Большая игра «Моссада». Почему ликвидировали «отца» иранской ядерной программы

Большая игра «Моссада». Почему ликвидировали «отца» иранской ядерной программы



Большая игра «Моссада». Почему ликвидировали «отца» иранской ядерной программы

Израильские спецслужбы загоняют аятолл в тупик.
3 января в Ираке был убит командующим элитным иранским спецподразделением «Аль-Кудс» (он же Корпус Стражей Исламской Революции, КСИР) Касем Сулеймани, который также считался куратором прокси-сил Ирана за рубежом. Гибель Сулеймани спровоцировала резкий рост напряжения в отношениях между Тегераном и Вашингтоном, на который иранские власти возложили ответственность за убийство командующего «Аль-Кудс», пишет Владислав Гирман на сайте ДС.
Иран ответил авиаударами по американским базам в Ираке, а также по ошибке сбил украинский самолет, вынудив президента Владимира Зеленского прервать свой «отдых-визит» в Оман.
Под занавес этого без сомнений одного из самых проблемных годов, в пятницу, 27 ноября, недалеко от Тегерана, в городе Абсард, был убит еще один влиятельный представитель иранской военно-политической элиты — основатель ядерной программы Ирана («отец иранской бомбы»), офицер КСИР Мосхен Фахризаде.
Минобороны Ирана сообщило, что на авто Фахризаде с охраной напали «вооруженные террористы». Местные СМИ со ссылкой на свидетелей пишут, что «трое-четверо человек, которых назвали террористами» были убиты.
Это бесспорно серьезный провал иранских спецслужб, не сумевших защитить «отца иранской ядерной программы», который наряду с нападением уже привел к негативным геополитическим последствиям.


