Битва за урожай на заповедных землях Черкасщины. Полиция в тандеме с «титушками»?

Битва за урожай на заповедных землях Черкасщины. Полиция в тандеме с «титушками»?



Битва за урожай на заповедных землях Черкасщины. Полиция в тандеме с «титушками»?

На «заповедных» землях Черкасщины пытаются заработать все: крестьяне сеют, полиция вместе с гангстерами жнет и… собранное увозит в неизвестном направлении. Закон игнорируют все участники процесса, но «копы» и «братва» в большем выиграше, а вырастившие урожай – с дыркой от бублика.
Как сообщают источники местные СМИ, в Журжинцах Лысянського района на Черкасчине рейдеры вместе с полицией «отжали» урожай и под прикрытием блюстителей порядка производили «расчет» с фермерами. В арсенале — мордобой и резиновые пули…

Острая нехватка земли сельськохозяйственного назначения проявилась несколько лет назад, что и вызвало борьбу за право обрабатывать тот или иной клочок земли. С каждым годом она ужесточается, а ее участники плодят новые схемы незаконного захвата сельхозугодий.
В какой-то момент взор дельцов упал на земли историко-культурного наследия. Интересную методику их использования практикуют в Черкасской области.
В общем, пахать земли историко-культурного наследия категорически запрещено. Но только не на Черкасщине. Тут открыто игнорируют закон и  заповедные земли активно обрабатывают. То есть, распахивают и засевают разными зерновыми или техническими культурами: от злаковых, до зернобобовых и подсолнуха. Незаконно выращенный урожай сбывают. Его следы теряются в портовых городах, и чаще всего в Одессе. Желающих заработать, проигнорировав государство, пруд-пруди.

Чьи б быки не прыгали, а теленок наш будет…
Главная движущая сила новомодного явления – сельхозпроизводители, как крупные, так и мелкие. Именно они захватывают и возделывают земли историко-культурного наследия, что без сговора с представителями сельской власти и чиновниками структур Госгеокадастра вряд ли возможно.
В последнее время сложилась интересная конфигурация: контролирующие органы, и в том числе правоохранительные, этих нарушений «не видят». Хотя так может показаться на первый взгляд. Во время страды полицию вдруг охватывает внезапное «прозрение». «Прозревшие» тут же открывают уголовное производство и проводят следственные действия, суть которых – изъятие незаконно выращенного урожая, якобы в пользу государства. Вот только последнее почему-то также как и фермеры остается ни с чем.
Позиция правоохранителей проста до смешного: чьи б быки не прыгали, а теленок наш будет…
В общем, схема такова: землю возделывают аграрии, но урожаем распоряжаются коррумпированные чины вместе с «братвой». Они попросту «отжимают» урожай у тех, кто пахал, сеял и растил (хотя порой и на самозахваченных землях), реализуют зерно и делят вырученные за него деньги, паразитируя на чужом труде и, одновременно, объегоривая государство.
Фермеры же, на которых ложатся основные тяготы сельхозпроизводства за проданное без их участия зерно, в лучшем случае получают треть от выручки, в худшем — вообще ничего. А иногда им платят и… кулаком по физиономии. В этот момент ранее «прозревшая» полиция, вдруг опять «слепнет». Как в известной игре: шериф засыпает, мафия просыпается.
Львиная доля «маржи»  от таких схем оседает в карманах рейдеров, которые, благодаря коррупционным связям и занимаемым должностям, и возглавляют всю эту «пищевую цепочку».
Заколдованный круг
Жаловаться в правоохранительные органы бесполезно. В последнее время они все чаще оказываются в спайке с криминальными структурами. Интерес коррумпированных чинов очевиден — деньги не пахнут.
В результате слияния интересов криминала и чиновников от правоохранительных ведомств, возникают ситуативные, временные ОПГ с четким распределением ролей и функций: «братва» запугивает крестьян и вместе с полицией «отжимает» урожай, полиция же «прессует» жалобщиков, (если кто-то се таки посмеет жаловаться), пугая ответственностью за незаконное использование земель историко-культурного наследия.
Поскольку правых в такой ситуации, априори, не бывает, так как нарушают закон в той или иной мере все, то после соответственной обработки, официально ни заявителей, ни свидетелей в деле, как правило, не оказывается. Вот такой вот заколдованный круг.

Фото “Вісті Черкащини”
Огнем и кулаком: мастер-класс от олигарха
Один из местных олигархов в свое время применял особую тактику рейдерского захвата земель, на которых десятилетиями хозяйствовали мелкие фермеры. Тяжелая сельхозтехника олигарха вторгалась в чужие владения и засевала поля, арендованные другими.
