина, получив дорогостоящие подряды для Олимпийских игр в Сочи и от контролируемого государством «Газпрома» и выполнив их. Они заработали миллиарды долларов на контрактах «Газпрома» и зимних Олимпийских игр в Сочи, отданных им Путиным. За годы правления Путина в России оба брата накопили чрезмерное количество богатства. Братья Ротенберги получили подряды на Олимпийские игры в Сочи примерно на $7 млрд, а их личное состояние только за последние два года выросло на $2,5 млрд».

Примененные санкции можно назвать классическими: ограничение передвижения и экономических прав. Из первого — запрет на въезд в США, отказ в визе или аннулирование таковой, если она выдавалась. Из второго — запрет всем американским лицам и международным компаниям с американским участием на совершение любых сделок и операций с активами фигуранта (так называемая заморозка), запрет на оказание услуг и т. д. При этом под европейские санкции Борис не попал, а собственной санкционной политики Финляндия как член ЕС не проводит. Более того, все европейские акты об ограничительных мерах, например первое Решение Совета ЕС №145, содержат исключение прямо во второй статье: страна-участник ЕС может не применять санкции к своим собственным гражданам.

В феврале этого года районный суд Хельсинки уже отказал Борису в иске к Nordea, Danske Bank и Osuuspankki. Теперь Борис подал иск к четырем банкам. Согласно финским СМИ, он требует обязать Handelsbanken принимать его платежи, а банки Nordea, OP и Danske Bank — проводить операции по его платежным поручениям. При этом финское законодательство не обязывает банки оказывать истцу вышеуказанные услуги.

Борьба Ротенберга с финскими банками представляет несомненный интерес. В подкрепление своей позиции юристы Ротенберга обратились к OFAC с запросом и получили любопытный ответ: «В отношении вторичных санкций, если деятельность осуществляется за пределами США и не затрагивает американских лиц или американскую финансовую систему и предназначена для удовлетворения основных жизненных потребностей лица, такая деятельность вряд ли может рассматриваться в качестве материальной поддержки лица из SDN». Но с аналогичными запросами обратились и банки, после чего ведомству Андреи Гацки пришлось отозвать свой ответ.

Это предопределит поражение российско-финского гражданина в суде. Банки не обязаны предоставлять ему услуги. В случае подобных споров профессиональные участники рынка призывают в помощь концепцию экономической жизнеспособности, доказывая предотвращение большего вреда в форме прекращения существования банка как экономической единицы, путем причинения меньшего вреда в форме отказа богатому человеку в обслуживании. Европейским судьям придется прибегнуть к доктрине о балансе интересов сторон и через ее призму разрешить спор. А поскольку истец является резидентом Монако, нетрудно предположить, в чью пользу будет и второе решение финского суда.

При этом, как сообщает «Фонтанка», суд отказал в ходатайстве получить заключение от Национального трибунала по вопросам дискриминации и равенства Финляндии. Главный аргумент истца — банки должны соблюдать принцип равенства, а трибунал должен был, по его мнению, установить факт дискриминации гражданина. Но этим он лишь создал задел для апелляции.

Нет сомнений, что Борис Ротенберг будет проверять на прочность все три инстанции финского правосудия, а в последующем обратится в ЕСПЧ.

В практике ЕСПЧ есть как минимум два дела, когда, несмотря на всю важность соблюдения санкций ООН, суд признавал государства Европы нарушившими права человека. В деле Юссефа Нада против Швейцарии запрет фигуранту сводного санкционного перечня ООН перемещаться между небольшим итальянским эксклавом и основной территорией Италии через Швейцарию признан нарушающим право на уважение частной и семейной жизни. В деле Калафа Дулими, тоже фигуранта санкционного списка ООН, ЕСПЧ признал конфискацию средств заявителя швейцарскими властями в пользу «Фонда развития Ирака» и отказ в судебной защите от таких действий властей нарушением права заявителя на справедливое судебное разбирательство.

Российский олигарх при желании может развить концепцию нарушения властями стран Европы основополагающих прав. Однако следует заметить, что Юссеф Нада в итоге судебного разбирательства получил €30 000 компенсации, а Калаф Дулими, кроме морального удовлетворения, не получил ничего.