Бенефициара самарской «Перспективы плюс» Игоря Чекменева проверят на преднамеренное банкротство

Конкурсный управляющий банкротством бенефициара известной региональной инвестиционной компании «Перспектива плюс» и бывший помощник генерального директора Волжского конструкторского бюро ракетно-космической корпорации «Энергия» (ВКБ) Игоря Чекменева Оксана Николаева проведет дополнительный анализ сделок предпринимателя на предмет преднамеренного банкротства. Вместе с тем признаков фиктивного банкротства господина Чекменева арбитражный управляющий не обнаружила. Сам предприниматель объясняет возникновение долгов по независящим от него причинам — обслуживать кредиты помешало уголовное дело о мошенничестве на посту замдиректора ВКБ и домашний арест.

Арбитражный управляющий банкротством Игоря Чекменева Оксана Николаева проведет дополнительную проверку документов по сделкам предпринимателя на наличие признаков преднамеренного банкротства. Соответствующая информация появилась на сайте Единого федерального реестра сведений о банкротстве. Помимо того проведена проверка наличия признаков фиктивного банкротства, подтвердившая их отсутствие. Признать бизнесмена несостоятельным из-за долга 62 млн руб. в феврале потребовал Сбербанк, но Арбитражный суд Самарской области счет требования необоснованным. Следом с аналогичным иском в суд обратился Кошелев‑банк с суммой претензий 8,4 млн руб. В июле суд признал Игоря Чекменева банкротом и ввел в отношении него процедуру реализации имущества. После этого Кошелев‑банк предъявил требования еще на 5 млн руб. В реестр кредиторов также вошел банк «Зенит» (350 тыс. руб.). Получить статус кредитора пытаются Оскар Чепрасов (8,4 млн руб.), Сбербанк (3,6 млн руб.), ВТБ (1,6 млн руб.) и ФНС (211 тыс. руб.).

• Игорь Чекменев — совладелец ООО «ИК „Перспектива плюс“», ООО «Гринланд», ООО «Лесное», ООО «НПФ ТУМ», АО «Оргтехнефтестрой», ООО «Стаунтон‑1», ООО «Фонд-инвест» и ликвидирующегося ООО «Комплекс современных технологий».

Кроме того, согласно данным на сайте Федеральной службы судебных приставов, в отношении господина Чекменева ведется пять исполнительных производств на общую сумму порядка 39 млн руб. Из этих средств более 32 млн руб. в прошлом году солидарно с предпринимателя, ООО «Оргтехнефтестрой» и ООО «Гринланд» взыскал Активкапитал-банк, который в этом году лишился лицензии ЦБ РФ.

В конце октября арбитражный управляющий опубликовала отчет об оценке имущества должника. Пятикомнатная квартира в историческом центре Самары оценена в 8,7 млн руб., маломерное судно — в 2,9 млн руб.

Игорь Чекменев процесс своего банкротства не комментирует, однако, как он ранее отмечал, к проблемам с кредиторами привело уголовное дело, которое сам бизнесмен называет надуманным. В 2017 году господина Чекменева обвинили в мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ) на посту заместителя генерального директора ЗАО «Волжское конструкторское бюро ракетно-космической корпорации „Энергия“» при выполнении государственного заказа по программе «Роскосмоса». Аналогичное обвинение предъявляли Владимиру Рябову и бывшему главному конструктору «Энергии» Михаилу Фирстову. В 2016 году Михаила Фирстова приговорили к двум годам колонии общего режима, Владимира Рябова — к полутора годам в колонии общего режима. Расследование дела в отношении Игоря Чекменева ­продолжается.

По словам юристов, вероятность того, что банкротство признают преднамеренным, существует. Либо могут быть выявлены факты сокрытия имущества перед банкротством.

Как поясняет партнер юридической компании «Сотби» Антон Красников, фиктивное банкротство, которого управляющий не обнаружил, заключается в публичном распространении должником информации о своей несостоятельности, притом что это не соответствует действительности. «В случае с преднамеренным банкротством речь идет об объективном наличии признаков банкротства, возникновение которых обусловлено умышленным совершением действий, приводящих к невозможности исполнения обязательств перед кредиторами», — говорит Антон Красников.

Партнер юридической фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Клеточкин отмечает, что потребность в дополнительной проверке могла возникнуть по формальным причинам. «Сделок с имуществом, возможно, было много, и требуется дополнительное время на их анализ», — считает юрист. Как добавляет управляющий партнер компании «УК Право и Бизнес» Александр Пахомов, если установится факт преднамеренного банкротства, то предпринимателю, в соответствии со ст. 196 УК РФ, может грозить до шести лет лишения свободы.