В некоторых местностях под пиратскую оккупацию аграрных интервентов попадали даже огороды жителей сел, включая представителей сельской интеллигенции.
Нередко захватчики сеяли свое зерно на уже засеянном ранее поле, либо перепахивали всходы озимых. Обворованного в такой способ фермера просто ставили перед фактом. Тех, кто не соглашался уйти с поля добровольно, «убеждали» методом активного физического воздействия.
Сколоченная олигархом банда отморозков, в которую входили и профессиональные спортсмены, моталась по регионам и «влияла», что есть мочи: жгла тракторы и комбайны непокорных, избивала и пытала особо стойких…
Сейчас судьбу членов банды, среди которых есть и убийцы корсунского журналиста и общественного активиста Василия Сергиенка, уже несколько лет пытается решить суд. Но безуспешно. Почему? Догадайтесь сами.
Осторожно! Сельхозпираты
Украинские поля стали напоминать морские просторы во времена безраздельного властвования флибустьеров. Только вместо пиратских джонок, шлюпов или бригов, напичканных лихими головорезами – внедорожники с хорошо вышколенной и вооруженной «гопотой».
По составу масса сельхозпиратов довольно разношерстная: мелкие фермеры, уважаемые предприятия, солидные бизнесмены, и … «братва».
Раньше было так: кто посеял, тот собрал и продал, соответственно, заработав.
Где-то с 2014, когда свободных земель на всех желающих поучаствовать в воровском бизнесе стало катастрофически не хватать, схема изменилась. Уже только посеять было мало, надо было еще успеть собрать урожай до того, как его с поля уберут другие.
Объектом нападения агроинтервентов нередко оказываются поля, которые на законном основании арендует та или иная хозяйственная единица. Предприятию или фермеру в таком случае приходится, что есть сил защищать свой урожай, что, кстати говоря, удается далеко не всегда и не всем.
В области то там, то тут начали вспыхивать локальные битвы за урожай как между рейдерами и законными владельцами, так и между, собственно, самими захватчиками. Не редко с применением оружия и тяжелой техники. 
Жатва по-черкасски: дым, пальба и дикие крики
Реальный бой за урожай с применением огнестрельного оружия прогремел в августе 2014 года на полях в Золотоношском районе Черкасской области.
Ночью в поле при свете фар автомобилей и комбайнов сошлись в рукопашной две группы. Оспаривалось право на урожай между двумя сельхозпроизводителями. Спор по поводу того, чей урожай, оказался очень жарким и быстро перерос в драку, а потом и в бой.
Стороны стреляли друг в друга из травматических пистолетов, а в пик страстей в ход пошли АК и охотничьи карабины (гражданская версия того же «калаша).
В итоге кое-кто из активистов оказался на больничной койке, поймав пулю калибра 7,62.
Умиротворять конфликтующие стороны пришлось милиции, и, в том числе, бойцам милицейского отряда особого назначения, оперативно прибывших из Черкасс на место сражения.
В то время начальником облуправления МВД Украины в Черкасской области был Владислав Пустовар. При его руководстве милиция еще выполняла функции стража порядка, а не выступала участником рейдерских схем.
Но с тех времен утекло много воды. Милиция превратилась в полицию. А Пустовар лишился должности. «Дело Пустовара», в котором есть только один эпизод, и по которому проходит лишь один подозреваемый, расследовало 12 (!) прокуроров и 14 (!) следователей ГПУ. И эта армия юристов так и не смогла доказать вину шефа черкасской полиции. Однако ни на должность, ни вообще на службу в полиции он уже не вернулся.
Лысянская история
Итак, с некоторых пор к преступной «цепочке» сельхозпиратов присоединились и полицейские, в корне изменив существующую схему. Ее сущность во всей красе раскрыли недавние события в с. Журжинцы Лысянського района.
Титушки под прикрытием полиции с нескольких полей, общей площадью 85 га, собрали урожай подсолнечника. Собранное в неизвестном направлении увезли грузовики-тяжеловозы.
На происходящее очень нервно реагировали местные крестьяне, видимо, из числа тех, кто этот подсолнух сеял. Они изо всех сил пытались препятствовать действиям титушно-полицейских соединений. Получалось плохо. Титушки на глазах полиции угрожали сельским оппонентам расправой, грозили оружием. Кое-кого били, а в кого-то и стреляли из травматических пистолетов. И что интересно. На месте событий находились начальник Лысянского отдела полиции с заместителем, но никаких противоправных действий со стороны титушек они не зафиксировали. Опять внезапная потеря зрения?