Фахризаде — персона, имевшая огромное значение для режима аятолл, который до сих пор так и не оправился от убийства генерала.
На панихиде, состоявшейся в оборонном ведомстве, присутствовали глава КСИР Хосейн Салами, новый командующий «Аль-Кудс» Исмаил Гаани, министр разведки Мамуд Алави, а министр обороны Амир Хатами, поцеловав гроб Фахризаде, пообещал с еще большим рвением продолжить дело ученого.
Глава иранского МИДа Джавад Зариф назвал инцидент «актом государственного террора», а КСИР пообещал отомстить. Кому?
В нападении на Фахризаде Тегеран обвиняет Израиль, который все отрицает. Правда, после обещания возмездия со стороны Ирана все же усилил охрану своих дипмиссий за рубежом.
Но месть — еще полбеды. Израилю не привыкать жить в окружении стран, стремящихся при любой возможности на него напасть.
Куда более серьезным последствием является решение иранских властей фактически разорвать ядерное соглашение (Совместный всеобъемлющий план действий), заключенное в 2015 г. с США, Великобританией, Францией, Китаем и Россией с целью сворачивания военной ядерной программы Ирана.
Сделка по сути скорее мертва, чем жива еще с 2018 г., когда президент США Дональд Трамп решил из нее выйти и вернуть санкции в отношении Тегерана.
Теперь же иранский парламент, где большинство у традиционалистов, решил окончательно ее похоронить, намереваясь по ускоренной процедуре проголосовать законопроект, получивший прямо противоречащее последствиям его принятия название: «О стратегических мерах по отмене санкций».
Законопроект, который, скорее всего будет принят, предусматривает поэтапное — в течение ближайших нескольких месяцев — наращивание ядерного потенциала Ирана: выход на уровень обогащения урана до сделки 2015 г. — до 20% (до 120 кг), с увеличением массы хранимого урана различных степеней обогащения до 500 кг в месяц; возродить подземный завод Фордо; запрет на все инспекции в рамках ядерного соглашения; запуск около тысячи центрифуг на подземном заводе в Натанзе, восстановление в Араке реактора тяжелой воды.
Закон — это поворотный момент, резко меняющий политической климат как в регионе, так и в мире.
Пока Трамп у руля
Можно, конечно предположить, что Фахризаде стал сакральной жертвой, которая позволяет режиму аятолл интенсифицировать курс на эскалацию отношений с Западом.
Однако, во-первых, такие люди, как Фахризаде, живут долго и в комфорте, поскольку с течением времени становятся ценны для режимов не только благодаря своим знаниям, но и потому, что эти знания превращают их в сакральные фигуры.
В данном случае Фахризаде олицетворяет собой успехи Ирана в разработке ядерного оружия как индикатора влиятельности и самостоятельности. Покушение на «отца иранской ядерной программы» — это покушение на суверенитет Ирана и амбиции Тегерана занять свое место в геополитической нише. Желательно повыше.
Во-вторых, зачем Тегерану сейчас эта эскалация в отношениях с Западом?
Главный враг режима аятолл — Дональд Трамп — покидает Овальный кабинет, уступая его Джо Байдену, вице-президенту в администрации Барака Обамы, с которым и было подписано ядерное соглашение, позволившее снять санкции.
Ведь имелся шанс, что демократы, вернувшись в Белый дом, пересмотрят отношения с Ираном и попытаются исправить содеянное Трампом.
Что действительно не было бы на руку Израилю, для которого Иран долгие годы является одним из ключевых соперников в регионе — и, пожалуй, единственного в настоящее время, регулярно угрожающего уничтожить «сионистский режим».
К тому же еще в 2018 г. израильская разведка заполучила подробные данные о ядерной программе Ирана, которые свидетельствовали о том, что Тегеран нарушает соглашение и продолжает развитие ядерного потенциала.
Тогда Биньямин Нетаньяху, премьер-министр Израиля, во время избирательной кампании (местные выборы 2018 г.) очень много и часто говорил о ядерной программе Тегерана.
Упоминал он и Мосхена Фахризаде, по его словам, главу секретных проектов в иранском Минобороны. «Запомните это имя: Фахризаде», — сказал Нетаньяху.
Естественно, после этих замечаний и памятуя о ряде успехов израильских спецслужб, Тегеран возложил ответственность за убийство на Иерусалим.
Впрочем, The New York Times в субботу, 28 ноября, со ссылкой на источники в американское разведке также написала, что за атакой стоял Израиль.
Официально США пока хранят молчание. Правда, Трамп ретвитнул сообщение Йоси Мельмана, журналиста из Израиля, о том, что «Моссад» много лет разыскивал Фахризаде, возглавлявшего «секретную военную программу Ирана».
В основном же свою оценку дают лишь эксперты и бывшие чиновники. Они констатируют, что убийство Фахризаде — это проблема для администрации Джо Байдена.
Нельзя не обратить внимания на то, как удачно был выбран момент для покушения на Фахризаде.
Дональд Трамп, верный союзник и друг Израиля и Нетаньяху, как-никак остается президентом Соединенных Штатов еще больше двух месяцев. У него еще есть время в случае необходимости сформировать мощную поддержку Израиля, которую преемнику будет очень сложно «перебить».
С Бараком Обамой у Нетаньяху были в целом непростые отношения. Хотя, конечно, администрация Обамы немало сил приложила, чтобы продвинуть процесс создания союза между Саудовской Аравией и Израилем, который завершился уже при Трампе.
Но все же в Иерусалиме вполне оправданно опасаются, что Байден продолжит политику своего бывшего ведущего.
Убийством же Фахризаде Израиль, если он, как представляется, к нему причастен, добивается двух целей: во-первых, смерть ученого усугубляет социально-политический кризис в Иране, спецслужбы которого не могут защитить «лучших представителей» режима; во-вторых, убийство и реакция Тегерана создают серьезные преграды для потенциальных попыток новой администрации США произвести откат в отношениях с Израилем до времен Обамы.
Ну, и к тому же другим подписантам — Франции и Великобритании — в случае принятия вышеупомянутого законопроекта будет сложно стать на сторону Тегерана, поскольку тот уже начал сжигать мосты.