Бежавший из Крыма ресторатор Орлов: Меня вывезли частным самолетом

Михаила Орлова судили в Ялтинском городском суде по делу о гибели посетителей вечеринки в прибрежном заведении BarFly. После последнего слова ресторатор пропал, 14 февраля приговор – три года колонии общего режима – зачитали без него. Закрытые границы Крыма петербуржец обошел благодаря друзьям. Он планирует получить израильское гражданство и добиться отмены приговора. В помощь ему – статусный адвокат, защищавший Мавроди и Васильеву.

О новом месте жительства Орлов дал знать размещенной в Facebook фотографией из Тель-Авива. На звонок «Фонтанки» он отозвался.

— Михаил, вы дышите воздухом обетованным, а не камерным?

– Мойша. Наверное, теперь так правильнее, – смеясь, ответил Орлов. – Как в некогда моем любимом фильме: «Дырку ты получишь от бублика, а не Шарапова. Он уже тю-тю».

— По вашим словам, сказанным нам 14 февраля через минуту после оглашения приговора, вы находились в ялтинской больнице. Это утверждение тоже было частью легенды?

– Нет-нет. Я действительно лежал в больнице в те дни (месяц назад прошла операция сложная). С утра 14-го отпросился у врача, приехал в суд, выступил с последним словом. Шансы на оправдание имелись мизерные. Вернулся в палату, а на приговор моя адвокат принесла справку о заболевании за подписью главного врача. Когда приговор огласили, я уехал не только из больницы, но и из Ялты.

— На личном транспорте?

– Нет. Мне сообщили, что судья выдал ордер на розыск и задержание. Авиасообщение и паром перекрыли. Перебрался в частную клинику в другом районе Крыма. Через пару дней врачи сказали, что все в порядке, выписали.

— Когда возникла идея бежать?

– Да сразу почти. До трех утра 15 февраля вел переговоры с друзьями, и появилась возможность улететь в Израиль.

— Как же вы границу пересекали?

– Меня вывезли частным самолетом.

— Внешность меняли?

– Не могу пока сказать. Думаю в будущем сделать фильм о своем бегстве.

— Почему Израиль?

– Потому что друзья. И тепло. И мне есть чем заниматься.

— Вы планируете осесть в Тель-Авиве?

– Да. Мне очень нравится здесь. Город современный, красивый, спокойный. Языковой проблемы нет. Я жил в Нью-Йорке, на английском нормально говорю.

— Планируете подавать на гражданство?

– Да. Во мне течет еврейская кровь по материнской линии. Большого желания возвращаться в Россию у меня нет. Мне по-человечески очень противно, что делал для страны много. А сейчас стало невыносимо.

— Вы слышали историю священника Глеба Грозовского? Он бежал от петербургского правосудия в Израиль, просил гражданства, а закончилось экстрадицией и 14-летним приговором в январе 2018-го.

– Не слышал. Мне вот тоже говорят, что я бежал от правосудия. Но это нельзя правосудием назвать. Меня судили второй раз, хотя прокуратура так и не устранила те нарушения, на которые при отмене первого приговора указал Верховный суд Крыма. Я сомневаюсь, что правоохранители вообще будут запускать экстрадицию, с учетом такого количества нарушений. И еще вопрос, как Израиль и тот же Интерпол отнесутся к запросу, инициированному властями полуострова.

Не думаю, что международное сообщество охотно признает легитимность крымского приговора. Ну и само качество обвинения тоже вызывает сомнения, если в прениях помощник прокурора Ялты Наталья Ватрас заявляет: дескать, Орлов алчный человек, приехал в Крым зарабатывать деньги.

— Вы обжаловали приговор?

– Конечно. Сейчас мне помогает еще один адвокат, Александр Молохов.

Молохов в 2010-х работал по нескольким резонансным делам. Защищал, например, основателя «МММ» Сергея Мавроди, юриста Сергея Магнитского, бывшего главу департамента имущества Минобороны Евгению Васильеву.

— Какие виды на Израиль?

– Ресторанные, конечно. За три года я в Ялте сделал больше двадцати дискотек, бургерных, баров. Наверняка буду востребованным и здесь.

— Что успели с собой прихватить?

– Зубную щетку, шорты, шлепанцы и деньги.

— Какую сумму, если не секрет?

– Мои сбережения каждый день растут. Помогают друзья. В основном деньги пересылают из Петербурга. Это и бывшие гости ресторана «Онегин», и партнеры по бизнесу. Надеюсь, сумею их отблагодарить в будущем. В Крыму тоже осталось много друзей. Они до бегства на самолете перевозили меня по полуострову, укрывали, ночлег давали.

— А к ним уже приходили оперативники?

– Спрашивал. Ни к кому не приходили.

— Не возникало мысли подольше подержать в секрете местонахождение?

– Мне хотелось порадовать людей, дать о себе знать. Многие были уверены, что я отправлен в тюрьму. Да и смысла таиться уже нет. Они (правоохранители. – Прим. ред.) не ожидали, что я так буду реагировать. Я произвожу впечатление тихого, придурковатого и застенчивого человека. У меня мышление, может, не юридическое, но творчески думать – дано.

Справка:

Двух посетителей ялтинского BarFly убило током в августе 2014 года. Они нетрезвыми забрались к диджею, не удержались и упали за сцену, где располагался незаземленный софит. Причиной смерти стало поражение электрическим током.

Юридически Орлов не имел отношения к BarFly никакого отношения, но Следственный комитет посчитал, что ресторатор фактически руководил заведением. К уголовной ответственности также был привлечен петербуржец Александр Федоров, исполнявший функции администратора. Он получил два года колонии и был взят в Ялтинском горсуде под стражу после оглашения приговора. Гражданские иски потерпевших к Орлову и Федорову удовлетворены на 6 млн рублей. Оба доказывали, что не имели к электропроводке никакого отношения.

Barfly был оформлен на петербургское ООО «Фрэш». Его учредили бизнесмены Михаил Жарницкий, Сергей Васильев, Александр Галиев и Михаил Чухарев, который одновременно являлся гендиректором.

Михаил Орлов участвовал в создании десятков ресторанов в России и за рубежом. Он разрабатывает концепцию, договаривается с инвесторами, продумывает внешний вид официантов и посуду и прочие имиджевые тонкости.