Рассказ расстрелянного комбайнера
Незваные гости явились в Журжинцы в конце августа.

Руслан Коваленко. Фото: dzvin.media
— За два-три дня до начала событий мы заметили двух неизвестных, которые на автомобиле приехали к одному из полей, устроив там наблюдательный пункт. Диалога чужаки упорно избегали. Попытки установить контакт архаровцы встречали руганью и угрозами. Уже тогда было ясно, что они не просто наблюдают, а охраняют поле. Вернее, выращенный урожай.
Позже, местные жители рассказали журналистам, что неизвестные активисты – представители черкасской общественной организации «Сила. Защита. Честь», среди руководства которой якобы фигурируют лица, близкие к черкасским криминальным структурам.
Тогда они еще не знали, какие неприятности им уготовлены. Больше всего досталось фермеру Руслану Коваленко. Если бы он знал, какие потери понесет лично он, то ни за какие коврижки не согласился бы собирать урожай. Его как комбайнера и владельца комбайна местные фермеры наняли убрать урожай подсолнуха.
В ходе противостояния активисты указанного ГО якобы грозили Руслану Коваленко оружием, а потом избивали и даже стреляли в лицо из травматического пистолета. В итоге, в добавок ко всему, фермеру еще пришлось освобождать из-под ареста свой собственный комбайн.
— События произошли 29 августа, а также 2 и 3 сентября. И каждый раз, и 29-го и 2-го меня избивали титушки. И каждый раз это происходило на глазах начальника Лысянского отдела полиции Александра Антощенко и его заместителя. И били меня спортсмены – представители ГО «Сила. Защита. Честь». Житель Черкасс, он же чемпион мира по кикбоксингу даже грозился меня расстрелять. «Сколько зерна у тебя в бункере. Говори, скотина! Иначе пристрелю», – кричал «активист», тыча мне в грудь пистолетом. В ответ на возмущение очевидцев, заместитель начальника Лысянского отдела полиции увел с собой вооруженное лицо, а вернувшись, показал якобы его удостоверение на право владения травматическим оружием, прикрывая указанную в нем фамилию владельца. Мол, травматический пистолет у этого гражданина на законных основаниях. Но разве это дает лицу право угрожать, и тем более стрелять в людей? Вот этот момент ни начальник Лысянского отдела полиции, ни его заместитель не объяснили. А 2 сентября другой адепт этого же ГО два раза выстрелил мне в упор в лицо. 3 сентября события на поле разворачивались уже без моего присутствия, так как я в тяжелом состоянии, с переломом костей лица оказался в больнице. К тому же полиция арестовала мой комбайн. Позже я устал объяснять полиции, что не являюсь владельцем урожая, а только нанят на уборку урожая в качестве комбайнера, – описал события пострадавший.
Спокойно, граждане! Это не налет, а «следственные действия»
Экзекуции над мирным населением со стороны наглых и вооруженных «активистов» происходили каждый раз, когда полиция вместе с ними прибывала в Журжинцы на уборку урожая с очередного поля. Крестьянам всякий раз угрожали, а под аккомпанемент угроз грузили зерно в «фуры» и увозили в неизвестном направлении. В те дни титушно-полицейские соединения убрали урожай подсолнуха и сои с нескольких полей.
Своеобразную «ясность» в журжинскую историю неожиданно внес начальник отдела прокуратуры области Антон Грек, прокомментировавший события в местных СМИ:
«Следственным управлением расследуется уголовное производство за фактом самовольного захвата земель историко-культурного назначения. На той территории когда-то проживали трипольцы. Неизвестные засеяли ее и нанесли очень большие убытки. Точная сумма пока не известна. Но, предварительно – 200 миллионов гривен. 2 августа там проводили следственное действие. То есть, должны были собрать урожай и передать на ответственное хранение. После решения суда должна была быть конфискация и передача в доход государства. Местные жители препятствовали этому. Штраф за самозахват действительно уплачен, но за самозахват сельськохозяйственных земель, а не историко-культурных».
 Куда девался урожай?
— Не меньше возмущает и факт таинственного исчезновения урожая подсолнуха, собранного с полей общей площадью 80 гектаров. А это по самым скромным подсчетам, с учетом реалий текущего года ни много ни мало, а 160 тонн. Этот вопрос жители Журжинец прямо задали руководству областного управления полиции в Черкасской области на заседании антирейдерского штаба, созданного при главе Черкасской ОГА. «Тайна следствия» – нагло ответили крестьянам начальник ГУ НП в Черкасской области Михаил Куратченко и его заместитель – начальник следственного управления ГУ НП в Черкасской области Евгений Рогачев. Этот же вопрос тут же им задал и глава Черкасской ОГА Сергей Сергейчук. В ответ оба заявили: «Это не ваши полномочия. Не пытайтесь нас «прессовать» этим шоу с малограмотными жителями сельськой местности»… Участники застыли в недоумении. Но после непродолжительной паузы, «чины» с явной неохотой сообщили, что отдали на ответственное хранение аж 18 тонн семян подсолнуха. «Сколько – сколько? По самым скромным подсчетам, с учетом реалий нынешнего сезона с 80 гектаров должны были собрать не меньше 160 тонн семечки подсолнуха», – язвительно заметили крестьяне, но никаких объяснений на этот счет так и не последовало, – рассказал Руслан Коваленко, который тоже принимал участие в том заседании антирейдерского штаба при Черкасской ОГА.
Он же обратил внимание журналистов на еще одну странность происходящего.
— Эти поля обрабатывают уже много лет. А то, что они – земли историко-культурного наследия прозвучало только сейчас. Если это правда, то куда полиция смотрела все это время? Весной, как и в предыдущие годы, когда поля вспахивали и засевали, полиция никакого рвения остановить незаконные действия крестьян не проявляла. Зато вдруг активизировалась теперь, причем именно тогда, когда пришла пора собирать урожай, – подытожил Руслан Коваленко.
Между тем, вопрос, куда делось остальное зерно, до сих пор висит в воздухе.
«Чик-чирик, я в домике»
Попытку детально разобраться в ситуации предприняли журналисты областного издания «Дзвин.media». Но застать на месте ни начальника Лысянского отдела полиции Александра Антощенко ни его заместителя им не удалось.
— А начальника сейчас нету. Он уехал на совещание в Звенигородский отдел полиции. А его заместитель сейчас в отпуске, – сообщила девушка в форме офицера полиции, встретившая журналистов в холле Лысянского отдела полиции.
В этот момент через холл деловой походкой в помещение полиции проследовал упомянутый отпускник, но девушка-полицейский продолжала настаивать на том, что начальства на месте нет.
— Антощенка нету? Да что вы? А на чем же он уехал? На маршрутке? Или на метле? Все машины отдела, в том числе и его, стоят там, где стояли. Вам лапшу на уши вешают, а вы и верите, – иронизировали местные.
Как видно начальник Лысянского отдела полиции Александр Антощенко и его заместителем, успешно сыграли в «чик-чирик, я в домике».
Однако именно к ним, исходя из ситуации, и возник вполне резонный вопрос: почему полицейские, и в том числе упомянутые руководители проявили бездействие, когда звучали угрозы в адрес граждан с применением оружия, стрельба по безоружным и нанесения повреждений гражданам?
Связываться с начальником Лысянского отдела полиции Александром Антощенком журналистам «Дзвин.media» пришлось по мобильной связи. Но именно в это момент у него случился приступ резкой потери памяти.
— О каких событиях вы говорите? Когда конкретно это было. В сентябре полицию вызывали много раз, — играл в «незнайку» Александр Антощенко.
— А у вас в Лысянском районе что, избиения и расстрелы людей в полях уже в порядке вещей? Обычное явление?! — откровенно ерничали журналисты.
Память к господину Антощенко вернулась, но лишь после того, как журналисты потрудились озвучить каждый факт с привязкой к дате и лишь в виде отчеканенной, явно заученной ранее фразой:
— Уголовное производство, касающееся незаконного использования указанной земли историко-культурного назначения, проводит следственный отдел главного управления Национальной полиции в Черкасской области. Уголовное производство относительно нанесения телесных повреждений,  проводит Лысянский отдел полиции. Но без разрешения следователя никакой информации давать не имею права. Относительно фактов неправомерного поведения работников полиции проводится расследование, с результатами которого вас могут ознакомить после его завершения.
Новое в криминалистике
Тесным сотрудничеством правоохранителей с титушками, в т.ч. вооруженными, уже никого не удивишь.
А вот проведение полицией следственных действий совместно с наглыми, агрессивными и вооруженными до зубов молодчиками, сиречь «понятыми» – это уже что-то новое в криминалистике.
Заслуживает внимание и отработанная на Черкасщине схема противозаконного заработка с использованием земель историко-культурного наследия.
Когда кто-то засевает «заповедные» земли, правоохранители дружно «слепнут», и прозревают лишь тогда, когда приходит время уборки урожая. Ловко  экспроприированный урожай вывозят в портовые города и сбывают. Деньги в карманы блюстителей закона буквально падают с неба. И не малые. Одна тонна семян подсолнуха стоит в районе 13 тысяч гривен. Единственное, что надо сделать, это немножко попотеть, запугивая жителей сельской местности злыми и вооруженными титуханами, гигантскими штрафами за использование «заповедных» земель, и уголовной ответственностью за препятствование действиям правоохранителей.   Попробуйте в таких условиях найти свидетелей.
Но главная загадка этой  истории – таинственное исчезновение вывезенного зерна. Местные крестьяне не на камеру говорят, что  установили место прибытия одной из фур, вывозивших с полей урожай, зафиксированных на видео при помощи мобильных телефонов. А прибыла она на разгрузку якобы в николаевский порт.
Зерно на месте, – утверждает полиция, но вот в каком именно, не уточняет
На освещение истории журналистами издания «Дзвин.media» ГУ Нацполиции в Черкасской области ответило опровержением.
В тексте опровержения, размещенном на сайте ведомства, роль аргументов и фактов выполняет слово «опровержение». Других доказательств там нет.
Текст приводим без сокращений и перевода:
«Інформація щодо зникнення 100 тонн конфіскованого соняшникового насіння на Лисянщині не відповідає дійсності.
У мережі Інтернет опублікована стаття з назвою «У кого зброя і «корочки» – той і правий: на Лисянщині поліцейські «загубили» 100 тонн конфіскованого соняшникового насіння». Вказана інформація не відповідає дійсності.  
Слідчим управлінням ГУНП в рамках кримінального провадження, зареєстрованого за ознаками злочину, передбаченого ч.2 ст.197-1 КК України у вересні 2020 року проводилися слідчі дії, санкціоновані судом на трьох земельних ділянках, розташованих в адміністративних межах Журженецької сільської ради Лисянського району Черкаської області, які відносяться до земель історико-культурного призначення. В ході слідчої дії виявлений на цих земельних ділянках врожай сільськогосподарських культур, вилучений як речовий доказ у провадженні з дотриманням вимог кримінального-процесуального законодавства. В подальшому, на вилучений врожай судом накладений арешт з метою збереження речових доказів на час досудового розслідування.
При цьому, на момент розгляду клопотання про арешт вилученого врожаю сільськогосподарських культур, орган досудового розслідування надав до суду відомості про осіб, які можуть претендувати на даний врожай. Судом дані особи викликалися, однак в судове засідання не з’явилися. 
На даний час органом досудового розслідування не встановлено осіб, які мають право на вилучений врожай сільськогосподарських культур і жодна особа не зверталася з будь-якими заявами до поліції, як законний володілець вилученого врожаю. 
Що стосується заяв фермера с. Журженці Лисянського району Черкаської області, який повідомляє у вказаній вище публікації про причетність поліцейських до крадіжки вилученого врожаю, такі заяви жодного підґрунтя не мають, оскільки слідчими під час вилучення врожаю документально та технічно зафіксована його фактична кількість і передача на відповідальне зберігання юридичній особі, яка залучена у кримінальному провадженні в якості спеціаліста. В правовій державі, такі заяви повинні бути предметом розгляду уповноважених правоохоронних органів з наданням заявником відповідних доказів на підтвердження своєї заяви про вчинення злочину поліцейськими, а не просто робити публікацію на сторінці в соціальній мережі з метою дискредитації поліцейських. Згаданий фермер, під час його допиту у кримінальному провадженні, категорично заперечив наявність в нього прав на вилучений врожай соняшника, про який йдеться в публікації. Також, на даний час жодна особа не зверталася до суду із заявами про скасування арешту на врожай, як його законний володілець.
Досудове розслідування триває, слідчими встановлюється точна сума заподіяних державі збитків, внаслідок самовільного зайняття земельних ділянок історико-культурного призначення.
Сектор комунікації поліції Черкаської області». 
Странно, почему эта история до сих пор не стала предметом изучения детективов НАБУ или работников ГБР?
***
Пока готовился материал, жители Журженец по секрету сообщили, что в течение последних недель дружная бригада титушек и полицейских точно таким же способом убрала и увезла урожай кукурузы с нескольких таких же «проблемных» полей. Горячая пора. Конвеер.
Автор: Анатолий Сердюк, Черкассы, для «УК»